Пользовательский поиск

Книга Ретт Батлер. Содержание - ГЛАВА 74

Кол-во голосов: 0

– Но я же собиралась встретиться с ним завтра за обедом, папа, – как ребенок смотрела Кэт на отца.

– Я знаю, милая, я понимаю, – Ретт нежно гладил дочь по волосам, а она снова уткнулась в подушку. – Мне тоже очень жаль… это очень тяжело. Я знаю, как ты любила его.

Кэт бросила случайный взгляд на пол и увидела газету с портретом Джона Морланда на первой странице с некрологом. Как хорошо, что она не заметила ее сразу.

– С Бартом связано многое из того хорошего, счастливого и доброго, что когда-либо случалось со мной, – сказала Кэт, вставая с кровати и вытирая глаза. – И вот его больше нет.

ГЛАВА 74

Похороны состоялись через два дня. На них присутствовали губернаторы, сенаторы, журналисты, газетные магнаты, представители общественности, писатели, драматурги, театральные звезды и многие-многие другие. В первом ряду прощавшихся стояли Ретт с дочерью и Джейсон Кэлмен.

Среди собравшихся друзей и знакомых Джона Ретт заметил Скарлетт. Одетая в черное она вместе с Бо и Джейн стояла чуть в стороне и взглянула на него огромными печальными глазами.

«Боже мой, – подумала она, – как он постарел за эти последние месяцы. Уходят друзья, вырастают дети, жизнь проходит, а его нет рядом со мной. Нет сейчас, когда мне так необходимо его крепкое плечо, его трезвый ум… Милый, – молили ее глаза, – ты видишь, как я несчастна, как одиноко мне без тебя. Вернись ко мне, я так тебя люблю…»

Скарлетт взглянула на него полными слез глазами, Ретт молча поклонился ей и вышел из церкви.

Через неделю, когда Кэт немного пришла в себя, Ретт сказал ей, что он должен уехать на неопределенное время. На приисках снова было неспокойно, и ему надо было быть там.

Ретт очень тяжело переживал потерю друга, вместе с ним ушел целый мир, близкий Ретту, отошел целый огромный кусок его жизни, где было все: удачи и разочарования, счастье и горечь потерь, но это была их жизнь, и он знал, что при любых невзгодах рядом был Барт, верный и надежный друг.

Джон был ему самым близким другом, почти членом семьи, он так трогательно заботился о Кэт и сердился, когда Ретт, как ему казалось, был несправедлив к дочери.

Именно Джону пришла в голову мысль познакомить Кэт с Джейсоном Кэлменом.

Ретт печально усмехнулся: «У детей должно быть все в порядке, Барт своей смертью благословил их».

Теперь Ретт не тревожился за дочь, оставляя ее одну с Филиппом дома. Она крепко стояла на ногах, и рядом с ней был Джейсон. Это был как раз такой мужчина, какого Ретт и покойный Барт хотели бы видеть рядом с ней.

– Дом в твоем распоряжении, Кэтти, – сказал он дочери. – Не стесняй себя и Филиппа в средствах, ты знаешь, я живу для вас и все, что у меня есть – ваше.

Еще через день Ретт уехал. На вокзале его провожали Кэт с Филиппом и Джейсон. Филипп уверенно восседал у Джейсона на руках и чувствовалось, что им обоим очень приятно друг с другом.

С вокзала Кэт вернулась печальная. Филипп, крепко ухватившись за руку Джейсона, шел рядом.

– Может быть, зайдешь на чашку кофе? – Кэт рассеянно смотрела на Джейсона, и он кивнул в знак согласия.

Через полчаса после кофе и рассказов Филиппа, что они с няней видели, когда были в Центральном парке, Кэт немного оживилась, и Джейсон с облегчением заметил, что она почувствовала себя лучше.

– Кэтти, давай прогуляемся утром. Я думаю, нам обоим будет полезно подышать свежим воздухом. А после этого пообедаем вместе, – глядя на Кэт, Джейсон решил не оставлять больше подругу одну. – Так как же? Ты можешь одеться потеплее, и мы совершим длительную прогулку. Заманчиво звучит?

У Кэт не было большого желания гулять, но она понимала, что Джей хочет помочь ей, и не хотелось обижать его отказом.

– Хорошо, – Кэт с улыбкой протянула ему руку. Назавтра Джейсон зашел за Кэт, и скоро они уже прогуливались по отдаленным дорожкам парка. Автомобильное движение было не особенно оживленным по случаю субботы, машины проносились изредка, оглашая тишину парка ревом моторов. Они с час погуляли, болтая о пустяках, надолго замолкая, потом Кэт ощутила на своих плечах руки Джейсона, обнявшие ее, и заглянула ему в глаза.

– Ты хороший друг, Джей, я знаю. Я думаю, это частично и повлияло на мое решение вернуться сюда.

Неожиданно Кэт опять охватило чувство одиночества:

– Папа и Барт, – она вытерла выступившие слезы рукой в белой перчатке. Потом снова заговорила, пока они стояли и ждали у светофора. – Жизнь никогда не подарит нам с папой второго такого человека, каким был Барт.

Джей согласно кивнул:

– Да, такие подарки редки.

И рука в руке они пошли дальше. Только через час Кэт и Джейсон остановились перевести дыхание.

– Пойдем пообедаем в «Плазе»? – Но Кэт медленно покачала головой. У нее не было настроения радости и праздника. Ей хотелось побыть одной.

– Спасибо, не хочется.

– Не то состояние? – Джейсон все прекрасно понимал.

– Примерно так, – улыбнулась Кэт.

– Может быть, перекусим у меня дома? Это как раз подходит под настроение. – Кэт, поколебавшись, согласилась, и они быстро поймали такси.

Они вышли из машины и подошли к дому Джейсона, он открыл дверь ключом. У него был домик с маленьким садиком. Пока хозяин наливал чайник, Кэт сняла пальто и взглянула через окно в садик, занесенный снегом.

– Совсем забыла, как здесь хорошо, Джей.

– Я люблю сад, – Джейсон улыбнулся Кэт и начал готовить сэндвичи.

– Я хотела бы найти что-нибудь подобное. Не сразу, конечно. Но мне не хочется стеснять отца.

– Непременно найдешь. Стоит немного поискать, чтобы найти уютное жилище, но поиски стоят того. – В доме Джейсона была уютная спальня с камином, милая гостиная тоже с камином, кухня в старом стиле с одной кирпичной стеной и тремя другими, отделанными деревом, а также деревянным полом, печкой и сад, что было совсем необычным явлением в Нью-Йорке.

– Как тебе удалось найти эту квартиру? – Кэт доставляло радость смотреть, как Джейсон занимался делом.

Он улыбнулся ей.

– Через «Мейл», конечно. А что бы ты хотела найти? При мысли об этом Кэт вздохнула.

– Что-нибудь немного побольше. Нужно три комнаты.

– Зачем так много? – Джейсон подал Кэт тарелку с удивительными сэндвичами, приготовленными с салями, копченой ветчиной и сыром.

Кэт, улыбнувшись, взяла сэндвич.

– Филиппу нужна комната, кабинет для работы, где я бы могла писать, и спальня.

Джейсон согласился.

– Ты хочешь купить?

Кэт посмотрела в растерянности, положила бутерброд на тарелку и задумалась.

– Если бы я знала, – и снова взглянула на Джейсона. – Не могу предположить, Джей, как будет дальше. Сейчас у меня есть деньги от постановки этой пьесы. Но кто знает, как пойдет дело дальше. Папа, конечно, предложит свою помощь, но я хотела бы сама.

– Я уверен, Кэтти, что тебя ждет успех.

– Ты не можешь дать мне в этом гарантии.

– Могу. Ты написала замечательную пьесу.

– А что, если у меня больше не получится? Что если на этом будет конец?

Глаза Джейсона округлились от удивления, но Кэт даже не улыбалась.

– Ты, как все они. Всем писателям всегда кажется, что эта книга последняя. Они делают миллионы долларов на последней книге и плачут, на что же будут жить завтра, смогут ли написать еще, и что если… и так далее и тому подобное. Точно то же самое ты говоришь о своей пьесе.

Наконец Кэт все-таки улыбнулась.

– Я, в самом деле, не уверена в будущем, но насколько я помню, действительно, многие испытывают то же самое. – Кэт снова погрустнела. – Ты помнишь Майлза Стоуна. У него тоже был успех, но он умер без единого пенни. Не хочу, чтобы со мной произошло то же самое.

– Так не покупай семь домов, девять машин, не нанимай 23 служанки. Если избежишь этого, тебе не грозит участь Майлза Стоуна. – Джейсон мягко улыбнулся Кэт. Он знал Майлза и слышал о четырех миллионах долга после его смерти.

Кэт спокойно взглянула на Джейсона, склонив голову.

110
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru