Пользовательский поиск

Книга Родники любви. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

– Ты права. – Он улыбнулся. – Не надо отвечать. Я предлагаю тебе этот мир, свое имя, свой титул, своих детей. О большем ты не можешь и мечтать. Ты упряма, и поэтому я даю тебе время. Но помни, мое терпение не беспредельно.

Но и она не могла больше ждать. Теперь, когда Дрэйк на острове, ей нужно получить все ответы как можно скорее. И играть сейчас нужно еще лучше, чем раньше.

– Все это так неожиданно, Густав. Вы знаете, как много для меня значит то, чем я занимаюсь. Он снова схватил ее за руки.

– Я понимаю. И как я сказал, ты можешь продолжать свою работу на Мартинике. На самом деле, мы могли бы даже работать вместе, изучая гипноз. Разве ты не видишь, как мы нужны друг другу?

– Но вам еще надо будет обучить меня гипнозу. Или хотя бы побольше о нем рассказать.

– Если ты согласишься за меня выйти, то я обещаю специально выкроить время, чтобы тебя гипнотизировать. Это лучший способ обучиться гипнозу.

Она вся сжалась.

– Не бойся, это не причинит тебе вреда. Доверься мне, и я сделаю тебя счастливой.

Взяв себя в руки, она пристально посмотрела ему в глаза.

– Хорошо. Я обдумаю это предложение, я согласна, чтобы вы меня загипнотизировали.

– Cherie! – Заключив в объятия, он страстно поцеловал ее в губы. Но когда его язык стал проникать ей в рот, она отстранилась.

– Густав.

– Да, я знаю. Ты – леди. Чувственная, невинная. Я обещаю быть джентльменом. – Отступив, он посмотрел на нее радостным взглядом победителя. – Скоро ты станешь моей.

Он повернулся и пошел к двери, затем обернулся, еще раз радостно взглянул на нее и вышел.

Селена села. Ее ноги дрожали. Что же она наделала?..

Глава 17

В тот же день Селена выбралась из дома собирать полевые цветы вдоль дороги, ведущей на плантацию Доминика. В ее корзине уже лежал пестрый букет из орхидей, олеандра и гибискуса. Тюльпановые деревья цвели восхитительными цветами. Картина радовала глаз, и она вдыхала изумительные ароматы. Но от некоторых деревьев она старалась держаться подальше. Как ей сказали: под ними ни в коем случае нельзя прятаться от дождя, – их сок, смешавшись с дождевой водой, оставляет ожоги на коже.

Но сегодня день был теплым и солнечным, и она не боялась окружавшей ее природы. К тому же, как она знала, опасных животных, кроме двух разновидностей гадюк, на острове нет. Но и на них можно наткнуться в зарослях.

Правда, под ноги она все же смотрела, опасаясь наступить на паука, хотя и знала, что они не ядовитые, но жутко перепугалась, проснувшись недавно от того, что один из них забрался ей в постель. Она уже понимала, что единственно, кого нужно опасаться на Мартинике, – людей.

Остановившись возле бананового дерева, она подобрала спелый плод, очистила и с удовольствием съела. Забросила кожуру в кусты и пошла дальше. Остров был настолько хорош, что если бы не Густав, этой поездкой она бы просто наслаждалась.

Она шла по уходившей вправо дороге, и вскоре дом скрылся за поворотом. Селена облегченно вздохнула. Теперь ее не видно. Густав был занят на своих плантациях сахарного тростника. Джой Мари, Джон и Джимми осваивали новый самокат. Она сказала постоянно ходившему за ней охраннику, что будет просто собирать поблизости цветы. Ему явно не хотелось никуда идти, и он отпустил ее одну.

Неожиданно из кустов появилась девочка-мулатка.

Селена удивленно остановилась.

– Ты Селена Морган?

– Да.

– Я – Жозефина. Меня назвали так в честь французской императрицы. Она тоже с Мартиники.

Селена улыбнулась. Ей понравился забавный акцент девочки.

– Я слышала о тебе.

– Это хорошо. Я должна отвести тебя к монсеньору Дэлтону. Ты можешь пойти прямо сейчас?

– Об этом Дрэйк меня не предупреждал, – осторожно сказала Селена.

– Мне можешь доверять. Я – правнучка старейшей. Мы – потомки карибцев, живших тут до французов. Тогда еще наш остров назывался Мадинайна. – Она улыбнулась. – Долгие годы мы боролись с французскими солдатами. Мы их убивали. Они называли нас амазонками. Теперь нас осталось уже немного, но мы по-прежнему сильны, и французы нас по-прежнему боятся. Со временем я займу место старейшей острова Мадинайна. – Она гордо выпрямилась. – Даю слово, что не сделаю тебе ничего плохого.

От этих слов Селена просто остолбенела. Девочка девяти-десяти лет клялась, что не сделает ей ничего плохого. Знала ли она вообще, что такое амазонка? Были ли карибские женщины воинами? Сейчас, конечно, это не имело значения, но она вдруг вспомнила о Джимми – был ли он по-прежнему ребенком?

– Я смотрю, ты очень серьезная девочка.

– У меня нет времени быть маленькой. Моя прабабушка очень стара. Она должна передать мне свои знания, иначе они навеки будут потеряны.

Селена не нашлась, что ответить. Жозефина была полна достоинства, словно императрица. Очевидно, с самого детства ее готовили к тому высокому положению, которое она займет на острове в будущем. Но сейчас это тоже не имело значения. Довериться ей или нет? Вот в чем вопрос.

– Пойдешь со мной прямо сейчас? – Жозефина слегка склонила голову.

Селена колебалась, разглядывая карие глаза девочки, ее гладкую смуглую кожу, широкие скулы и заостренный подбородок. Девочка была красива и умна. Но на решение Селены повлияла не красота, а спокойный и уверенный взгляд Жозефины.

– Да, – ответила она.

– Тогда иди за мной. Только смотри, не отставай. – Жозефина тут же скрылась в кустах.

Селена поспешила за ней, жалея, что не надела чего-нибудь более подходящего для путешествия по каменистой земле через джунгли. На ней были светло-зеленое хлопковое платье, корсет, нижняя юбка и гольфы, и ей было отнюдь не холодно.

На Жозефине же были белая хлопковая юбка и блузка с короткими рукавами и вышивкой на груди. Розовая атласная лента, украшавшая вышивку, отлично сочеталась с верхней юбкой в зеленую и розовую полоску. Волосы девочки были аккуратно повязаны платком, также полосатым. В ушах – серебряные сережки в форме обруча, обычные для креолок, на шее – серебряная цепочка.

Эта одежда была на Мартинике традиционной, и сейчас Селена завидовала девочке, которой в этой одежде было удобно и не жарко. Она бы и сама с удовольствием рассталась со своим корсетом и надела бы то же самое, но боялась, что Джой Мари и Густав будут этим шокированы.

Вдруг ей на лицо попала паутина. Отступив, она огляделась, ожидая увидеть громадного паука. К счастью, ничего похожего не обнаружилось. Жозефина уже ушла далеко вперед. Она поспешила за девочкой.

Они шли на север в направлении вулкана Пеле, и Селена снова восхитилась красотой острова. Вокруг она видела огромные папоротники и бамбук, разнообразные по виду и размеру пальмы, красные и каучуковые деревья и еще какие-то цветы, кустарники и ползучие растения, которым она даже не знала названия. Проходя по каменному лесу, где о возрасте острова свидетельствовали многочисленные окаменевшие стволы деревьев, она подняла с земли камешек и положила его в корзинку.

Ее сердце учащенно билось от предвкушения встречи с Дрэйком. Относиться к нему как к чужому, как к случайному в ее жизни человеку, она уже не могла. Теперь их судьбы переплелись, и сейчас она должна считать его лучшим другом. И все же она понимала, насколько он для нее опасен.

Жозефина скрылась за лежащим у тропинки огромным валуном. Селена поспешила за ней, но тут же остановилась, восхищаясь открывшимся перед ней пейзажем. Ничего подобного она не видела ни разу в жизни.

Из ущелья падал белый пенящийся водопад. Вода омывала отполированную за многие и многие годы скалу. С обеих сторон арками выгнулись над водопадом высокие деревья, на ярком солнце кроны казались темно-зелеными, в их тени яркими искрами сверкали брызги.

– Он там, – указала Жозефина в тень под деревьями.

Показался Дрэйк, и Селена вернулась к действительности. Ее сердце забилось еще сильнее. Жозефина посмотрела на Селену взрослым понимающим взглядом.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru