Пользовательский поиск

Книга Ретт Батлер. Содержание - ГЛАВА 16

Кол-во голосов: 0

Скарлетт закрыла за Роном дверь, оглянулась вокруг и вздохнула. Дом напоминал заброшенное место, откуда все давным-давно уехали. Не стояли цветы в вазах, по дому не распространялись никакие запахи, не было слышно радостных голосов, никакого признака заботливой человеческой руки, Скарлетт поняла, как много ей предстоит сделать. Но сначала нужно проверить детей. Скарлетт слышала голоса Фрэдди и Салли. Они играли в кухне с миссис Барнис. Наверху Бо и Уэйд вели ожесточенный спор, чья это была теннисная ракетка, которую Бо сломал перед отъездом. А в комнате Кэт никого не было. Не трудно догадаться, почему. И минуя свою собственную комнату, Скарлетт медленно пошла наверх, туда, где прежде был кабинет Ретта.

Горестно было подниматься по лестнице сейчас, зная, что в нем ее никто не ждет. В комнате было жарко и душно, уже несколько месяцев не открывались в ней окна. Но солнце, по-прежнему, заливало ее лучами, и из окна открывался удивительный вид.

– Кэт! – тихо позвала Скарлетт, уверенная, что девочка здесь. – Детка! Где ты? Пойдем вниз. Мы уже соскучились по тебе. – Но Кэт еще больше скучала по отцу. И Скарлетт знала это. Она знала также, где именно находилась дочь, поэтому с замиранием сердца вошла в комнату мужа, отделанную темно-синей драпировкой, с книжными шкафами и большим рабочим столом с массивным чернильным прибором. Скарлетт была еще не готова войти сюда, она и не хотела этого делать, если бы не Кэт.

– Кэтти! Выходи. Пойдем вниз. – Но вокруг стояла тишина, и только ярко светило солнце, и витал запах табака Ретта.

– Кэтти! – но голос Скарлетт оборвался на полуслове, когда она обнаружила дочь, крепко обнимавшую любимую куклу, тихо плачущую и сидящую в кресле отца. Кэт держала отцовскую рубашку, вдыхала ее запах, одинокая и жалкая посреди майского солнечного света. Скарлетт медленно подошла к родному созданию, опустилась на колени, взяла лицо девочки в ладони, целовала глаза, щеки, лоб, и ее слезы смешались со слезами дочери.

– Я люблю тебя, родная моя… Я люблю тебя безмерно… может быть, иначе, чем любил тебя папа… но я осталась жить ради тебя, Кэт… Поверь мне, – Скарлетт говорила с трудом.

Невыносимо было находиться в этой комнате сейчас, когда Ретта больше нет. А через дверь в соседнюю комнату Скарлетт увидела висящий костюм мужа.

– Хочу к папе, – заплакала Кэт, уткнувшись в плечо Скарлетт.

– И я, – вторила ей мать, затем снова и снова целовала дочку, – но папа ушел, малышка… он ушел… а я здесь… и обещаю, что никогда не покину тебя.

– Но ведь он же покинул… он ушел.

– Но он не хотел этого. Ничего нельзя было сделать. Так случилось. – Скарлетт уже не раз думала об этом. Там, на «Альпах» она встретила немало мужчин, которые сумели спастись. Скарлетт понимала, что была несправедлива к мужу. Он никогда бы не стал делать так, как некоторые из этих мужчин, которые тайком, кто-то даже в женской одежде, пробирались в лодки. А почему Элла не пошла в лодку? Скарлетт не могла снова и снова не думать об этом. Чересчур жестоко поступила с ней жизнь и уже не в первый раз. Почему же это всегда с ней происходит?

Но она не могла говорить об этом вслух со своей маленькой дочкой.

– Не знаю почему, Кэт. Но так случилось. И сейчас мы должны еще больше заботиться друг о друге.

Кэт колебалась еще какое-то время, но потом позволила матери поднять ее. И Скарлетт осторожно повела девочку вниз, в ее собственную комнату. А ночью она тихо положила часы Ретта на ночной столик дочери.

ГЛАВА 16

– Ни за что! – Скарлетт сердито посмотрела на Рона Хантера. – Я ни за что ничего не буду продавать!

– Но лорд Мейсон считает это необходимым. Я получил вчера длинное письмо от него, Скарлетт. Но крайней мере, выслушайте, что он хочет и подумайте. Мистер Лестер полагает, что заниматься рудниками женщине не под силу, да и газета постепенно придет в упадок, потому что никто из семьи не сможет принимать участия в ее деятельности. А ему кажется, что вы с Кэт, да и остальные дети должны жить в Англии. – Рон как будто извинялся, но повторял слова Мейсона очень уверенно и похоже.

– Послушайте, Рон, может быть, хоть вы мне объясните, что нужно от меня лорду Мейсону. Он что, мой опекун? Отец-наставник?

Скарлетт была взбешена, она и мысли не допускала, что кто-то будет руководить ее действиями.

– Он нет, но, очевидно, это желание Розмари. Ведь Кэт ее племянница, и она хочет, чтобы вы жили рядом с ней. Она хочет помочь вам.

– Слава Богу, я еще способна со всем управляться сама.

– Я знаю это, – заверил ее Рон. Со слов Ретта он знал, сколько лишений пришлось испытать этой женщине, в каких только невероятных переделках она ни побывала.

– Но, Скарлетт, в чем-то лорд Лестер все-таки прав. Вы же знаете, что Ретту приходилось часто бывать в Колородо, на своих рудниках. Конечно, там у него есть люди, которые занимаются делами, но управлял всем все-таки он сам. А там сейчас такая обстановка, что женщине, даже такой, как вы, там делать нечего. Золото, серебро свело людей с ума. Все ринулись на этот Дикий Запад.

– Не продолжайте, Рон. Я знаю, какая там обстановка. Читала в путеводителе… сейчас вспомню… ах, да: «Приезжайте, прихватив с собой пару револьверов». Вы это имеете в виду?

– Ну и…

– Если понадобится, прихвачу и поеду. По лучше помогите мне найти хорошего управляющего, я не могу надолго оставлять детей.

Рон засмеялся. Вот сейчас он успокоился насчет Скарлетт. В первый день на вокзале она показалась ему такой подавленной и растерянной, и он подумал, что на этот раз жизнь подкосила ее основательно.

– Ну, хорошо, Скарлетт, вам решать. Может быть, Уэйд поможет вам управляться с делами. Да и Бо тоже. Ведь насколько мне известно, он еще не настроился на учебу в университете.

– Не думаю. Я очень хочу, чтобы Бо учился дальше. Я в ответе за него перед памятью Мелани, и всячески постараюсь убедить его в необходимости дальнейшей учебы. А Уэйд поедет в Тару. Я обещала Уиллу. Он уже не в силах один управляться с таким поместьем, И к тому же, Уэйд любит Тару и всегда мечтал там жить. Да и я дала слово отцу, что сохраню Тару и все сделаю для того, чтобы она не пришла в упадок.

Скарлетт улыбнулась интересной идее, которая только что пришла ей в голову:

– Вот, может быть, Бо, закончит университет, займется и газетой и рудниками, у него должно получиться. Характер у него есть, – она снова усмехнулась. – Не в пример отцу.

– А если он не захочет этим заниматься, – настаивал Рон.

– Если не захочет. Ну что ж. Вот тогда я и буду думать, что делать. Впрочем, к тому времени, все может измениться, – неожиданно заключила Скарлетт, и Рон понял, что разговор окончен.

Рон не упоминал больше о лорде Мейсоне и приступил к оформлению бумаг, полагаясь на волю Скарлетт.

– Я сохраню все свои дела в Атланте, и все дела Ретта и, конечно, газету. Он очень любил ею заниматься, – Скарлетт говорила об этом как бы между делом, но совершенно твердо, и Рон больше ей не перечил.

О своем решении Скарлетт сообщила лорду Лестеру, который в конце концов понял ее и вздохнул с облегчением. Ведь это Розмари умоляла его позаботиться о Скарлетт и Кэт. Она очень хотела, чтобы дочь брата росла рядом с ней.

Скарлетт благодарила родственников мужа за заботу, но писала, что дети сильно переживают случившееся, а о ней самой не может быть и речи.

– Я вряд ли когда-нибудь еще смогу ступить на палубу парохода, – говорила она Рону, – вы не представляете, чем все это может закончиться.

Ее все еще мучили кошмары при воспоминании об устремленной в небо кормы огромного парохода.

– Понимаю, – тихо произнес Рон и подумал, как смело берет на себя ответственность Скарлетт остаться в одиночестве с маленькими детьми. Но ему ничего не оставалось, как только восхищаться этой удивительной женщиной.

Любая другая на месте Скарлетт спряталась бы у себя в комнате, оплакивая погибшего мужа. Любая другая, но не Скарлетт, старавшаяся сделать все, что было в ее силах без единого слова жалобы, что не могло оставить Рона безучастным.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru