Пользовательский поиск

Книга Последняя любовь Скарлетт. Содержание - ГЛАВА 2

Кол-во голосов: 0

– Как это? – удивился Роберт.

– Не хочет, и все! – тряхнула кудрями Джессика. Она подошла к юноше и взяла его за руку. Потом продолжила, ехидно блестя глазами в сторону Ретта:

– Мистер Батлер говорит, пусть здесь разводятся крысы и летучие мыши.

Юноша недоверчиво помотал головой и улыбнулся.

– Что я могу поделать? – сказала Джессика. – Это правда! Спроси у него сам, если не веришь!

Роберт хлопнул перчатками, зажатыми в правой руке, по ладони левой.

– Чепуха! – громко сказал он. – Он просто отказывается, чтобы набить цену!

– Однако, молодой человек… – возмутился Ретт Батлер. – Я вас не звал сюда и не желаю выслушивать в своем доме подобные вещи от незваных гостей!

– Эй, мистер Как-Вас-Там! – воскликнул Роберт Хайнхилл. – Не думайте, что у нас мало денег! Мы можем купить у вас эту комнату!

Ретт Батлер сжал кулаки.

– Давайте, попробуйте поторговаться, – еле сдерживая ярость, процедил он.

Тут Джессика, которая подошла к другому окну, с треском распахнула его.

– Мама, иди сюда, посмотри…

Луиза направилась к дочери. Но, по дороге заметив, как побледнел от гнева Батлер, Луиза подошла к окну с явным намерением его закрыть.

– Роберт! – приказала женщина. – Закрой, пожалуйста, второе окно, мы уходим!

– Но, мама! – запротестовала Джессика. – Ты сначала посмотри…

Девушка куда-то показывала рукой из окна.

– Я все же не понимаю, – опять повторил Роберт. – Почему мы не можем снять эту квартиру. Ведь она явно сдается внаем!

Он не сделал ни малейшего движения, чтобы закрыть окно.

Батлер сделал шаг вперед.

– Я с первой же минуты предупредил, что квартира не сдается! – начал он. – Она нужна мне самому! Но ваша мать не захотела меня слушать! Ей во что бы то ни стало надо было посмотреть эту мансарду…

Луиза закрыла окно и обернулась к Ретту:

– Вы знаете, мистер Батлер, он мне не сын! Во всяком случае, пока что. Пока что он сын своих родителей! А в скором будущем, надеюсь, станет мне зятем!

Ретт Батлер подошел к злополучному окну, так никем и не закрытому, и высунулся на улицу, пытаясь ухватиться руками за обе створки. Внезапно у него закружилась голова. «Боже! – подумал Ретт. – Неужели я уже так стар?». Как человек, долго обладавший недюжинной силой и здоровьем, он никак не мог привыкнуть к малейшим проявлениям беспомощности и слабости. Окружающие считали его на удивление крепким стариком, но весьма преклонный возраст Ретта и излишества бурной юности все же давали о себе время от времени знать.

Превозмогая себя, он все-таки закрыл окно, но затем опустился без сил на пол.

– Что с вами? – обеспокоенно воскликнула Луиза и подскочила к Ретту. Она опустилась возле него на корточки и внимательно заглянула Батлеру в лицо.

– Ничего, – прошептал тот. – Прошу меня извинить… Через несколько секунд мне станет лучше…

Обеспокоенная Луиза напряглась и снова распахнула створки. Свежий воздух широкой струей стал вливаться в помещение, проветривая его и принося с собой запахи большого города.

Женщина с тревогой и одновременно с любопытством всматривалась в лицо Батлера, пока его глаза были плотно закрыты. В мужественном лице старика было что-то ястребиное. Несмотря на глубокие морщины, седые волосы и усы, он был еще внушителен и даже красив, хотя многие и не понимают, как может быть красив старый человек.

Через мгновение ему действительно стало лучше. Ресницы вздрогнули, на впалых щеках снова появился румянец.

Батлер глубоко вздохнул и открыл глаза.

– Как? – обреченно удивился он. – Вы еще здесь? Страшно болела голова. Отяжелевшие веки сами собой опускались. Батлер снова прикрыл глаза. Но потом напряг мускулы рук и сел.

– Я настоятельно прошу вас покинуть мой дом, – произнес Ретт Батлер неожиданно твердым голосом.

– Сейчас, сейчас! – заторопились молодые люди.

– Мама, посмотри, – сказала девушка. – Сюда торопится Ален. Что ему нужно?

– Ален? – растерянно произнесла Луиза.

Она вышла в коридор, и тут же Батлер услышал рассерженный мужской голос:

– Это черт знает что! К нашей машине подошел какой-то полицейский! Он уверяет, что наш автомобиль сбил курицу какого-то полоумного старика!

– Успокойся, Ален! – произнесла Луиза. – Ты же прекрасно знаешь, мы вчера никуда не выезжали.

– Вот и я о том же! – вторил голос. – Но этой тупой роже ничего не втолкуешь! Он требует от нас штраф! Что за город, черт возьми! Куры расхаживают по улицам, будто в деревне! Можно подумать, что улицы выстроены для них…

Луиза зашла назад в комнату, следом за ней появился еще один молодой человек. Батлер с большим интересом уставился на него.

Молодой человек был рассержен, у него мелко вздрагивала левая бровь. Луиза держала его за рукав и пыталась успокоить.

– Ладно, перестань! – неожиданно сказал молодой человек и принял невозмутимый вид.

Ретт решил, что вошедший может быть сыном Луизы, он был примерно одного возраста с Робертом Хайнхиллом.

– Ну как, покажешь ты мне мое гнездышко, о котором столько говорила? – спросил у Луизы Строуберфилд молодой человек.

Луиза усмехнулась:

– Нет, радость моя! Потерпи еще немного! Извини, Ален, мы как раз собирались выходить. Если бы ты немного подождал, мы встретились бы на улице!

Ален замешкался, но потом кивнул.

– Хорошо! Пойдемте все поговорим с этим полисменом! Он наверняка еще крутится возле автомобиля, если только Макс его не отогнал!

С этими словами он исчез. Луиза быстро посмотрела в сторону Ретта.

– Это Ален Перкинсон, мистер Батлер, – торопливо пояснила она. – Я надеюсь, вы еще познакомитесь с ним поближе…

– Не думаю, чтобы мне это доставило большое удовольствие, – пробормотал Ретт, но миссис Строуберфилд не расслышала.

– Что вы сказали? – подняла она изящные брови. – А, впрочем, не важно! Ну ладно, нам пора! Извините за причиненное беспокойство! Выходите, дети!

Джессика и Роберт покинула квартиру. Ретт слушал, как по лестнице удалялись их шаги.

Луиза Строуберфилд не сдвинулась с места. Она стояла и смотрела на понемногу приходившего в себя Ретта Батлера.

– Мистер Батлер, я только закрою окно! – воскликнула она, когда старик поднял на нее полный муки взгляд. – Я, видите ли, его снова открыла! Единственно для того, чтобы помочь вам…

– Не надо, не оправдывайтесь! – поднял руку Ретт. – Я знаю, я следил за вами…

Женщина с благодарностью посмотрела на старика.

– Знаете что? – вдруг произнесла она. – Не давайте себя одурачить этим всяким жуликам…

Сказав эти слова, женщина быстро вышла в коридор и закрыла за собой дверь.

ГЛАВА 2

Наступил вечер. Ретт Батлер не любил таких вечеров. Они ему казались долгими и томительными. Ему, оставшемуся одному в большом доме, было невыразимо мучительно пребывать в вынужденном одиночестве. Как тут было не запить! Но постепенно жизнь брала свое, Ретт научился жить один, нашел занятия, благодаря которым боль от смерти Скарлетт притупилась и былых страданий уже не приносила.

В комнате, увешенной картинами, стало гораздо темнее. Ретт Батлер подумал о том, чтобы зажечь свечи, он потянулся было за спичками, однако его рука замерла на полпути.

Он снова вспомнил Скарлетт. Сумрак вечера нагонял на него грустные мысли. Прошлого не вернешь, не изменишь… Сколько раз они со Скарлетт ссорились, сколько раз их разлучала жизнь, а сколько раз они расставались по своей собственной вине… Если бы тогда он знал, как будет жалеть теперь о таких необдуманных поступках! Неповторимая, женственная и мужественная, сильная и слабая одновременно, неугомонная, очаровательная Скарлетт! Сколько времени потеряно впустую, как непоправима расплата за давно минувшие ошибки…

Нет, надо было просто разогнать эту темноту, а вместе с ней и свое мрачное настроение.

Батлер быстро зажег три свечи на подсвечнике и поставил его перед собой на стол. И правда, стало не так грустно. Хоть свечи давали не очень яркий свет, однако его хватало для того, чтобы немного раздвинуть наступающий со всех сторон мрак.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru