Пользовательский поиск

Книга Рубиновый сюрприз. Страница 32

Кол-во голосов: 0

— Ты нам поможешь?

— Нет, — Кто-нибудь еще есть рядом?

— Пока не знаю, но все сделано профессионально, — сказал Круз.

— Что убрать?

— Металлический хлам. Затем вы можете сгруппироваться, чтобы помочь тому, кто еще обнаружится.

— Есть повреждения в системах?

— Незначительные, — ответил Круз.

— Что-нибудь еще?

— Передайте своей команде надеть темные костюмы. Событие может обрести официальный характер без всякого предупреждения.

— Черные. Есть.

Закончив разговор с одним агентом, Круз тут же сделал еще несколько звонков.

— Говорит Красный второй. Я бегу босиком, поэтому быстро. Первое: Джульетта, Жасмин, Ель, Машина, Машина, Иней. Второе: Сосна, Виски, Эхо, Ноябрь, Ноябрь. Узнайте, какими данными располагает агентство. И добывайте новые. Он знает, как спрятаться. Если попытаетесь установить с ним личный контакт, наденьте бронежилеты. Он скорее всего догадывается, что за ним охотятся.

Круз оборвал связь. Затем снова набрал несколько номеров и повторил сообщение, добавив, чтобы второй оперативник связался с ФБР.

После этого Круз позвонил в три государственных агентства, в которых мог работать Джемми Свэнн. Список номеров возрастал по мере того, как Круз связывался с различными источниками «Риск лимитед», разбросанными по всему миру.

Находясь за рулем машины, Лорел была словно в оцепенении. Она прислушивалась к каждому слову. Крузу приходилось беседовать на трех языках, кажется, один из которых был русский. Она быстро расшифровала международный радиокод. Джульетта, Жасмин, Ель… имя ее отца произносилось по буквам.

Но не это беспокоило Лорел, поскольку она знала, что искать отца собирался Круз. Ее тревожила непосредственная оценка личности Свэнна, которой заканчивался каждый разговор Круза, ведущийся на английском языке.

Он подозревает, что за ним следят. Наденьте бронежилеты.

Лорел вдруг заинтересовало, все ли современные бронежилеты были черного цвета. Чем больше она думала, тем сильнее начинала в этом сомневаться.

Наконец Круз отложил радиотелефон и достал пакет со льдом, который прихватил с собой из морозильной камеры Лорел. По всей видимости, внутри была заморожена не вода, так как пакет можно было легко согнуть.

— Интересно, есть ли это у Джиллеспи? — прошептал Круз. — Проклятие!

Лорел взглянула на него. Круз обращался не к ней, казалось, он даже не замечал ее присутствия.

Глядя на него, Лорел спрашивала себя, как часто он оказывался в подобной ситуации, когда его, раненного, нет, лишь получившего физическую травму, кто-то вот так же вез на машине в глухой ночи и так же слушал все его телефонные переговоры с тайными агентами международного класса.

Лорел была уверена, что такое случалось с Крузом неоднократно, поскольку успела обратить внимание и на другие шрамы на его теле. Она даже содрогнулась при мысли, что Крузу так часто причиняли боль. Лорел похолодела, когда вдруг представила страдания, которые наверняка предстоят Крузу. Ей сделалось невыносимо тяжело из-за того, что он рисковал своей жизнью ради ее спасения, и в тоже время Лорел вдруг так захотелось ласково погладить этого мужчину по щеке и снова почувствовать тепло его нежного взгляда, как тогда…

«Неужели у моего отца тоже есть шрамы? — спрашивала себя она, вглядываясь в темную, вьющуюся полоску дороги. — Может быть, это было причиной маминого окончательного решения развестись с ним? Вероятно, она просто устала от страха ожидания, что его могут убить в любой момент».

Никто не мог дать Лорел ответы на мучившие ее вопросы. Мать всегда отказывалась разговаривать с ней о Свэнне и вообще затрагивать их супружеские проблемы. В свою очередь, Джемми Свэнн также избегал серьезных разговоров об Ариэль.

На мгновение Лорел перевела свой взгляд с дороги на мужчину, находящегося рядом с ней в полумраке взятого напрокат автомобиля. Он слегка наклонился вперед, словно щадил поврежденные ребра, но выражение его лица было скорее задумчивым, нежели страдальческим.

Лорел сама всегда погружалась в раздумья, когда разрабатывала новый дизайн или трудилась над замысловатой формой очередного металла. Но она никогда не сталкивалась прежде с человеком, обладавшим такой способностью выживать.

Ей хотелось знать, каким был Круз в минуты отдыха. Если он вообще отдыхал. Ведь человек, занимающийся подобным, не имел права быть застигнутым врасплох. Постоянное существование на краю пропасти должно было привить чувство крайней осторожности и осмотрительности, что, наверное, не позволяло Крузу расслабляться. Как и ее отцу.

Круз снова взялся за радиотелефон. Лорел немного знала испанский язык и уловила суть разговора.

Только когда они уже приближались к окраинам Пасо Роблес, Круз наконец откинулся назад. Развалившись на сиденье, он вздохнул от облегчения или просто от усталости.

— Как ваши ребра? — спросила Лорел.

— По-прежнему.

— Может быть, аспирин поможет? У меня есть в сумочке.

— От этого не будет никакого вреда, — ответил Круз. — Вы не могли бы посмотреть, где-то на заднем сиденье лежит бутылка с водой.

Держа руль одной рукой, Лорел повернулась направо в поисках бутылки.

— Спасибо. — Круз взял бутылку с водой, достал из сумочки Лорел аспирин, проглотил сразу несколько таблеток и откинулся назад, уставившись в ночную тьму за окнами автомобиля.

— Подействовало? — тихо спросила Лорел.

— Не так, как после двойного виски, но все равно не плохо.

— Виски? Что ж, я сама люблю вино, особенно коньяк, в конце длительного дня, проведенного сгорбившись над верстаком.

Улыбнувшись, Круз с удовольствием стал наблюдать за тем, как Лорел управляла машиной. Огоньки приборной доски весело играли на ее лице, подчеркивая ее несколько выпуклые скулы и глубокие ямочки на щеках. При тусклом освещении ее руки казались тонкими, даже хрупкими, но руль она держала очень уверенно.

Лорел не пришла в замешательство, заметив на себе изучающий взгляд Круза. Она достаточно мастерски управляла машиной, и хотя ее глаза были прикованы к дороге, в них не чувствовалось нервозности.

— Вы отлично водите машину, — заметил Круз.

— Вы как будто удивлены? — усмехнулась Лорел.

— Большинство женщин отказалось бы вести меня через горы.

— Большинство мужчин сделало бы то же самое, — резко ответила Лорел.

Круз рассмеялся и снова невозмутимо стал изучать Лорел. Это отвлекало его от боли.

— Водить машину тоже научил отец?

— Что значит «тоже»?

— Ну, ведь он был одним из тех, кто учил вас стрелять, верно?

— Да. Но с вождением я справилась сама после нескольких учебных практических занятий. Это было давно.

— Вы учились на гоночных автомобилях?

— Нет, мне просто хотелось хорошо управлять машиной.

— Зачем?

Она метнула взгляд на Круза, в первый раз за все время их разговора оторвавшись от дороги. Практические занятия по вождению машины научили ее вести беседу со своим попутчиком, не глядя на него, правда, таким образом нельзя видеть выражения его лица.

Круз выглядел, как обычно: сосредоточенное суровое, умное лицо.

— Мне нравится все держать под своим контролем, — произнесла Лорел, мгновенно пере ведя взгляд на дорогу.

— А что если бы я сейчас начал настаивать на том, чтобы вы увеличили скорость?

— Все зависит от того, как сильно вы бы настаивали. Мне не нравится ездить на больших скоростях, несмотря на мастерство любого водителя, да и мое тоже. Вот почему я посещала именно тот класс, где обучали умению управлять своими рефлексами, а также выявлять собственные возможности соответственно возможностям машины и дороги.

— Так вы — чудачка, зациклившаяся на самоуправлении? — спросил Круз.

— А вы не такой? — возразила Лорел.

— Я предпочитаю термин «независимый».

— Так называют себя почти все чудаки, зациклившиеся на самоуправлении.

Круз молча указал на левый поворот. Лорел свернула, не спросив, куда они едут.

— Итак, вам нравится независимость, — продолжил Круз, — не является ли это причиной вашего одиночества?

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru