Пользовательский поиск

Книга Рубиновый сюрприз. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

— Я наводил справки в Департаменте по общественным связям, — сказал Кэхилл. — Там намекнули, что вы можете не сотрудничать с теми журналистами, которые, по вашему мнению, враждебно настроены по отношению к вам.

Хадсон почувствовал облегчение. Наиболее известные люди действительно предпочитают избегать представителей прессы, если, конечно, им не о чем заявить публично.

— Но «Таймс» сообщил им, что одобряет все, что Клэр Тод собирается написать, и не важно, будет ли на то ваше разрешение или нет.

Брови Хадсона поднялись, подобно изящным серебряным крыльям. Да, кем бы ни была эта Клэр Тод, ее, безусловно, высоко ценили в «Нью-Йорк тайме». Что касалось самого Хадсона, то он давно поделил журналистов на две категории: льстецов и любителей сенсационных разоблачений. Он пользовался услугами первых и боялся вторых.

К сожалению, никто не был абсолютно уверен, какие журналисты соберутся на открытие музея.

— Как она выглядит? — спросил Хадсон.

— Наполовину белая, наполовину азиатка, наполовину чернокожая и на Двести процентов цепкая.

Хадсон внимательно посмотрел на Кэхилла, заметив его взгляд хищника, увидевшего добычу. Рассказ о Клэр Тод явно привел того в возбуждение.

— Приведи ко мне мисс Тод, — равнодушным голосом произнес Хадсон.

Не прошло и минуты, как в дверь раздался сильный стук.

— Войдите, — четко сказал Хадсон. Несмотря на множество любовных связей за всю свою долгую жизнь, Хадсон редко встречал женщин такой красоты, как Клэр Тод. И главное — никто не казался настолько уверенной в своей сексуальной привлекательности. Хадсону почудилось, что ковер под ногами журналистки вот-вот должен воспламениться.

Ростом в шесть футов: очень гибкая и по тому, как легко держала тяжелую спортивную сумку, Клэр была и физически вынослива. Пышная грудь выпирала из-под черной шелковой кофточки, верхние пуговицы которой были расстегнуты. От взгляда Хадсона не ускользнул даже еле видневшийся кремовый, кружевной бюстгальтер. Короткая юбочка обтягивала упругие выпуклые ягодицы. Широкий ремень опоясывал осиную талию.

С чувством удовольствия и тревоги Хадсон вдруг понял, что стоящая перед ним женщина довела его до состояния полного возбуждения. — Так, так, — прошептал он, медленно поднимаясь с кресла не только для того, чтобы скрыть признаки своего возбуждения, но и ради соблюдения приличия.

Клэр Тод оглядела уникальную мебель. Ее взгляд упал на китайскую живопись, будто сошедшую со стен императорской спальни. Чуть улыбнувшись, она сравнила увиденное со своим опытом и сказала:

— Лучше, когда ты совсем ни к чему не привязан.

Ее голос казался прокуренно-хриплым, приводящим в трепет.

— В большинстве случаев — да, — согласился Хадсон. — Присаживайтесь, мисс Тод. Извините, что не могу собраться с мыслями: подчиненные не успели предупредить меня.

— Что я темнокожая?

Хадсон медленно покачал головой и, не скрывая своего интереса, рассматривал Тод, словно она была одним из произведений искусства, которое миллионер собирался приобрести для своего музея.

— Да, вы темнокожая, — произнес Хадсон. — Вы — азиатка. В вас есть что-то от кавказской национальности. И в то же время вы подобны Еве. Никогда прежде мне не доводилось встречать таких сексуальных женщин, как вы.

— Я польщена. — На лице Тод появилась улыбка, холодная, как серебряная пряжка на ее рёмне. — Но за дверью вас ожидают две потрясающие девочки.

С этими словами она откровенно оглядела Хадсона, оценивая его возможности. Подбирая о нем материалы, Клэр узнала, что, несмотря на свой преклонный возраст, это был чрезвычайно агрессивный в сексуальном плане мужчина. Однако эта красивая и уверенная в себе женщина не догадывалась, что ему невыносимо тяжело даже смотреть, как она приближается к нему.

— Мы могли бы на время отложить нашу встречу, — предложила Тод, — дать возможность проституткам разрешить вашу маленькую проблему. А может быть, не такую уж и маленькую?

Ее понимающая и одобряющая улыбка мешала Хадсону сосредоточиться на чем-то ином, кроме как скорейшем удовлетворении своих мужских потребностей.

— Проститутки? Вы имеете в виду моих временных секретарш?

— Все в порядке, я ничего не имею против. Это их работа. — Тод тихо засмеялась. — То, что вам постоянно нужен секс, знают все ваши знакомые и даже почти все незнакомые. В медицине это называется сатириазисом.

— Этот термин выдумали завистливые мужчины.

— Возможно. Я тоже не раз думала об этом.

— Мир полон женщин, желающих секса, — сказал Хадсон. — Но далеко не все они настолько привлекательны, чтобы во время физической близости доставляло наслаждение еще и любоваться их красотой.

Улыбнувшись ему кокетливо и несколько двусмысленно, Клэр спросила:

— Вероятно, они были бы более привлекательными, если бы меньше хотели секса?

— Возможно, мы узнаем об этом, не так ли? — тоже улыбнувшись, ответил Хадсон. — Не желаете что-нибудь выпить?

— От шампанского я не отказалась бы, если у вас есть.

— Разумеется.

Из заполненного до отказа холодильника Хадсон достал бутылку «Ля Гранд Дам» и, мастерски откупорив ее, разлил вино по бокалам. Тод изумленно приподняла красиво очерченные брови.

— Вы оказываете мне честь, — сказала она. — Я слышала, вы редко пьете алкогольные напитки. Вероятно, сказывается возраст? А может быть, не в порядке с обменом веществ или боитесь сделаться импотентом?

Но ее острые коготки Хадсону были только приятны. С каждым вылетающим из ее прекрасного ротика словом он узнавал эту женщину все больше и больше.

— Вы очень хорошо осведомлены, — признался он.

— Даже не представляете, насколько хорошо, мистер Хадсон, — ответила Тод.

От ее загадочной улыбки ему сделалось не по себе: он точно знал, что сейчас речь идет не о сексе.

— Я обладаю необычайно полным досье на вас, — продолжала Тод и слегка чокнулась с ним. Придвинувшись совсем близко и заглядывая Хадсону в глаза, она прошептала:

— И я собираюсь опубликовать каждое слово из вашего досье, если, конечно, вы не назовете мне сногсшибательную причину, по которой этого делать не следует.

Глава 4

Все-таки с трудом добившись от Новикова признания, почему он обратился за помощью именно в «Риск лимитед», Редпэт, смягчившись, решила обсудить детали предстоящего дела в своем офисе. Вместе с Крузом и Джиллеспи она уже привыкла к изнуряющей жаре пустыни, но у русских стал, по ее мнению, нездоровый цвет кожи: Гапан не проронил ни слова, хотя было видно, как действовало на него палящее солнце.

Все пятеро расположились в подземном помещении, находящемся в самом конце комплекса «Риск лимитед». Из офиса Редпэт проложен туннель, ведущий внутрь холма, где всегда поддерживался прохладный воздух.

Редпэт незаметно распорядилась, чтобы Джиллеспи принес холодные напитки. Крузу было приятно и немного смешно наблюдать, как этот темнокожий гигант изящно подносил лимонад.

Круз хорошо знал о мастерстве Джиллеспи наносить телесные повреждения: каждый день в течение всего года он учил Круза все новым и новым способам убивать людей. Вот почему в данный момент ученик старательно скрывал свою усмешку, видя, как Джиллеспи предлагает каждому тарелочку с имбирными пряниками собственного приготовления.

В этом огромном сержанте текла смешанная кровь. Стойкий боец, превосходный повар и вообще умный человек, Джиллеспи гордился тем, что его предками были шотландцы и выходцы из африканского племени зулу.

В отличие от Круза Редпэт никогда не скрывала своих эмоций от Джиллеспи. Они любили вечерами играть с ним в шахматы или просто вести дружескую беседу. Будучи телохранителем, тактиком и доверенным лицом Редпэт, Джиллеспи проявил добрый, почти мягкий характер своей натуры. Он также отлично справлялся с ролью слуги, хотя Круз чувствовал, что вместо пряников тот с удовольствием подал бы Новикову цианистый калий.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru