Пользовательский поиск

Книга Последняя любовь Скарлетт. Содержание - ГЛАВА 4

Кол-во голосов: 0

Она пришла в себя только после того, как Ретт, приподняв ее голову, дает стакан холодной воды…

«Боже, – подумала Скарлетт, – как, все-таки, хорошо, что это всего только сон… Ретт… Да, он тут, он рядом со мной… Он никогда не оставит меня в этих зарослях… Нет, он не такой, как в этом страшном сне – он любит меня, я вижу это…»

Дождавшись, пока Скарлетт успокоится, Ретт Батлер участливо спрашивает:

– Что-то случилось?..

Скарлетт благодарно посмотрела на него и слабым движением отвела его руку со стаканом.

– Да, дорогой…

– Что?..

Скарлетт, окончательно придя в себя, ответила:

– Мне приснилось такое… такое…

Ретт, поставив стакан на тумбочку, с мягкой улыбкой спросил:

– Что же?..

Слезы потекли по щекам Скарлетт… Она не могла, не могла сказать ему этого…

Ретт встревоженно произнес:

– Дорогая… Дорогая, не надо волноваться… Все хорошо… успокойся.

Вытерев слезы рукавом ночной рубашки, Скарлетт всхлипнула.

– Ретт…

Батлер не на шутку обеспокоился.

– Что с тобой?..

Слезы буквально душили Скарлетт.

– Мне приснилось…

– Скажи – тебе плохо?.. Может быть, вызвать врача?.. Скарлетт, скажи мне…

Скарлетт попыталась улыбнуться, но улыбка получилась похожей скорее на мучительную гримасу.

– Нет… не надо врача… Ты мой врач, Ретт… Не надо…

– Скажи мне, что такое?..

Скарлетт уткнулась мокрым от слез лицом в его сильное плечо.

– Не надо врача…

– Ну что с тобой?.. Она вновь всхлипнула.

– Мне приснилось… Мне приснилось, что ты бросил меня…

– Оставь, Скарлетт… Какие глупости ты говоришь… Слушать стыдно, – попытался улыбнуться Ретт. – Как ты могла подумать…

– Ретт, скажи честно…

– Да…

– Ты… Ты ведь никогда не бросишь меня?.. Не бросишь, Ретт?..

Ретт нежно поцеловал ее в щеку.

– Ну что ты, что ты…

– Не бросишь?..

– Ну конечно же, нет… А почему ты об этом спрашиваешь?..

– Мне приснилось…

– Не надо снить такое, Скарлетт… Ты ведь знаешь, как я люблю тебя…

Скарлетт благодарно посмотрела на своего мужа и спросила:

– Правда?..

Ретт кивнул.

– Ну да… Ты ведь сама об этом знаешь…

– А ты никогда не оставил бы меня в темном лесу?.. – Спросила Скарлетт.

– Ну что ты…

– Мне приснилось…

– Я же говорю – тебе приснился кошмар… Отдыхай, дорогая..

Ретт уже поднялся с кровати, чтобы уйти, но Скарлетт задержала его.

– Не уходи… Побудь со мной…

Батлер охотно согласился.

– Хорошо… Как ты только захочешь, моя любимая… Как ты захочешь…

Скарлетт впервые улыбнулась.

– Как ты сказал?..

– Как ты захочешь…

– А до этого?..

– Я сказал – любимая…

– О, повтори еще раз… Повтори, очень прошу тебя, Ретт, повтори еще раз… это слово!..

– Могу повторить хоть сто раз: любимая, любимая, любимая…

– О, какое счастье… Ретт, если можешь – прости меня за все, что я сделала тебе нехорошего… В своей жизни ты видел от меня больше печалей, нежели радостей… Ретт, мне так стыдно…

Ретт нежно погладил ее седеющие волосы.

– Что ты… Не думай об этом. Все будет хорошо… Мы ведь вместе с тобой, мы счастливы вдвоем…

– Да… Я действительно счастлива с тобой – как поздно я осознала это!.. О, мой любимый!.. Ретт, ты даже не представляешь, что ты для меня значишь!..

Ретт осторожно вытер своим платком ее мокрые от слез щеки.

– Я тоже счастлив с тобой… Да, у нас все с тобой будет хорошо… У нас и так с тобой все хорошо…

– Да, да… Говори мне еще что-нибудь…

Ретт с улыбкой продолжал:

– Да, конечно, конечно… У нас с тобой семья, дети… Мы понимаем друг друга с полуслова… Счастливая старость… Чего же еще можно желать?

– Ретт, я так благодарна тебе… У меня просто нет слов передать, как я тебя люблю!..

Батлер посмотрел на свою жену немного удивленно и спросил:

– Благодарна?..

Она счастливо улыбалась.

– Да…

– Я не ослышался?.. Ты благодарна мне?.. Скарлетт, за что?..

– За то, что ты теперь рядом со мной… Ретт, я так люблю тебя… Да, только теперь, с возрастом, я начинаю понимать, что такое настоящая любовь…

Ретт едва заметно улыбнулся.

– Скарлетт, ты не одинока в этом чувстве – и я люблю тебя…

Она незаметно смахнула со щеки слезинку – но на этот раз она плакала от радости…

Убедившись, что с женой все нормально, Ретт осторожно поднялся с ее кровати и неспешным шагом отправился к двери.

– Спокойной ночи… Думаю, что на этот раз ты крепко заснешь…

– Да, мой Ретт…

Неожиданно Скарлетт, вспомнив свой недавний кошмар, спросила:

– А где же горностай?..

Ретт уже взялся за дверную ручку, когда она задала этот странный, как показалось, вопрос. От неожиданности он остановился.

– Горностай?..

– Да…

Ретт удивленно поднял брови.

А почему ты об этом спрашиваешь?.. Причем тут какой-то горностай?..

Скарлетт замялась – она поняла, что этот совершенно неожиданный для ее любимого вопрос прозвучал в ее устах явно не к месту и не ко времени…

Слабо улыбнувшись, она как-то очень неуверенно произнесла:

– Ну, ничего, это я просто так…

Ретт недоуменно пожал плечами – он ожидал от Скарлетт какого угодно вопроса, но только не этого…

– Я думаю, он теперь спит… Я поместил его в своем кабинете, поставил в клетку тарелочку с молоком и накрошил немного мяса…

Скарлетт, ласково и благодарно посмотрев на Ретта, произнесла:

– Спокойной ночи…

На этот раз Батлер не удержался от того, чтобы еще раз не подойти к жене и все с той же нежностью не поцеловать ее перед сном.

– И тебе того же…

«Как хорошо, что он рядом со мной», – подумала Скарлетт, засыпая…

ГЛАВА 4

Иногда Скарлетт и Ретт начинали ссориться по самым незначительным пустякам – потом, поостыв, глядя на случившееся с высоты своего жизненного опыта, они сами задавали себе один и тот же вопрос: «Неужели мы, такие взрослые, почтенные люди, могли дать себе взорваться из-за самых незначительных вещей?.. Ведь недомолвки, эти неосторожно сказанные фразы – не причина для ссор, это всего-навсего повод…»

И Скарлетт, и Ретт все время корили себя за свою невыдержанность.

Но эти ссоры случались все чаще и чаще – иногда им казалось, что они находят в ругани, во всех этих нелепых обидах и взаимных упреках какую-то непонятную потребность – скандалы входили в их плоть и кровь, в их повседневное существование, они становились такой же насущной, каждодневной необходимостью, как желание поесть, поспать, посидеть у камина…

Скандалы, бурные и драматичные, обычно заканчивались трогательными сценами примирения, они просили прощения друг у друга, каждый говорил, что виноват именно он…

Тем не менее примирения, как правило, были до обидного непродолжительными – в лучшем случае на какую-то неделю: очередные взрывы эмоций происходили непредсказуемо, спонтанно, совершенно внезапно – ни Скарлетт, ни Ретт не могли предугадать, когда это произойдет…

Да, они по-прежнему любили друг друга, также, как и много лет назад; да они прекрасно понимали, что не проживут без друг друга и дня…

Оба прекрасно понимали это, но ничего не могли с собой поделать…

И Скарлетт, и Ретт все время задавали себе один и тот же вопрос: «Сколько же все это будет продолжаться?..», и ответ был один: «Пока нас не разлучит смерть…»

* * *

Так случилось и в то памятное для Скарлетт утро, следующее после посещения гостеприимного дома мистера Джонатана Коллинза…

Вопреки своему обыкновению, Скарлетт проснулась довольно поздно – где-то в половине десятого (обычно она поднималась очень рано, еще раньше прислуги, где-то часов в семь…).

Однако Ретт не будил ее, щадил, помня, что ночью приснившийся кошмар вымотал Скарлетт, и теперь ей необходимо отдохнуть…

За завтраком ни Ретт, ни Скарлетт ни словом не обмолвились ни о том страшном сне, ни о его возможных причинах – хотя для Скарлетт причины того страшного видения были совершенно очевидны. Ее муж не акцентировал внимания на ее вчерашнем состоянии – он всегда отличался глубиной такта… Он прекрасно знал, что всякое, пусть даже невольное напоминание женщине о ее внезапной слабости чаще всего неприятно… Скарлетт чувствовала тактичность мужа, и глаза ее благодарно блестели…

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru