Пользовательский поиск

Книга Рубиновый сюрприз. Страница 17

Кол-во голосов: 0

— Помолчи чуть-чуть, — злобно произнесла она. — Мне нужно успокоиться и сосредоточиться, чтобы сделать то, что я собираюсь.

— Извини, — сказал Свэнн. — Я не думал, что ты все так тяжело воспримешь. Мне не стоило возвращаться. Никогда.

— Все в порядке, отец. Если получится, я помогу тебе. Господь знает, сколько хорошего ты сделал для меня, особенно после смерти мамы.

От воспоминаний о жене в глазах Свэнна появилась горькая печаль, которую он не мог скрыть.

— Ты и Ариэль — это лучшее, что у меня когда-либо было в этой проклятой жизни, — ответил он.

— Мы обе любили тебя. И я продолжаю любить. В конце концов это главное, отец, что ты должен помнить.

— Ты меня все еще любишь?

— Да.

Лорел не в силах была видеть эту грустную улыбку.

Она направилась к верстаку, положила на него кожаную сумку и открыла ее. Внутри находились несколько тоже обшитых кожей коробочек и полированный портативный компьютер. Лорел достала, одну из коробочек. Она состояла из двух отделений. Одно было заполнено листами бумаги, сложенными в виде прямоугольных пакетиков и выстроенных в ряд, словно картотечные карты. В таких небольших, в два раза меньше ладони, пакетиках ювелиры традиционно хранят драгоценные камни.

Во втором отделении коробочки лежали различные инструменты. Наиболее привлекали внимание остроконечные инструменты красивой машинной выработки, зонды, щупы, напильники и зажимные приспособления. Все они аккуратно хранились в специальных кожаных футлярах.

Свэнн подошел поближе и, увидев, в каком порядке дочь хранила рабочие инструменты, от восхищения присвистнул.

— Может быть, ты кое-что забрала у меня, — сказал Свэнн. — Некоторые из этих инструментов, по-моему, я носил с собой. Хотя мои не были такими красивыми.

— Ты делал ювелирные изделия? — удивилась Лорел.

— Нет. Я изготовлял бомбы и таймеры, но использовал те же остроконечные инструменты и щупы.

От подобного откровения по спине Лорел пробежали мурашки. Сдерживая озноб, она взяла дентальный щуп и склонилась над драгоценным яйцом.

В течение некоторого времени ее внимание было сконцентрировано лишь на том, чтобы достать спрятанный в яйце секрет. Вскоре она оставила в покое украшавшие яйцо драгоценные камни и принялась внимательно осматривать сеть из золотой проволоки, в которой мог скрываться механизм.

Все усилия были напрасными.

Разочарованная, Лорел переключила свое внимание непосредственно на твердую золотую филигрань. Она была великолепно выполнена и настолько искусно спаяна, что Лорел не смогла разглядеть ни одного соединения, то есть ничего такого, с помощью чего можно было бы открыть яйцо, не повредив его.

Лорел, нахмурившись, выпрямилась.

— Безрезультатно? — нетерпеливо спросил Свэнн.

— Пока да, — призналась она.

— Ну что ж, надо действовать моим способом, — сказал Свэнн пытаясь взять яйцо.

— Нет! Дай мне еще несколько минут. Уверена, ты можешь немного потерпеть, чтобы не портить такую красоту.

— Хорошо. Но только несколько минут, Лори. Дорога каждая секунда.

Лорел снова склонилась над яйцом.

Свэннов ожидании наблюдал за дочерью. Он видел свое отражение в том, как Лорел хмурилась, отчего образовывались маленькие складочки между ее темными бровями. Не в первый раз он спрашивал себя, как сложилась бы его жизнь, если бы он никуда не уезжал, а мир не был бы таким жестоким.

Только время бежит своим чередом.

— Суть яйца заключается в сюрпризе, верно? — пробормотала Лорел.

— Я никогда не разбирался в искусстве.

— Следовательно, механизм должен легко срабатывать. Да, он спрятан, но думаю, таким образом, чтобы его можно было легко найти.

Лорел зажала яйцо в правой руке, словно это был подарок, который она только что получила. Один ее палец естественным образом коснулся замысловатого узла филиграни. Хотя таких узлов было несколько, только один располагался именно в том месте, чтобы до него мог дотянуться каждый человек, взявший яйцо в правую руку.

Одна проволочка филиграни слегка приподнялась.

— О ты был умным придворным! — прошептала Лорел, обращаясь к давно уже умершему мастеру. — Спрятать механизм так искусно, чтобы найдя испытать чувство победы, и в то же время так, чтобы твой господин или хозяин не слишком долго утруждал себя в поисках.

— Ты нашла? — с нетерпением спросил Свэнн.

— По-моему, да.

Свэнн потянулся за яйцом.

— Подожди, — сказала Лорел, я хочу тебя предупредить, что механизм очень хрупкий.

Она нежно нажала на приподнятую филигрань, пытаясь разными способами осторожно развязать золотую проволоку. Раздался металлический звук движения скрытого механизма, и украшенная драгоценными камнями скорлупа с неожиданной легкостью разделилась на две половины. Спрятанный внутри механизм тут же выдвинул наверх красный драгоценный камень размером с птичье яйцо.

— Господи, — прошептала Лорел, потрясенная размером камня.

Он был темно-красный, с большими плоскими и ровными гранями. Камень словно горел и, наверное, поэтому внушал страх.

— Вот почему его называют «Рубиновый сюрприз», — произнес Свен. Лорел почти не слышала, что говорил отец. Она была полностью поглощена камнем. Его цвет был настолько темным, что было странно сравнивать его с цветом голубиной крови, с которой обычно сравнивают рубин. Однако сам по себе камень не имел недостатков.

— Я никогда не видела ничего подобного, — сказала Лорел, — Посмотри, он весь переливается. Наверное, царский портрет должен был быть высечен на одной из этих граней. Только цвет немного выходит за рамки стандарта. Этот рубин слишком темный.

— Как только что запекшаяся кровь, — вымолвил Свэнн.

Лорел уже в течение многих лет пользовалась термином «голубиная кровь», поэтому не придала значения отцовскому сравнению. Наконец она оторвала взгляд от гипнотического камня.

Внутренняя нижняя часть яйца представляла собой запутанную, асимметричную решетку, сделанную из серебряной и золотой проволоки, а также кусочков, напоминающих чистый хрусталь. Если внутри яйца и были еще другие драгоценности, то они не сразу бросались в глаза.

Раздался ритмичный писк, и погруженная в изучение яйца Лорел вздрогнула.

Свэнн приподнял свою широкую рубашку и дотронулся до пейджера, прикрепленного к ремню. Лорел снова увидела пистолет. Черный, смертоносный, но удивительно красивой формы — практичное произведение искусства для практичного мужчины.

Взглянув на дисплей пейджера; Свэнн кивнул, словно ожидал увидеть именно этот номер.

— Вон там, — указала Лорел на телефон в другом конце комнаты.

По его выражению Лорел не могла догадаться, радовался он, злился или оставался равнодушным к тому, что им помешали.

— Это меня, — крикнул Свэнн, подняв трубку. — Что случилось? Что он сказал?

Глядя на говорившего по телефону отца, Лорел чувствовала, как существующая между ними пропасть с каждой секундой становится все больше. В этом человеке уже ничего не напоминало заботливого отца или мужчину, продолжавшего тосковать по любимой женщине, умершей семь лет тому назад.

Свэнн снова превратился в того, кем сделала его жизнь, которую он выбрал сам.

Я разделяю свою участь.

— Тогда сильнее сдавите его голову, — отчетливо произнес Свэнн. — Жмите ее до тех пор, пока мозги не вылезут. Он изменит свое мнение. — Свэнн зловеще улыбнулся, а его глаза стали совсем узкими. — Давите мозги крепче, — грубо повторил он. — Я направляюсь к югу. Увидимся через несколько часов.

Повесив трубку, он долго смотрел на телефон, словно принимая какое-то решение.

— Тебе еще что-нибудь нужно от меня? — спросила Лорел хриплым голосом, потому что в горле у нее пересохло.

В течение некоторого времени Свэнн пристально изучал дочь. Постепенно его ужасное, пугающее выражение лица сменилось унылой серой тоской.

— Мне нужно на несколько минут остаться одному, — тихо вымолвил он. . — Я… я должен звонить а затем возьму яйцо и уйду .

17
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru