Пользовательский поиск

Книга Ретт Батлер. Содержание - ГЛАВА 36

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 36

Кэт ступила на палубу второго класса «Мюнхена» в подавленном состоянии, тихая и бледная. Боксли пытался поднять ее дух, обещал что во время путешествия у них будет много развлечений, наливал шампанское, постоянно целовал и, не переставая, говорил о том, какая замечательная жизнь у них будет когда-нибудь, и они смогут позволить себе путешествовать на первоклассных роскошных кораблях. – Ты только представь все это, – подбадривал ее Крис. Но она даже не улыбалась.

Девушка мало разговаривала с Боксли, а когда он приблизился к ней в каюте, Кэт почувствовала, как ее трясет.

– У тебя морская болезнь? – спросил Боксли, пребывая в благодушном настроении. Он не мог желать для себя более благоприятной судьбы, ведь у него была молодая жена, родственник которой имел очень большой вес в театральном мире. И неважно, что на это путешествие Боксли истратил свои последние деньги, да и корабль был грязным, зато немцы – веселые люди, которые любят выпить и посмеяться. От нечего делать Боксли играл в карты, выставляя напоказ свою «жену». Но однажды Кэт свалилась в постель в самом разгаре дня и стала задыхаться. Она лежала с широко открытыми глазами, тяжело дышала и, казалось, готова была вот-вот умереть. Боксли в ужасе потребовал доктора.

– Что случилось? – спросил стюард, заглядывая в каюту Криса. Он давно заметил американскую пару, женщина была удивительной красоты, а муж стар даже для того, чтобы быть ей отцом.

– Моя жена… ей плохо… ей нужен доктор и как можно скорее!

– Непременно, – улыбнулся стюард, – а, может быть, ей принести чашку бульона или бисквит? Это лучшее средство от морской болезни. Плавала ли женщина на пароходах до этого? – Пока они разговаривали, Кэт испустила такой стон, как будто умирала от боли, и когда Крис повернулся к ней, ему показалось, что она уже на последнем издыхании.

– Доктора! Скорей! – Неожиданно Боксли испытал ужас. Что будет, если девушка умрет? Бо Уилкс убьет его и можно больше не мечтать о театральной карьере, автомобиле и обо всем остальном, что Боксли уже нарисовал в своем воображении, имея в заложницах прекрасную Кэт.

Доктор пришел сразу же и напрямик спросил Боксли, не беременна ли его жена и не может ли это быть выкидыш? Боксли не задумывался об этом раньше, слишком мало времени прошло с момента их встречи, А когда они уезжали из Нью-Йорка, Кэт была еще девственницей. Боксли не знал, что и ответить, и доктор попросил его выйти. Меряя шагами палубу, Боксли, не переставая, курил, раздумывая, что могло случиться и почему Кэт стало так плохо.

Прошло довольно много времени, пока доктор вышел из каюты. Он хмуро посмотрел на Боксли и пригласил его пройти с ним по коридору, что встревожило того еще больше:

– С ней все в порядке?

– Да, сейчас она будет спать и очень долго. Я сделал ей укол. – Доктор показал рукой в направлении небольшого холла, предложил присесть и взглянул на Боксли.

– Была ли необходимость в этой поездке в Европу? – доктор неодобрительно и даже с раздражением посмотрел на Боксли, который никак не мог понять в чем дело и чем вызван такой странный вопрос.

– Да… я актер… хочу играть на лондонской сцене. – И это, как и все в жизни Боксли, была ложь. Он не имел ни малейшего представления, сможет ли и там найти себе работу. Красивый, увядающий блондин зажег очередную сигарету и нервно улыбнулся немецкому доктору.

– Разве жена не говорила Вам? – доктор взглянул на Боксли, неожиданно засомневавшись, в самом ли деле они женаты. Женщина была слишком молода и напугана. И ее внешний вид… туфли на ней были такие дорогие. Сразу видно, что она принадлежала к другому кругу общества и удивительно было, как она оказалась во втором классе этого парохода. Не насильно ли увез ее этот человек? Но даже если это и не так, путешествие было испытанием, которое девушка с трудом могла пережить. И доктору стало жаль эту молодую женщину. Об этом он и думал, глядя сейчас на Боксли.

– Не сказала мне о чем? – Боксли выглядел смущенным и, очевидно, у него были для этого все основания.

– О своем последнем путешествии в Европу. – Кэт, всхлипывая, все рассказала доктору, признаваясь ему, что не может находиться на пароходе вообще. Это ужасно! Вдруг они утонут? Девушка, казалось, просто с ума сошла от страха. Она в ужасе прижалась к доктору, и он вынужден был дать ей успокоительное.

Если бы этот американец согласился, доктор поместил бы девушку в корабельный лазарет, где она будет находиться под присмотром медсестер, пока они не приплывут в Англию.

– Ничего не слышал об этом. – Боксли выглядел раздраженным.

– Разве Вы не знали, что она находилась на «Гермесе»? – Если эта пара и в самом деле муж с женой, то жена мало чем делится со своим мужем. Доктор смотрел на Боксли с большим подозрением.

– Но, вероятно, она была тогда ребенком? – выразил сомнение Боксли.

– Да, она потеряла тогда отца, сестру и ее жениха. – Боксли кивнул, подумав, что это многое объясняет в поведении Скарлетт. Он ни разу не задумался, почему рядом с Кэт он не видел отца, а только Бо и бдительную мать. Боксли думал, что отец просто находится в отъезде, а, впрочем, он никогда особенно и не задерживал этих мыслей в голове, ему было все равно, а сама Кэт никогда не говорила ему об этом. Доктор продолжал:

– Девочка была разделена с родителями в ту ночь и ее спасли, кинув в последнюю спасательную шлюпку. Она не могла найти своих родных, пока не попала на борт спасшего их судна. Мне кажется, это были «Альпы». – Доктор нахмурился при воспоминании о той ужасной ночи. Он работал тогда хирургом на борту «Бремена», который тоже принял последние сигналы тонущего парохода, и когда они прибыли на место трагедии, там уже все закончилось. Им, правда, удалось спасти еще двоих мужчин, которые почти уже в бессознательном состоянии, тем не менее, мертвой хваткой держались за перевернутую шлюпку, которая чудом еще держалась на воде. Один из них, высокий, статный мужчина, был поразительно красив. Когда его подняли на борт «Бремена», он был в бессознательном состоянии и только все время повторял одно имя: «Скарлетт». Долгое нахождение в ледяной воде сказалось на нем: он потерял память.

Доктор не знал, что с ним стало потом, после того как «Бремен» доставил его в клинику на европейском побережье.

– Могу я попросить Вас, – настойчиво сказал доктор, – чтобы Вы создали своей жене щадящий, спокойный режим на весь остаток пути. Я боюсь, она не перенесет этого путешествия… она слишком слаба… психика может пострадать. – Боксли вздохнул. Этого ему только не доставало: истеричной девчонки, чей отец погиб на «Гермесе». А ведь предстоит еще обратный путь в Штаты. Может быть, это будут проблемы Бо или матери Кэт, если она примчится за ней. Но пока это были проблемы Боксли, и ему было некуда деться от них. И все-таки главное в том, что девушка полностью принадлежит ему, и Бо придется с этим считаться. Всю жизнь!

– Хорошо. – Боксли согласился с предложением доктора. Это вполне устраивало его. Он будет полностью свободен и сможет немного развлечься.

– Могу я попросить Вашего разрешения поместить девушку в лазарет?

– Конечно, – Боксли улыбнулся, приветливо махнул рукой и отправился в бар, пока доктор, медсестры и стюарды переносили спящую, успокоенную лекарством девушку из его каюты.

Кэт спала все время пути до Англии, просыпаясь только для нового успокоительного укола. Однажды в бреду она позвала мать, но перед ней всегда появлялась не она, а какая-то женщина в белом платье, разговаривала с ней, но смысл слов не доходил до девушки, и она не понимала, утонул их пароход или нет и, может быть, она уже в другом мире, где… может быть, найдет отца.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru