Пользовательский поиск

Книга Родники любви. Содержание - Глава 24

Кол-во голосов: 0

– Дрэйк! – Она остолбенела. Подойдя к ней, он швырнул шляпу на землю и взял ее за плечи.

– Черт возьми, что ты творишь?

Какое-то время она не могла говорить, а лишь смотрела на него, на покрывавшую его лицо щетину. Весь в пыли, карие глаза гневно сверкают. Он и сейчас был красив, а она по-прежнему на него злилась.

– Я просто направляюсь к Семистам Родникам, и если ты будешь так любезен и отойдешь в сторону, я поеду дальше.

– Что? – Он стиснул зубы.

– По-моему ты меня слышал. Так ты отойдешь с дороги? – Она вздернула подбородок, показывая, что запугать ее не удастся.

– Как бы не так! Я вернулся домой, а Шарлотта мне говорит, что ты уехала туда, где тебя съедят волки, покусают змеи, поймают разбойники или…

– Все это я тоже слышала. Но ведь ты знаешь Шарлотту…

– Шарлотта права, но ты слишком упряма, чтобы это признать.

– Права? Неужто? По-моему, я сейчас стою перед тобой, и со мной все в полном порядке. Пока ты не появился, все было хорошо.

– Селена! – Он ее встряхнул. – Ты что, не могла подождать?

– Я ждала. Как это уже много раз было. Если уж я здесь, то хочу посмотреть Техас. Но у тебя нет времени, и поэтому я поехала одна. – Она понимала, что все это – ребячество, но ничего не могла с собой поделать.

Он сбросил ее шляпу, и она повисла на спине. Потом прижал ее к себе.

От него пахло пылью, скотом и кожей. У нее на глазах появились слезы. Все равно, чем от него пахнет, какой он. На всем свете не было ничего ценного, чем его объятия. И она прокляла свои любовные снадобья.

Немного ослабив объятия, он заглянул в ее зеленые глаза.

– Прости. Я очень хотел, чтобы ты приехала ко мне, и сейчас хочу, чтобы ты была здесь. Но постоянно что-то случается. Теперь вот объявился кто-то. Он крадет чужой скот или убивает его, чтобы продать мясо. Такого в наших краях не было уже давно.

– Ты тоже меня прости. Я знаю, что у тебя много работы. Но знаешь, Дрэйк, я не могу сидеть сложа руки и ждать тебя. Я так не привыкла.

– Ты по-прежнему нужна Джой Мари.

– Да, но не все время.

Он провел рукой по ее волосам.

– Поедем к родникам. Сейчас я могу оставить свои дела. – Ее сердце учащенно забилось. Они уже очень давно не оставались наедине. Ей даже стало казаться, что он больше ее не хочет. Может быть, так оно и есть. А может, он просто очень устал и решил немного отдохнуть.

– А на ранчо не станут волноваться?

– Шарлотта скажет, куда мы поехали.

– А Джой Мари?

– Она поймет.

– Не знаю, можно ли ее оставлять одну на всю ночь.

Дрэйк нахмурился.

. – Ты хочешь сказать, что возвращаешься? – Он отошел от нее. – Ты больше не хочешь, чтобы я к тебе прикасался?

Подойдя к нему, она дотронулась до его спины.

– Сейчас я думаю не о нас. Я беспокоюсь за Джой Мари.

Дрэйк повернулся, обнял и прижал к себе.

– Ей уже лучше. И ночь, проведенная в одиночестве, пойдет ей на пользу. К тому же. Селена, это нужно нам. Черт возьми, если кто-нибудь будет этим недоволен, я быстро его успокою.

Она подняла бровь.

– Если хочешь знать, я просто бешусь от того, что не могу к тебе прикоснуться. Я должен думать о твоей репутации и дома стараюсь держаться от тебя подальше. Я постоянно нахожу какую-нибудь работу на ранчо, когда на самом деле мне хочется все это бросить и сбежать с тобой куда глаза глядят.

– Правда? – У нее перехватило дыхание. – И сегодня тоже?

– Прости, что я так заботился о твоей репутации. – Он поднял ей голову, прикоснувшись пальцами к подбородку, и нежно поцеловал ее в губы. Их обоих бросило в жар. Он покачал головой. – Поехали. А то мы никогда не сдвинемся с этого места.

Глава 24

Когда они добрались до реки Южная Лана, солнце уже клонилось к западу. Она подумала, что сама вряд ли нашла бы Семьсот Родников. А если бы и нашла, то не успела бы засветло вернуться на ранчо.

Они ехали очень долго, и путешествие ей надоело. Она не привыкла проводить в седле столько времени. Тело с непривычки ныло. Но все равно ей нравилось, что здесь они с Дрэйком одни, и ее восхищала природа. Она чувствовала, что чем дольше она находится в Техасе, тем больше ей здесь нравится, хотя ее домом по-прежнему оставался Новый Орлеан.

Переправляясь на Фэнси через реку, она заметила, как грациозно сидит в седле Дрэйк и как умело обращается с животным. Да, здесь его дом. Земля и люди, ставшие частью его жизни. Она чувствовала, что больше нигде ему не будет так хорошо. Как же он волновался за Джой Мари, если даже оставил из-за нее свое ранчо и отправился за ней в Новый Орлеан, а потом и на Мартинику.

Она взглянула на него. На нем была белая шляпа, от пыли ставшая бежевой, брюки из грубой бумажной ткани, голубая рубашка, коричневая кожаная куртка, поношенные кожаные ботинки и перчатки с бахромой. На бедре висела кобура, и рукоятка «45» блестела на солнце. На седле лассо и винчестер, а сзади были приторочены свернутое одеяло и седельные сумки. Всего этого вполне достаточно, чтобы жить вдали от дома многие дни. Вокруг было сколько угодно дичи, а среди холмов повсюду родники.

Она же была совершенно в ином положении. Воду она еще, быть может, и нашла бы, а пищу? Сейчас в ее сумке полно приготовленной Шарлоттой еды. И в Новом Орлеане она знала много мест, где можно заказать все что угодно. Но смогла бы она жить там, где нужно полагаться только на себя? Это страшно, но очень интересно.

– Скоро приедем, – указал вперед Дрэйк. – Семьсот Родников впадают в Южную Лану.

– Это хорошо, – она рассмеялась. – Но, по-моему, я теперь всю неделю не смогу сесть. Он тоже рассмеялся.

– А завтра еще ехать назад. Мне что, придется везти тебя у себя на коленях?

– Это было бы не так уж плохо, – она взглянула на него. Он вздохнул.

– Можешь мне поверить, это не слишком удобно. Хотя в этом есть и свои преимущества. – Он поехал рядом с ней и взял ее за руку. – Семьсот Родников – это не Новый Орлеан и не Мартиника.

– Надеюсь, ты не будешь разочарована. Хотя путь туда, конечно, не близкий. Она сжала его руку.

– Это хорошо, что туда не близкий путь. Я дольше смогу побыть с тобой наедине. Наклонившись, он ее поцеловал.

– Мне тоже очень хорошо с тобой. – Он кашлянул и отпустил ее руку. – Я понимаю, жизнь на ранчо очень отличается от той, к которой ты привыкла в Новом Орлеане. Но дай мне шанс. Обещаю, тебе понравится здесь.

– Здесь очень красиво. Но так одиноко.

– Одиноко?! – Он посмотрел вокруг. – Да со всех сторон тебя окружает жизнь. – Он сделал широкий жест. – Помимо рек, деревьев и травы, здесь есть еще койоты, лани, зайцы, еноты и гремучие змеи. На самом деле, я могу рассказывать о том, какая здесь жизнь, целый день, но боюсь, тебе это надоест.

– А как с людьми?

– По-моему, люди – это не самое главное. Она нахмурилась.

– Ты хочешь сказать, что людей надо сторониться?

– Да. Особенно таких, как Доминик. «

– Иногда встречаются и злые люди, но большинство все-таки хороших.

Дрэйк кивнул.

– Но один предатель может погубить целую армию.

Спорить с этим она не могла и вновь подумала о Густаве Доминике.

– Сколько существует эта страна, столько времени люди отправляются в прерии. Совершенно по разным причинам: за деньгами, за удачей, из-за неприятностей с законом. И большинство из них становятся охотниками, которые встречаются с людьми не чаще одного-двух раз в год. И такая жизнь им нравится.

– Этого я даже не могу себе представить.

– Я тоже. Но некоторые до сих пор так здесь живут. Они приезжают только раз или два в году в какой-нибудь город, чтобы продать шкуры и купить себе все необходимое. И притом вполне счастливы.

– Ладно, ты меня убедил.

Он рассмеялся.

– Я и не пытался тебя убедить. Просто хотел сказать, что ты считаешь Дэлтон-ранчо слишком уединенным, а другим показалось бы, что на нем яблоку некуда упасть.

Она снова засмеялась.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru