Пользовательский поиск

Книга Ретт Батлер. Содержание - ГЛАВА 20

Кол-во голосов: 0

– Но зачем терять? – проговорила Скарлетт, лукаво взглядывая на Рона. – Я тоже не хочу этого. – Она говорила правду: Рон был ей нужен, она тоже любила его, но не так, как он. Она любила его, как лучшего друга и не более. По-другому она просто не может. Она не может надеть на свою руку его обручальное кольцо… нет-нет, это невозможно, ведь она любит Ретта. В душе Скарлетт все еще считала себя его женой и была уверена, что пожизненно останется ею.

– Я не могу, Рон… Я люблю вас… но не могу, – Скарлетт не хотелось обижать Рона, он не заслужил этого, но она хотела быть искренней с ним.

– Потому что прошло мало времени? – с надеждой спросил Рон, но Скарлетт только отрицательно покачала головой.

– Из-за детей? – Но ведь и он любил детей. Скарлетт снова отрицательно качнула головой. И Рон смотрел на нее, чувствуя страх, что теряет эту женщину. Что если она никогда больше не станет разговаривать с ним? Каким он был дураком, что заговорил с ней о любви.

– Рон, это не из-за детей, и не из-за вас, – Скарлетт улыбнулась, хотя на душе у нее было тяжело, но она дала себе слово быть честной с Роном до конца. – Я думаю, помеха – Ретт… Это несправедливо по отношению к нему, если… – Слова терялись, и Рон снова укорял себя, что так рано заговорил с ней об этом. Может быть, со временем?.. Но его сердце подсказывало ему точный ответ. Он поставил на карту все и проиграл, проиграл во имя того, кто погиб на «Гермесе».

– Многие вдовы со временем вновь выходят замуж. Вы имеете право на счастье, Скарлетт.

– Да, я знаю. Я и сама уже дважды была вдовой и выходила замуж. Но то было совсем другое. Чтобы быть до конца откровенной с вами, я должна сказать, что мне кажется, я никогда не стану ничьей женой.

– Но это абсурд.

– Возможно, – улыбнулась Скарлетт, – но мне кажется, я никогда не смогу дать мужчине того, что он будет ждать от меня, Рон. Я до сих пор люблю Ретта. И рано или поздно никакой, даже самый порядочный, мужчина не выдержит этого.

– Вы считаете, что я не выдержу? – Скарлетт почувствовала, что Рон обиделся, и улыбнулась.

– Вы, наверняка, выдержите. Но вы заслуживаете любви от всего сердца, а я не способна на это, по крайней мере, сейчас, когда память о Ретте еще так свежа. А это может продлиться еще так долго. Слишком долго ждать. – Скарлетт снова улыбнулась Рону.

Хантер покачал головой и грустно улыбнулся. Он чувствовал себя побитым и понимал это. Скарлетт была последовательна в своих поступках: и если она сказала, то так и будет. Рон уже хорошо знал эту ее черту характера и за это любил ее еще больше. Рон любил все, что связано со Скарлетт… ее мужество… силу… удивительную манеру смеяться… любил ее волосы, глаза, великолепное чувство юмора. Рон понимал, что Скарлетт тоже привязана к нему, но не таким образом, каким ему бы хотелось.

– Годы могут оказаться для меня слишком большим сроком, Скарлетт. Мне будет к тому времени уже много лет, и ты, наверняка, отвергнешь меня.

– Мне тоже будет немало. Но мое сердце не принадлежит мне с того злополучного дня, Рон. Мое сердце осталось с ним. – Скарлетт взяла Рона за руку, надеясь, что он поймет ее. Это было для нее свято. И совсем неважно, насколько хорошо она относилась к Рону, она не собиралась за него замуж, так же как за любого другого мужчину.

Рон уже сожалел об этом разговоре и был страшно напуган, что потеряет Скарлетт насовсем.

– Но ведь мы останемся друзьями? Она кивнула в ответ, улыбнувшись.

– Конечно, – Скарлетт встала, протянула к нему руки, обняла. Рон был ее лучшим другом, самым близким другом, сейчас уже ее другом, а не другом Ретта.

– Без вас я просто не смогу жить.

– Это у вас прекрасно получается, – сказал шутя Рон и неожиданно крепко прижал Скарлетт к груди, задержав в своих объятиях.

Он был благодарен Скарлетт за то, что она не лишила его привязанности и дружбы, а позже, может быть, он и вернется к этому разговору. Может быть, и неплохо, что Рон узнал о ее настроении, об отношении к нему. Но он уезжал в эту ночь от Скарлетт с тяжелым сердцем, надеясь, что все когда-нибудь изменится к лучшему.

Следующим утром пришла телеграмма от Розмари: «Лорд Лестер Мейсон умер». Скарлетт сообщила об этом за завтраком детям. Сама она была особенно молчалива в тот день, обдумывая то, что сказал ей накануне Рон. Признание тронуло ее, но она была убеждена, что приняла правильное решение.

Дети, казалось, не особенно расстроились новостью, полученной из Англии. Уэйд помог матери сочинить краткую телеграмму в ответ, где они заверяли Розмари, что скорбят вместе с ней и выражают ей самые теплые чувства.

Сначала Скарлетт хотела снова одеться в траур, но потом решила, что не стоит делать этого из-за лорда Мейсона, которого она так мало знала и еще меньше любила. Для приличия она походила день в сером платье, но тут же вернулась к цветной одежде, которую надела недавно, забыв о ней с трагической гибели на «Гермесе». Скарлетт даже надела великолепную кашемировую шаль, подаренную Роном, которого она видела так же часто, как и прежде, хотя что-то новое уже почувствовалось в их отношениях. Рон ужасно смущался, хотя Скарлетт не подавала и вида, что что-то произошло между ними.

Никто ни о чем не подозревал, хотя раз или два Скарлетт замечала, что Уэйд наблюдал за ними.

Летом Скарлетт впервые вышла в свет, приняв приглашение на обед у старых друзей Ретта. Скарлетт с непривычки чувствовала себя неловко, отправляясь туда, но к своему удивлению приятно провела вечер.

Приглашения сыпались одно за другим, но как ни странно, ей уже не хотелось часто уходить из дома. Наверное, Рон прав, она совсем стала домоседкой.

ГЛАВА 20

Поезд уже стоял на платформе, когда семейство Батлеров приехало проводить Уэйда. Он уезжал в Тару. Скарлетт дала ему последние наставления, с чего начинать обустройство поместья, как вести себя с Уиллом и Сьюллен, кого повидать и что кому передать.

– Ты будешь писать, правда? – Скарлетт все еще не верилось, что Уэйд скоро будет в Таре и сейчас ей самой очень хотелось поехать туда. Она всю жизнь мечтала жить в Таре и вот все как-то не получается.

– Конечно, ма. И ты пиши тоже. Как же я там справлюсь без твоих советов и указаний. – Уэйд смеялся. Он был рад, что едет в Тару и в то же время жалко было расставаться с домом, с малышами.

Дети тоже тяжело переживали его отъезд. Салли капризничала всю ночь накануне, Кэт и сейчас с тоской смотрела на брата и даже Фредди, который был еще слишком мал, понимал, что Уэйд уезжает надолго. Этот год он им был вместо отца.

– Можно и мне, – с надеждой спрашивал Фредди, но Уэйд только покачал головой, а потом посадил малыша к себе на плечи. Фредди мог достать рукой до потолка купе и счастливо фыркал.

– Счастливо, – Рон пожал руку Уэйду и в этот момент объявили: – Все отъезжающие – в вагон!

– Будь умницей, – Уэйд наклонился к всхлипывающей Салли, – будь хорошей девочкой и слушайся маму.

– Обязательно, – сказала малышка серьезно и две крупные слезинки выкатились из ее глаз. – Пожалуйста, приезжай быстрей. – Салли была замечательным ребенком, который хотел в жизни единственного, чтобы вся семья всегда была вместе с ней и никто никуда не уезжал.

– Я приеду, Салли. Я обещаю. – Уэйд еще раз поцеловал сестру и повернулся к другой, к Кэт, с которой пока не обменялся ни словом. Да слова были и не нужны. Уэйд и так понимал, что Кэт любит его. Она была маленьким привидением, которое бесшумно входило в его комнату, и приносило пирожки и молоко, когда брат подолгу засиживался за книгами. Кэт делилась с Уэйдом всем, что у нее было.

– Береги себя, Кэт. Я очень люблю тебя. Я вернусь, я обещаю.

Но все знали, что обещания ничего не значат для девочки. Она все еще часто находила убежище в комнате отца, как будто ждала его там. Боль от его потери все еще не утихала в ней. И сейчас отъезд Уэйда мог оказаться для нее еще одной потерей, которая подействует на нее сильнее, чем на остальных. Этого Скарлетт очень боялась.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru