Пользовательский поиск

Книга Рубиновый сюрприз. Страница 22

Кол-во голосов: 0

— Почему вы так думаете? — спросила она.

— Я видел такой же взгляд и прежде.

В его голосе Лорел услышала нотки горечи и смирения, что напомнило ей о матери в те моменты, когда Свэнн в очередной раз покидал семью. «Кем бы этот человек ни был и что бы ни делал, — думала Лорел, — он страдал до глубины души, как и ее мать. Только он оставался живым, продолжая страдать».

Щелчок от установки предохранителя на место потряс его даже сильнее, чем щелчок снятия с предохранителя, который он услышал в гараже. Круз не поверил своим глазам, когда Лорел отвела от него пистолет и направила дулом вниз. Лишь тогда он позволил себе медленно опустить руки.

— Объясните, — начал Круз, — вы ведь только что узнали во мне того виновного перед Богом, хладнокровного негодяя, который убил двоих подростков на глазах фотожурналистки, и в то же время вы больше не направляете на меня свой пистолет.

Лорел взглянула на оружие, как бы сама удивляясь, что оно опущено.

— Это давняя история, — ответила она, — и те двое не были подростками.

— Прошло всего пять лет, одному из них было девятнадцать.

Нахмурив брови, Лорел пыталась понять, почему она инстинктивно решила, что Круз не мог причинить ей вред. Все, что она вспомнила о том инциденте, происшедшем возле консульства Южной Африки в Лос-Анжелесе, так это то, что двоих молодых темнокожих расстрелял один белый агент ФБР. Этот случай взбудоражил весь город: беспорядки, грабежи, стрельба и передовые статьи об очередной конфронтации общества с темнокожими гражданами.

Однако Лорел отчетливо вспомнила и другое. Фотографию, ставшую символом зла, творившегося в последнюю четверть двадцатого столетия. В момент полнейшего беспорядка, после того как темнокожие уже лежали мертвыми на асфальте, некой фотожурналистке удалось сделать леденящий сердце снимок — запечатлеть меткого стрелка ФБР, убившего этих двоих. Большинство людей, глядя на фото в газете, видели в нем убийцу, хладнокровного, жестокого, бесчеловечного.

Фотография получила Пультцеровскую премию. Ее публиковали снова и снова. Политики и журналисты, демагоги и общественные критики, каждый в этом снимке находил что-то для своих личных целей. В черном жилете и в черном служебном головном уборе, Круз Рован стал образом беспощадного робота, выполнявшего задания правительства, палача со снайперской винтовкой и двумя засечками на ее стволе.

Три расследования, проводимых конгрессом, не помогли изменить этот образ в глазах общественности, несмотря на то что против Круза Рована не было выдвинуто ни одного обвинения.

Глядя в лицо снайпера через пять лет, Лорел видела в нем все того же мрачного и хладнокровного человека. Но не жестокого. Он казался суровым, возможно, даже опасным, но не бесчеловечным.

— В вас есть многое из того, что не заметил глаз камеры, — спокойно произнесла Лорел.

Круз был настолько ошеломлен, что не мог говорить. Он снова поймал ее взгляд на своей левой руке.

— Это случилось тогда, возле консульства? — спросила Лорел.

Несколько секунд у Круза было такое же выражение лица, как и на том знаменитом снимке.

— Извините, — тут же спохватилась она. — Это меня не касается.

Черты его лица снова смягчились.

— Я думал, что уже выслушал и ответил на все вопросы по поводу того инцидента. Однако никто не задавал мне подобного вопроса. Если бы у нас с вами было больше свободного времени, я бы обязательно ответил вам. Но мы им не располагаем.

Лорел в замешательстве взглянула на Круза. Сейчас он был менее напряженным и более спокойным, и главное — не таким уверенным в себе.

Не удержавшись, она все-таки снова поинтересовалась:

— Вы все еще служите в ФБР?

— Вы же читаете газеты, — язвительно ответил Круз.

— Ну и что?

— Я уволился в середине третьего слушания конгресса, начавшегося после того как пресса обрушилась на меня за так называемую «симпатию к правительству Южной Африки». — Последние слова он произнес на одном дыхании, как глупый политический лозунг.

— Должно быть, я пропустила эту часть.

— Вы были из числа немногих в Америке, кто это сделал. Я бросил свой значок на стол свидетеля и передал начальнику все еще заряженное служебное оружие.

Лорел, наверное, улыбнулась бы, если бы не выражение грусти и боли на лице Круза.

— В ту ночь это транслировалось по всем телевизионным каналам, — добавил он. — Конечно, мои слова несколько искажались. Правда была слишком грубой для нежного слуха политиков.

— Итак, вы не государственный служащий.

— Нет. Я работаю в частной компании «Риск лимитед».

У Лорел появилась искорка надежды.

— Если вы не агент ФБР, тогда что вам здесь нужно?

— Как я уже сказал, мне нужно найти пасхальное яйцо. У вас его случайно нет?

— Не понимаю, о чем вы говорите, — напряженно вымолвила Лорел.

Круз зло усмехнулся:

— Дорогая, вы не умеете лгать.

— Вам следует поверить, что у меня нет ни одного паршивого пасхального яйца.

Улыбка исчезла с его лица.

— Сегодня днем вы расписались за посылку, — быстро произнес Круз. — А в вашем контейнере для мусора я нашел транспортную накладную. Между прочим, вам следовало бы ее сжечь.

— Думаю, я не очень похожа на проходимку, — спокойно ответила Лорел. — Я не могу лгать. Не могу в вас стрелять. Даже не могу опровергнуть собранную вами информацию.

Она положила пистолет на верстак.

Не отводя взгляда от ее необычных золотистых глаз, Круз взял ее оружие и достал полный магазин патронов.

Лорел ждала, что будет дальше. Подсознательно, интуитивно она доверяла ему. И если это ее ошибка, то очень скоро Лорел об этом узнает.

Круз осмотрел блестящие, с медными головками патроны, находившиеся в магазине и отложил их в сторону.

— Отличное оружие, — сказал он. — Модель «Кольт-19-П-А». Оно легче в обращении, особенно для женских ручек. — Он положил пистолет на стол возле магазина. — Модное стреляющее железо для дамы-ювелира, не умеющей лгать. А может быть, этот пистолет принадлежит вашему любовнику?

Лорел почувствовала раздражение от подобного предположения.

— У меня нет любовника.

В этот момент она поняла, что допустила промах. Свэнн часто предупреждал, как косвенными вопросами люди могли получить информацию о нем.

— Тогда чье же это оружие? — небрежно спросил Круз. — Вы достаточно умело обращаетесь с ним, видно, что с вами поработал профессионал, заботящийся о вас.

— Я сама могу о себе позаботиться. У меня хорошие руки, — спокойно возразила Лорел.

Круз взглянул на разложенные на ее рабочем столе дорогостоящие инструменты и заметил:

— Должно быть, это так. Немного найдется женщин, которые могут себе позволить ради хобби приобрести подобные вещи.

— Я очень рада, что могу и без пасхальных яиц оплатить свои счета.

— Вы уже расплавили яйцо?

Лорел бросила на Круза холодный взгляд и ничего не ответила.

— Я не верю, что вы могли бы так поступить, — тихо добавил он. — Не в вашем это стиле. — Круз достал из кармана пиджака фотографию «Рубинового сюрприза». — Это яйцо стоит гораздо больше в нерасплавленном виде, правда?

Лорел пожала плечами.

— Вы ведь не способны испортить бесценное произведение искусства за горсть русских алмазов и кусков золота.

Лорел охватила дрожь. За несколько минут Круз Рован узнал о ней больше, чем ее собственный отец за всю жизнь.

— Вы думаете это не подделка? — спросил он. Его вопрос прозвучал как бы между прочим.

Прежде чем Лорел осознала свою ошибку, она уже начала отвечать. И снова мурашки пробежали по спине.

Круз действовал профессионально. Даже слишком. Из-за того, что он внушал ей доверие, труднее было защищать отца.

Глядя на выразительное лицо Лорел, Круз улыбался с оттенком грусти.

— Вам не следует играть в подобную игру, — сказал он. — Вы для этого не годитесь. Только скажите, где находится яйцо, и мы забудем, что вы когда-либо его видели:

22
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru