Пользовательский поиск

Книга Последняя любовь Скарлетт. Содержание - ГЛАВА 14

Кол-во голосов: 0

– Моника, прошу тебя, перестань! – сказал Ален и сделал шаг к девушке.

– Стойте, мистер! – воскликнул Нат, вытаскивая револьвер. – Ни шагу дальше, иначе я буду стрелять!

– Да вы что, – возмутился Ален, кипя от гнева, – да вы послушайте, что она такое несет! Как это ей не надо было со мной? Ведь мы ехали вместе, она улыбалась, вы же сами видели! Моника, перестань чудить!

– Мы познакомились с ним в дороге, – продолжала утверждать девушка, дергая полисмена по имени Джек за рукав. – Поэтому он знает мое имя…

При этом Моника смотрела на фараона таким красноречивым взглядом, что тот невольно положил руку ей на плечо и сказал:

– Я прошу мисс не плакать и не волноваться. Мы сумеем защитить вас!

– Так! – произнес Нат угрожающим тоном. – Сейчас разберемся! Тебе, парень, лучше молчать, – процедил он Алену, заметив, что юноша снова открыл рот. – Говорить буду я, понял?

Ален вздохнул и опустил голову.

– Так, – сказал Нат и показал револьвером на чемоданы Моники: – Джек, возьми вещи этой мисс и поставь мне в машину. Давай, я его пока буду держать под прицелом. От этих подонков всего можно ожидать.

– От каких таких подонков? – прошипел Ален. – Это вы меня так назвали?

– Я же сказал, парень, чтобы ты помолчал. Таких как ты много шастает у границы. Я не удивлюсь, если мы обнаружим, что твой автомобиль доверху набит наркотиками… Надо будет разобрать его по винтику в участке!

– Может вы наденете мне наручники? – спросил Ален.

– Ты хочешь, чтобы мы надели тебе браслеты? – хмыкнул Джек. – Ну и народ, эти преступники! Как только их поймают, они сразу воображают, что все с ними должны обращаться как с опасными террористами! Надевать наручники, перевозить в клетках… Может быть, ты еще не прочь дать интервью в центральные газеты?

Фараон издевательски захохотал.

– Я не преступник, – помотал головой Ален. – Вы ошибаетесь…

– Это мы установим в участке! – сказал Джек.

– Мы не наденем тебе наручников, парень, ты не сможешь управлять своей машиной, – покачал головой Нат. – Мой напарник будет тебя держать под дулом пистолета, это тоже большая честь! И не вздумай мудрить, он не промахнется, будь уверен!

Перкинсон посмотрел на фараона взглядом затравленного зверя. «Ничего нельзя сделать, – пронеслось в голове. – Вот и скрылся от проблем… Остается надеяться, что в участке разберутся и меня отпустят…»

Джек вынул чемоданы Моники из автомобиля и поставил на землю.

– Мисс, прошу вас, садитесь на мое место, – сказал он. – Вы поедете с моим товарищем. А я составлю компанию вашему приятелю…

– Он не мой приятель! – притопнула ногой Моника. – Я уже говорила вам!

– Ладно-ладно, – ухмыльнулся фараон и, подняв чемоданы Моники, понес их к патрульному автомобилю.

– Увидев, что девушка осталась одна, хозяин ресторана подошел к Монике.

– Извините, мисс, я не мог поступить иначе, – шепнул Бьянти девушке в самое ухо. – Дело в том, что вино, которое я вам подавал – контрабандное… Я его получал из Мексики…

– Эх, мистер Бьянти, мистер Бьянти, – протянула укоризненно Моника.

– Прошу вас поторопиться, – сказал полицейский. Моника кивнула и заняла место в патрульном автомобиле.

– Надеюсь, вы плавно управляете машиной? – поинтересовалась она у водителя.

Она уже совсем успокоилась, слезы на ее прекрасных глазах высохли.

Нат хмуро покосился на девушку и ничего не ответил.

– Поезжайте вперед! – крикнул он напарнику. – И держи его на мушке! Я поеду сзади, таким образом, если что, я буду дополнительно прикрывать тебя!

– Хорошо, Нат! – ответил Джек. – Смотри не сверни с этой пташкой по дороге куда-нибудь в лесок!

Ален уселся в автомобиль и положил дрожащие руки на рулевое колесо. Джек опустился рядом, все время держа револьвер направленным в сторону Перкинсона.

– Заводи свою колымагу, парень, – сказал полисмен. – Только не гони, я терпеть не могу, когда ветер свистит у меня в ушах!

Проклиная все на свете, Ален Перкинсон завел мотор и поехал вперед.

ГЛАВА 14

Через день, когда Ретт Батлер выходил из своей квартиры, ему с трудом удалось пройти – лестницу занимал громоздкий диван, один конец которого доходил до самой квартиры Ретта. Два широкоплечих парня, очевидно только что поднявших этот диван на второй этаж, развалились на нем и курили, поминутно сплевывая на пол.

Батлер неприязненно посмотрел на них. У него с языка готов был сорваться гневный вопрос о том, что они здесь делают и как позволяют себе так себя вести.

Однако на долю секунды его опередил один из парней, жизнерадостно посмотревший на него и произнесший:

– Эй, дед… Здесь квартира графини Строуберфилд?

Ретт мрачно кивнул:

– Этажом выше!

– Отлично! Френк, взялись!

Парни поднялись с дивана и подхватили его на руки. Диван закачался и стал медленно подниматься по лестнице на третий этаж.

– Осторожнее, господа! – взмолился Ретт Батлер, видя, что диван задевает стенки и царапает штукатурку.

– Не бойся, дед! – ответил один из грузчиков. – Миссис Строуберфилд за все заплатит!

Укоризненно покачав головой, Батлер направился вниз. У выхода Ретт увидел привратника Томсона Клейна, со слегка испуганным выражением лица разговаривавшего с двумя мужчинами, штатская одежда которых плохо скрывала почти военную выправку.

При внезапном появлении Батлера все трое резко замолчали. Привратник засуетился, знаком попросил собеседников немного подождать и семенящей подобострастной походкой подошел к Батлеру, явно собираясь что-то спросить.

– Мистер Батлер… извините…

Батлер даже и не подумал остановиться, только на ходу небрежно бросил:

– В чем дело?

Привратник засеменил следом.

– Тут два мистера… очень хотели бы поговорить с вами о чем-то…

Ретт был неумолим.

– Я их не знаю и свидания никому не назначал. У меня нет времени.

Привратник понизил голос:

– Они из полиции.

– Да? – встревоженно воскликнул Батлер, но тут же взял себя в руки и спросил невозмутимо:

– Ну и что?

В этот момент полицейские наконец-то поняли, что привратник говорит именно с тем человеком, который им нужен, и поспешили к Батлеру, стараясь остановить его до того, как он выйдет из подъезда. Молодой человек, который на службе носил звание сержанта, а от природы имел водянистые голубые глаза, бледную кожу и небольшие залысины в бесцветных волосах, еще и заикался.

– М-можно вас на м-м-минут-точку, м-мистер Б-б-бат-тлер? Я – сержант Д-д-джексон из в-в-ва-шег-г-го к-к-комиссариата… Н-нам н-н-нужна т-т-толь-ко н-н-небольшая сп-правочка. Если п-п-позволите…

Батлер поморщился, как от зубной боли, и возразил недовольным тоном:

– Я в данный момент ухожу. Соблаговолите прийти в другой раз.

– Д-д-да т-тут м-м-минутное д-д-ело!..

Батлер опять поморщился и подумал про себя: «С вашим произношением, д-дорогой сержант, ни одно дело не может быть минутным».

В этот момент сержант многозначительно оглянулся на второго полицейского, который, поняв его взгляд, отвел в сторону любопытного привратника. Затем он вытащил из кармана потрепанный блокнот, довольно долго листал его, потом сверился с записью и спросил:

– М-мистер Ален П-п-перк-кинсон в н-настоящее время у вас п-п-проживает?

Ретт нахмурился.

– Ничего подобного.

Слегка поклонившись, Батлер постарался дать понять, что считает разговор оконченным.

Но сержант не сдавался. Его упрямство было явно того же происхождения, что и терпение, с которым он выговаривал не поддающиеся звуки.

– В-выходит, ч-что вы эт-того… м-м-мистера П-перкинсона н-не знаете?

Батлер резонно заметил:

– Вы спросили меня, живет ли он у меня, и я вам ответил: нет.

– Н-но в-вы в-все-т-т-таки знаете его?

– Я встречался с ним, поскольку он – гость людей, которым я сдал принадлежащую мне квартиру.

Батлер снова попытался выйти из дому, но тут сержант довольно почтительно, но твердо остановил его, придерживая за левую руку.

93
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru