Пользовательский поиск

Книга Родники любви. Содержание - ЧАСТЬ 2 МАРТИНИКА НАВЕТРЕННЫЕ ОСТРОВА ЛЕТО 1886

Кол-во голосов: 0

Лишь одно оправдывало этот уход. Прочтя записку, он так разозлится, что навряд ли когда-нибудь захочет ее снова увидеть.

А именно этого ей и было нужно.

ЧАСТЬ 2

МАРТИНИКА

НАВЕТРЕННЫЕ ОСТРОВА

ЛЕТО 1886

Глава 13

Дрэйк Дэлтон шел по улицам Сан-Пиерре. Пусть этот город считался жемчужиной Карибского моря, пусть Мартинику называли островом цветов, но его это совершенно не интересовало. Он спокойно прожил бы, не зная всего этого. Сейчас он находился слишком далеко от Техаса, чтобы быть счастливым, хотя не мог не признать, что на Мартинике прекрасная бурная растительность, фрукты и женщины.

Темнело. Он устал и проголодался. Все, что ему сейчас нужно, это комната, ванна и горячая еда. Но мысли о Селене Морган, ставшей постоянным проклятием его жизни, не оставляли. Хорошо ли, что она намеренно заставила его влюбиться в себя и даже приготовила специально для этого любовные снадобья, или наказать ее за то, что она одна уехала на Мартинику? Наверняка он знал лишь, что будет делать, если застанет ее в объятиях Густава Доминика.

Но прежде надо найти их! Это оказалось не так просто, как представлялось при отъезде из Нового Орлеана. Корабль через Карибское море доставил его в Форт-де-Франс. Едва ступив на берег, он обнаружил, что все на Мартинике говорят по-французски или по-креольски. К счастью, иногда хоть кое-кто немного понимал английскую и испанскую речь, и с грехом пополам он все же объяснялся.

В Форт-де-Франс он провел несколько дней, расспрашивая о Доминике. Узнав, что его плантации сахарного тростника находятся в основном в северной части острова, он приехал в Сан-Пиерре.

С того места, где он сейчас стоял, хорошо был виден Пиле – вулкан, возвышающийся над городом почти на четыре тысячи футов. Пиле казался ему зловещим и каким-то нереальным. Хотелось оказаться подальше от него, в родных прериях Техаса, и он снова и снова ругал француза.

Обойдя весь центр города, где его не пустили ни в один из отелей, Дрэйк направился на окраину Сан-Пиерре. Он шел мимо маленьких домиков, большинство из которых в этой французской колонии были построены из белого камня с черепичными крышами. Дома были старыми, в их стенах змеились трещины, но это его не тревожило: ему нужна лишь комната для ночлега. Любая комната.

Действительно ли Густав Доминик мог вскоре завладеть всем этим чертовым островом? Почему все сразу же замолкали, едва Дрэйк начинал задавать вопросы о Густаве? Непонятно, правда, почему переполнены все отели! Жители острова были дружелюбны и гостеприимны, но только не по отношению к Дрэйку. Для всех путешественников места в отелях находились, но только не для него. Похоже, что все жители острова выполняют приказы Доминика и обо всем ему докладывают. И сейчас тот, видимо, дал команду устроить ему, Дрэйку Дэлтону, «веселую» жизнь.

Или он все драматизирует, потому что давно вдали от дома, злится, что Доминик увел Джой Мари и Селену, чувствует себя на земле этого француза не в своей тарелке. Хотя вряд ли. Внутренний голос подсказывал: за ним постоянно наблюдают и хотят выкинуть с острова. Но у него не так просто отбить охоту заниматься тем, что он считает нужным, и Доминик это скоро поймет.

Вечерний воздух был наполнен ароматом цветов. Мулаты сидели у своих домов, прямо на земле, привалившись к стене и пили тафию. Этот напиток пользовался здесь особой популярностью как из-за крепости, так и от того, что его было вдоволь. Мимо шли женщины, неся корзины, сумки и малышей. Еще до приезда на остров Дрэйк много слышал о красоте женщин с Мартиники. Не будь в его мыслях Селены, он не упустил бы первого же шанса.

Но сейчас женщины мало его интересовали. Ему нужно было пристанище. Если Сан-Пиерре хоть немного похож на обычный портовый город, то где-то здесь, на тихих улочках, должны быть одна-две дешевые ночлежки.

Вскоре он такую нашел. О том, что здесь можно переночевать, сообщала на трех языках большая деревянная вывеска на углу. Прочитав английскую надпись, Дрэйк решил, что «Уголок Розового Фламинго» ему вполне подойдет. Оказавшись внутри, он так и не смог определить, было ли здесь хоть когда-нибудь что-то розовое – краска на покоробившихся стенах и мебели полностью облупилась. Пахло здесь тафией, душистым деревом и старой мебелью.

Но комнату он получил.

Она была маленькой и грязной: кровать, серые занавески и ржавый рукомойник. Зато здесь не было душно. В открытое окно врывался свежий ночной бриз. Положив кожаную дорожную сумку, он выглянул в окно. Над городом висела ночь. На севере виднелся вулкан Пеле и, посмотрев на него, он снова подумал о Селене. Далеко ли она сейчас? Думала ли она о нем так же, как он о ней? Все ли в порядке с ней и Джой Мари?

Он отогнал эти мысли. Сейчас ему нужны еда и новости. Чертовски хотелось принять ванну, но в «Розовом Фламинго», конечно, не стоит об этом и спрашивать. Сняв с себя куртку и рубашку, он налил в рукомойник воды и, вымывшись до пояса, оделся в чистое.

Он снова почувствовал себя бодрым, будто только что проснулся. Собираясь выйти, он не знал, что делать с сумкой. Оставить ее в комнате? Замок на двери ненадежен и вряд ли остановит желающего попасть в комнату. Но и таскаться с ней по городу он тоже не собирался. Придется все-таки оставить ее здесь.

Он вытащил из сумки нож и сунул его в ботинок. Вынул завернутые в рубашку пистолет и кобуру. Повесив кобуру под мышку, сунул в нее свой «45» и надел куртку. Теперь он готов выйти на улицы Сан-Пиерре и получить некоторые ответы на свои вопросы.

Заперев за собой дверь, он спустился вниз. В большой комнате – она же служила и рестораном – было шумно. Он с удивлением отметил, что почти все места заняты. Похоже, «Розовый фламинго» был более популярен, чем ему показалось вначале. Он подошел к маленькому столику в углу.

Он сел, и стул под ним тотчас хрустнул. Вся мебель здесь выглядела так, словно вот-вот развалится, но никто на это не обращал внимания. Оглядев разношерстную публику, он порадовался, что у него есть пистолет.

Несколько официанток мулаток сновали по комнате, никому не позволяя, однако, к себе приставать. Дрэйку понравилась их ловкость и красота.

Наконец одна из них подошла к его столику и, одарив белозубой улыбкой, заговорила по-креольски.

Он покачал головой. Впрочем, что здесь нет меню, он понял.

– Я хочу поесть и выпить.

Кивнув, она повернулась и ушла.

В ожидании заказа Дрэйк откинулся на спинку стула и огляделся. Ему очень хотелось расспросить людей в этой комнате или хотя бы понять, о чем они тут говорят. Но сейчас он голоден, все остальное потом.

Как он выяснил, Мартиника – это всего лишь пятьдесят миль в длину и двадцать одна в ширину. По сравнению с расстояниями, которые он покрывал, гоняя скот из Техаса в Канзас, пустяки. Можно, видимо, взять на прокат коня, объехать весь остров и найти плантацию Густава Доминика. Но скорее всего она где-то поблизости.

Вернулась официантка, поставила на стол бутылку тафии, маленький стаканчик и улыбнулась.

– Тафия.

– Спасибо. Merci.

Глядя ей вслед, он снова вспомнил Селену. Надо скорее выпить. Он себе налил. Он уже стал привыкать к этому сладкому крепкому рому; если будет возможность, прихватит ящичек в Техас. Вместе с Селеной и Джой Мари.

Дрэйк улыбнулся своим мыслям. Что же хотела доказать Селена, приготовив для него любовные снадобья? Все-таки первоначальное мнение о ней вначале было не правильным. Она помогала людям, а не обманывала их, и была самой прекрасной и привлекательной женщиной, которую он когда-нибудь встречал. Но она привыкла помогать многим, любить многих, и это печально. Делиться он не умел.

В Новом Орлеане он понял лишь одно: на Дэлтон-ранчо ему нужна женщина. И он хотел, чтобы этой женщиной стала Селена Морган. Но удастся ли ее уговорить? Она умела работать, но была такой независимой, такой уверенной в себе, и многие ее любили.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru