Пользовательский поиск

Книга Родники любви. Содержание - ЧАСТЬ 3 СТРАНА ХОЛМОВ ТЕХАС ОСЕНЬ 1886

Кол-во голосов: 0

– Я тоже. – Он пристально посмотрел в ее зеленые глаза. – Ты поедешь на ранчо, чтобы позаботиться о ней?

Ответ на этот вопрос Селена искала в его карих глазах.

– А как же «Любовные снадобья»?

– Но ведь Роза сможет еще некоторое время Поработать без тебя? Она кивнула.

– Я очень хочу, чтобы ты приехала на Дэлтон-ранчо. И еще ты нужна Джой Мари и Джимми. Очень нужна. Ты умеешь лечить людей. Селена, а я понимаю только в животных. – Он замялся. – Скажи, что ты приедешь ко мне в Техас… Хотя бы ненадолго.

– И ты согласен терпеть у себя в доме женщину, которая готовит любовные снадобья?

– Черт возьми! Я не скажу ни слова, если даже ты рассуешь их по всему дому. И даже если я найду у себя под подушкой вонючую куриную лапу.

– Она вовсе не вонючая. Она просто пахнет травами. – Она засмеялась. Потом ее смех стих. – А долго ехать в Техас?

Теперь рассмеялся Дрэйк.

– Долго ехать по самому Техасу. Это самый большой штат в стране. И там самый крупный скот, который мы гоняем в Канзас. А я тебе не рассказывал о…

Она его поцеловала. И на какое-то время о Техасе он забыл.

ЧАСТЬ 3

СТРАНА ХОЛМОВ

ТЕХАС

ОСЕНЬ 1886

Глава 23

Как Дрэйк в Новом Орлеане чувствовал себя, словно выброшенная из воды рыба, так Селена не находила себе места в Техасе.

Она была очарована природой, но все время тосковала по Новому Орлеану и беспокоилась за оставшихся на Мартинике друзей. Сегодня, как всегда, небо было ясным. Она нисколько не удивилась, увидев, что день будет хорошим. Плохой погоды в Техасе, казалось, не бывало. Привыкнув к частым дождям в Новом Орлеане и ливням на Мартинике, она считала их полное отсутствие здесь неестественным и опасным.

Но Дрэйк заверил ее, что в стране холмов вполне достаточно воды в реках и под землей. По правде говоря, для питья и уборки воды на ранчо было вполне достаточно, но воздух казался сухим, и к этому она никак не могла привыкнуть и не знала, удастся ли это ей когда-нибудь.

Однако она быстро поняла, что с успехом может вести здесь свой фармацевтический бизнес, поскольку в таком сухом климате всем были нужны мази и лосьоны для кожи.

Джой Мари сказала, что ковбои скорее всего не станут покупать кремы, лосьоны и всякие подобные вещи. Но Селена полагала иначе. Если свой товар правильно подать, то в сухом Техасе его купит каждый. Она была довольна, чувствуя, что могла бы быть здесь полезной.

Но Дрэйк был очень занят на ранчо, и с каждым днем она все больше чувствовала себя лишней. За время его долгого отсутствия накопилось множество всяких дел, он был нужен людям, животным, и в конце дня совершенно выматывался. В ней же никто не нуждался, что было для нее совершенно непривычно, и это ее мучило. Она приехала сюда из-за Джой Мари и Джимми, но ведь с таким же успехом она могла бы забрать их к себе в Новый Орлеан, а потом к ним приехал бы Дрэйк. Если бы, конечно, смог выкроить время.

Подумав о Новом Орлеане, она тут же вспомнила о письме Розы, полученном позавчера. Ей было приятно узнать, что в «Любовных снадобьях» дела идут хорошо. Роза и ее помощница вполне справлялись с работой и помогали больным. И это ее не удивляло. Роза хорошо знала фармацевтику и была хорошей сиделкой.

Но ее беспокоила личная жизнь Розы. Она написала, что Альфред уехал в Нью-Йорк. У него хорошая, высокооплачиваемая работа, и мулатов теперь среди его друзей нет. У него была такая жизнь, о которой его родители могли только мечтать. Единственное, о чем умолчала Роза: был Альфред теперь счастлив или нет. Сама же Роза не могла быть счастлива без любимого. Но Селена понимала, как бы она об этом ни беспокоилась, поделать ничего не может.

Селена думала обо всем этом уже целый час, стараясь не нервничать. Было ли это от непонимания или у Дрэйка действительно так много работы, но последнее время он слишком часто оставлял ее одну. Сегодня они собрались на пикник. Ее лошадь уже больше часа стояла оседланной, и сама она все это время прождала во дворе. Дрэйка не было. Она тем временем умирала с голоду и чувствовала себя никому не нужной. Хватит! Так еще никто с ней не обращался, и она уже сыта всем этим по горло.

Она оглядела двор, в котором росли душистые кедры. Подойдя к фонтанчику посредине двора, она опустила руку в прохладную воду. Вода из подземного источника давала дому жизнь, и ей всегда было приятно прикоснуться к ее живящей прохладе. Она окинула взглядом каменные скамьи у фонтана, вымощенные камнем дорожки, ведущие мимо кедров и карликовых дубов. Ее удивляло, что здесь нет цветов, так как раньше считала, что весной и летом они здесь непременно должны быть.

Сняв широкое мексиканское сомбреро, защищавшее ее от солнца, она поднялась на крыльцо и вошла в просторную комнату. Здесь было так же пустынно, как и на окружавшей дом земле. В этой комнате, как и во всем доме, стены были оклеены белой бумагой. Они были голыми, если не считать нескольких голов животных и индейских не то полотенец, не то одеял. Мебель из грубого темного дерева была покрыта либо шкурами, либо индейскими одеялами. В одной стене располагался большой камин, рядом с которым, в углу, стоял шкаф с глиняной индейской посудой.

Она прошлась по комнате, не выпуская из рук шляпы, удивляясь, что в центральном Техасе, очевидно, никогда не слышали ни о викторианском, ни о французском, ни о каком другом известном на континенте стиле. И это, очевидно, никому здесь не было нужно. Да, в Техасе свои стиль, и несмотря на его простоту и однообразие, она уже стала к нему привыкать.

Войдя на кухню, уже в который раз Селена поразилась этой удивительно большой, светлой и веселой комнате, где всегда чудесно пахло и где хранились большие запасы еды. Но ела она теперь с большой осторожностью. Первый же кусок, который она попробовала в доме Дрэйка, чуть не сжег ей рот, горло и желудок. Теперь, перед тем как есть, она все осторожно пробовала.

Часть кухни занимал большой прямоугольный стол из черного дерева, покрытый домотканой хлопковой скатертью. На нем лежали салфетки, высушенные стручки красного и зеленого перца, стояла глиняная посуда. Сейчас еще на нем стояла седельная сумка с провизией для пикника. Она направилась к ней.

– Сеньорита Селена, он еще не приехал? Через боковую дверь вошла Шарлотта с пустым котелком в руке.

– Нет. – Селена улыбнулась пожилой женщине, стараясь успокоиться.

Шарлотта и ее муж Джордж очень ей нравились. Они жили с семьей Дэлтонов еще тогда, когда Дрэйк был маленьким. Они ухаживали за лошадьми, убирались в доме, ремонтировали его, готовили еду. Работы было много, но они легко с ней справлялись.

Шарлотта покачала головой.

Селена взяла седельную сумку.

– Я поеду одна. Он обещал отвезти меня к Семистам Родникам, и больше ждать я не хочу. Поставив котелок, Шарлотта обернулась.

– Это очень далеко, и ехать туда опасно. Да и дороги вы не знаете.

– Дрэйк мне рассказал, как туда добраться, и я уже ездила в том направлении. Я поеду вдоль Гваделупы.

– Змеи, камнепады, оползни, солнечные удары, – Шарлотта закатила глаза, припоминая все новые опасности. – Бандиты, лошадь может повредить ногу. Нет, это слишком опасно. Подождите Дрэйка.

Селена улыбнулась. Она уже привыкла, что Шарлотта предостерегала об опасности каждого, кто собирался в дальний путь. Она носилась со всеми, как наседка с цыплятами, и, по словам Дрэйка, эта невысокая полная женщина воспитала очень многих. Ее муж был ее полной противоположностью. Этот жилистый человек с бронзовой от постоянной работы на солнце кожей почти ни с кем не разговаривал. Но его трудолюбие было повсюду видно.

– Вы нужны Джой Мари, – Шарлотта начала перебирать перец, – и Джимми тоже.

– Джой Мари отдыхает у себя, Джимми помогает Джорджу, и у меня нет особых дел.

– А как насчет лошади?

– Я уже езжу намного лучше, а Фэнси – послушная кобыла.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru