Пользовательский поиск

Книга Последняя любовь Скарлетт. Содержание - ГЛАВА 13

Кол-во голосов: 0

– Что касается детей, – усмехаясь, сказал Роберт, – то тут я вас успокою, мистер Батлер! Вам абсолютно ничего не грозит!

Джессика гневно посмотрела на своего жениха.

– А ведь мистер Батлер был бы прекрасным отцом! – сказала она. – Мистер Батлер, у вас есть дети?

Ретт кивнул.

– И много?

Ретт многозначительно усмехнулся.

– Не беспокойтесь, Джессика…

– Но где же они? – нетерпеливо перебила девушка. – Почему они вас покинули одного?

– Милая мисс Строуберфилд, – сказал Ретт. – Мне кажется, что если бы мои дети были здесь, вам было бы неловко за некоторые свои действия и мысли…

– Почему? – удивилась девушка.

– Ведь мои дети гораздо старше вас!

Джессика фыркнула:

– Что за ерунда! Мистер Батлер, вы просто отстали от жизни!

– А я и не отрицаю! – сказал Батлер и раздраженно сжал губы.

Девушка обвела глазами молодых людей и посмотрела на старика Ретта, как бы сравнивая его и своих молодых приятелей.

– Знаете, что я сделаю? – вдруг произнесла Джессика, хитро глядя на Ретта Батлера. – Как только один из этих несознательных типов допустит неосторожность и сделает мне ребенка, я не стану от него избавляться, а возьму и отдам его вам!

Раздосадованный, Ретт поднялся с кровати.

– Нет, благодарю покорно! – ворчливо сказал он. – Жить мне осталось совсем недолго… Правда, я не против иметь взрослого сына где-то поблизости… Ну ничего, можно и потерпеть… Хоть дети и далеко, но они же есть?

Молодые люди заметили, что старик начал разговаривать сам с собой. Роберт засмеялся.

– Мистер Батлер! – воскликнул он. – А почему бы вам не усыновить Алена?

Батлер посмотрел на Хайнхилла как на полоумного.

– Какая мысль! – продолжал Роберт. – Ален умен, красив, умеет держаться в обществе… когда не влипает в скверные истории ради того, чтобы раздобыть денег… Да еще каких денег!

Хайнхилл перевел хитрый взгляд на покрасневшего Перкинсона.

– Слушай, Ален, пусть тебя усыновят! Ты не будешь против?

– Прекрати, ублюдок! – прошипел Ален. Но Роберт прыснул со смеху и продолжал:

– Однако, мистер Батлер, предупреждаю, это обойдется вам дороговато… Уже сегодня пришлось бы дать ему пятьдесят тысяч! Представляете, мистер Батлер? Карточный долг в одном из подпольных игорных домов… За это ему и набили морду… Ах, бедный Ален!

Хайнхилл картинно заломил руки. Джессика подошла к Перкинсону и провела пальцем по разбитой брови. Ален осторожно отнял от себя руку девушки и ласково улыбнулся.

– Мне помнится, – сказал Роберт, ты, Джессика, обещала выкроить эту сумму из денег, отведенных на обстановку для верхней квартиры.

Он доверительно наклонился к Ретту:

– Насколько мне известно, платить за все придется Луизе…

– Ох, уж эти права и обязанности! – простонала Джессика.

Ален Перкинсон бросил взгляд на часы над камином Они показывали четыре утра.

– Ну, я пошел! сказал Ален. – Хочу добраться до границы без остановок. И тогда к вечеру я уже успею устроиться где-то на новом месте…

– И мы тоже сейчас спустимся, сказала Джессика.

Она засуетилась. Роберт подошел к невесте.

– Пошли?

– Да! Давно пора! Простите нас, мистер Батлер!

Ретт сдержанно кивнул. Джессика и Роберт как-то быстро вышли в коридор и покинули Алена и Ретта одних.

Перкинсон подошел к Ретту Батлеру и посмотрел ему в глаза.

Как видите, всего лишь карточный долг, иронически улыбаясь, произнес Ален. Ничего страшного, мистер Батлер-Который-Любит-Спокойствие!

Внезапно юноша посерьезнел.

– Жаль, что это невозможно, сказал он после небольшой паузы, но все равно, я очень хочу, чтобы вы мне верили…

Он замолк, услышав голос Джессики, который донесся из коридора:

– Ален, уговори мистера Батлера усыновить тебя… Тогда я буду иметь мистера Ретта хотя бы в дальних родственниках, если он отказал мне в предложении…

Ален ответил полушутливо:

– Я постараюсь. Но это будет нелегко.

Батлер промолчал.

Джессика вернулась на порог и посмотрела на Алена продолжительным взглядом.

– Мистер Батлер, скажите своему сыну, чтобы он осторожнее вел себя за карточным столом. А то вы рискуете потерять его, не успев заиметь.

Ретт устало кивнул головой. Он так устал за долгий день. Голова буквально раскалывалась..

– Вы пришли бы на мои похороны, мистер Батлер? – спросил Ален.

Ретт посмотрел в глаза юноше. Вопреки ожиданиям, тот спрашивал серьезно. Поэтому Ретт обеспокоенно нахмурился и попросил:

– Не говорите ерунды, молодой человек…

Ален благодарно глянул на старика.

– Вы, мистер Батлер, были бы единственным серьезным человеком во всей похоронной процессии, – сказала Джессика. Представляете, все потаскухи нашего города в черных платьях, словно вдовы… И еще ростовщики, наркоманы… И все плачут огромными слезами, потому что скончался их должник…

Девушка засмеялась. Ален вышел за ней в коридор и, обернувшись на прощание, махнул рукой.

– Всего хорошего, сказал Ретт Батлер безо всякого выражения.

Он еще не успел разобраться в своих настоящих, глубинных чувствах.

Дождавшись, пока хлопнет входная дверь и затихнут шаги по мостовой, Батлер погасил освещение. Он увидел, что за окном совсем рассвело. Ретт раздвинул шторы и открыл окно. Над городом занимался новый день.

ГЛАВА 13

Ален и Моника мчались по дороге в маленьком «форде», взятом Аленом напрокат у его старого друга Джека Монди. Машина поскрипывала, мотор иногда чихал, а на подъемах принимался реветь возмущенно и надрывно.

– Надеюсь, эта коляска нас все-таки не подведет и не развалится по дороге, – сказал Ален.

– Коляска! – хохотнула Моника. – Она не развалится.

– Откуда ты знаешь?

– Неужели непонятно? Потому, что сейчас на ней едем мы, любимый.

– Может быть, – сказал Ален. – Но, между прочим, перед выездом Монди глянул на заднюю ось. И он мне сказал, что у нее довольно грустный вид. А тут еще дорога, мы и наши вещи.

– У Джека серьезная машина, она должна вынести все.

– Довольно рахитичный экземпляр.

– Не богохульствуй, Ален. В данный момент это самый прекрасный автомобиль из всех, какие я знаю.

Ален улыбнулся и промолчал.

– И вообще, что это мы все едем и едем? Несколько однообразно, не находишь?

– Что ты имеешь в виду, Моника?

– Я имею в виду то, что мне очень неудобно обнимать тебя, когда ты сидишь за рулем, а именно это мне сейчас хочется сделать.

– Желание дамы – закон, – пробормотал Ален и сбросил скорость.

Он съехал с дороги и затормозил в небольшом леске среди невысоких, но густых деревьев.

– Как ты думаешь, здесь достаточно комфортная обстановка, чтобы ты могла обнять меня? – спросил Ален, оборачиваясь к Монике.

Она хитро смотрела на него.

– Достаточно! Тебе осталось только пересесть на заднее сиденье.

Ален вылез из машины, вдохнул чистый, полный запахов свежего леса, воздух и забрался к Монике.

– Ну вот и я. Так что ты хотела мне сказать?

Моника молча принялась расстегивать его рубашку.

– Что же ты ничего не отвечаешь? – спросил Ален, шутливо отбиваясь.

– Молчи, дурачок… Хоть раз можешь помолчать?

* * *

Они лежали рядом на полянке неподалеку от машины. Дорожное одеяло Алена было мало похоже на двухспальную кровать, но Ален подумал, что это тот случай, когда теснота весьма оправдывает себя.

– Скажи, милый, – произнесла Моника, – что это за цветы, там, под деревьями?

– Сукуленты, – ответил Ален, не посмотрев.

– Ну что ты говоришь, дорогой! Совсем это не сукуленты. Сукуленты ведь не цветут.

– Понятно, – сказал Ален, – значит, это лилии.

Моника покачала головой.

– Ну какие же это лилии! У них совсем другой вид, они растут в воде!

– Тогда это кактусы.

– Что ты, Ален! Не шути, посмотри получше, у них нет колючек!

– Моника, я не знаю, – сказал Ален, посмотрев. – До сих пор я обходился только этими тремя названиями, когда меня спрашивали. Одному из них всегда верили.

86
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru