Пользовательский поиск

Книга Рубиновый сюрприз. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

Эпилог

В кабинете Кассандры Редпэт Лорел внимательно огляделась вокруг. Вот уже месяц она не была в Карру. Здесь все по-прежнему оставалось на своих местах. Кабинет так же был завален редкими научными книгами и рукописями. Солнце пустыни продолжало испепелять все вокруг.

Лорел до сих пор не могла понять, почему ее так влекло к Крузу Ровану — как ни к кому другому больше. К великому сожалению этого нельзя было сказать о Крузе.

Однако жизнь непредсказуема.

— Мисс Свэнн, — приветствовала ее Редпэт, грациозно вставая из-за письменного стола, — очень мило с вашей стороны навестить нас.

Улыбка на лице Лорел была скорее горькой, чем радостной.

— Я не могла не принять вашего приглашения, мадам посол. Очень любопытно узнать, как вся эта история закончилась.

Лорел умолчала о том, что больше всего ей не терпелось увидеть Круза Рована, пусть даже на минуту. Ей хотелось спросить у него, вспоминал ли он тот скрывающийся в каньоне пруд, в котором они предавались наслаждению. Ей хотелось знать, понял ли Круз, в чем заключалось мучительное различие между уединением и одиночеством.

Лорел сомневалась, что он положительно ответил бы на все эти вопросы, и все-таки ей необходимо было знать. Может быть, тогда она перестала бы постоянно видеть его лицо, постоянно слышать его голос, забыла бы, что такое быть с мужчиной, благодаря которому ощутила себя настоящей женщиной.

Частично Лорел уже получила ответы. Круза не оказалось в самолете, который прилетел специально за ней, чтобы привезти в Карру. Он также не встречал ее у трапа. Лорел даже не знала, находится ли он в настоящее время в Карру.

Это означало, что Круз не скучал по ней так, как тосковала она. «Возможно, сейчас его нет в городке, потому что он занят спасением жизни другой женщины, — подумала Лорел, — он так же защитит ее от смерти, а потом ни слова не говоря исчезнет».

— Пожалуйста, присаживайтесь, — ласково произнесла Редпэт. — Вы выглядите… иначе.

Лорел знала, что Кассандра была слишком тактичной женщиной, чтобы сказать правду. Лорел действительно изменилась: казалась серьезнее, более сдержанной, осторожной. Она стала очень похожа на своего отца.

— Я изменилась, — ответила Лорел, — ведь столько всего произошло.

— Это можно сказать и обо всех нас, — тихо заметила Редпэт.

— Простите, что?

— Не важно. Пожалуйста, садитесь, Лорел. У меня такое впечатление, что вы собираетесь насовсем покинуть нас.

Улыбка Лорел, как и ее взгляд, была холодной. Но она все-таки села в кресло.

— А вот вы, Кассандра, абсолютно не изменились. Очевидно, вы нашли свою точку опоры в земном круговороте.

— Это не только моя точка опоры.

— Ну да, конечно. Как, кстати, поживает старший сержант? Все так же неотразим?

— О да, — улыбнулась Редпэт. — Не желаете что-нибудь выпить?

— Нет, спасибо. Когда я получила ваше приглашение, то долго думала, принимать ли его. Теперь я точно знаю, что совершила ошибку, приехав сюда. Чем быстрее я покину Карру, тем будет лучше.

— Почему?

— Не притворяйтесь, что ничего не понимаете. Я тоже изучила вас. Лучше расскажите, что случилось после того, как Круз отвез меня в больницу к отцу. «И оставил меня там, — с горечью подумала Лорел, — не сказав ни слова, не взглянув и даже не пожав руки».

— Круз должен был вас проинформировать.

— Должен был, но не сделал этого. Я надеялась что-нибудь вычитать в газетах, но так ничего и не нашла, кроме каких-то мелочей.

— Каких именно?

— В «Лос-Анджелес таймс» была опубликована статья об Алексее Новикове и Георгии Гапане, на которых напали в Голливуде. В результате одна сломанная рука и два сильных сотрясения мозга.

— Считайте, им повезло, что они отделались только этим, — вежливо заметила Редпэт. — В наши дни городские улицы стали такими опасными!

— Еще я видела в одной газете фотографию пустой шкатулки, в которой должен был храниться «Рубиновый сюрприз». Его собирались показать на выставке в музее Хадсона.

— Я так и не посетила эту выставку, — тихо заметила Редпэт.

— Значит, вы не знаете, что яйцо получило повреждение при перевозке из Токио, — сухо продолжила Лорел. — Во время починки было обнаружено, что это, вероятно, подделка, а не работа Фаберже, поэтому его и решили не выставлять.

— Печально. Остается лишь удивляться тому, что происходит в мире.

— Интересно, а что произошло с Дэмоном Хадсоном и этой…

— Клэр Тод? Боюсь, у мистера Хадсона резко ухудшилось здоровье, — сказала Редпэт, — хотя в его возрасте это естественно.

— В его возрасте? Да он выглядит так же, как мой отец.

— Он проходил нелегальный курс лечения по омолаживанию. Какое-то время это помогало. Но затем у него появилась аллергия на лекарства.

— Когда это произошло?

— Месяц назад.

— Удивительно! Какое совпадение.

Редпэт издала какой-то звук, напоминающий мурлыканье.

— Доктора изумлены тем, что происходит сейчас с Хадсоном. Его тело стареет буквально на глазах, подобно спичке, которую поглощает невидимое пламя. Они ожидают вскоре завершения процесса.

— Завершения?

— Я имею в виду смерть.

— Понимаю, — вздохнула Лорел. — А что стало с той, которая отравила моего отца?

— Ах да, сексуальная мисс Тод Редпэт взглянула на настенные часы, показывающие время во всех уголках планеты. Эти часы являлись одной из немногих современных вещей, которые находились в офисе Кассандры Редпэт.

— Мы считаем, что она из светлой полосы своей жизни переходит в темную.

Лорел посмотрела на светящуюся линию на часах, разделяющую день и ночь. Линия медленно ползла вдоль европейской части с Востока на Запад.

— Я не понимаю, — сказала Лорел.

— Некто в отместку опубликовал полное досье на мисс Тод, в котором собраны материалы о ее деятельности как подпольного агента иностранного государства…

— Она — шпион? — прервала Лорел.

— Да. Это досье было напечатано во всех крупных газетах мира. Могу сказать, что переводы замечательны.

Лорел оглядела многочисленные полки, заставленные книгами на всех основных языках мира. Она не сомневалась, где и кем были переведены тончайшие подробности о карьере Клэр Тод.

— Я очень благодарна тому, кто это сделал, — сказала Лорел. — Жаль, что Тод не попробовала на себе того курса лечения.

— Возможно. А возможно, и нет. С годами начинаешь осознавать, что на свете есть вещи и пострашнее, чем смерть.

— Например?

— Например, всю свою оставшуюся жизнь питаться кусочками льда в сибирском лагере, — ответила Редпэт.

Лорел тут же взглянула на карту. Светящаяся, золотисто-оранжевая линия двигалась дальше, оставляя Сибирь в зоне иссиня-черной ночи.

— Что вы с ней сделали?

— Алексей слегка подсуетился для нас, А идея принадлежала твоему отцу.

— Отцу? — удивилась Лорел. — Я ничего не знала. Впрочем, я так мало знаю о нем.

— Ему было известно о Клэр все, точнее, то, чего она больше всего боится.

— Он поступил с ней более великодушно, чем сделала бы я, — решительно заявила Лорел. — Я бы поставила эту дьяволицу к стенке за то, что она пыталась убить отца.

— Вообще-то Свэнн собирался убить ее за то, что она хотела расправиться с тобой, — как бы между прочим сказала Редпэт. — Но я указала на ограниченность такого подхода. Огласка, с одной стороны, и тюремная решетка, с другой, — вот самое страшное наказание для Клэр Тод. В конце концов Свэнн согласился.

— Вам удалось убедить моего отца? Но каким образом?

— Я просто попросила его обрисовать предначертанное для Клэр Тод место в преисподней ада. Он сделал это, а мистер Гапан выяснил точно, где оно находится, и помог ей туда отправиться.

Лорел боялась спросить, но любопытство одержало победу:

— И какое же это место?

— Пожизненное заключение там, где вечная мерзлота, а тюремные камеры отапливаются тем, что сжигается навоз, перемешанный с соломой, и где все обитатели поголовно педерасты.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru