Пользовательский поиск

Книга Погоня за счастьем. Содержание - Глава 49

Кол-во голосов: 0

— Могу я видеть ее? — робко спросил он. — Пожалуйста.

Локлан кивнул, но не пошевелился. Выждав минуту, Линкольн добавил:

— Одну.

Прошла почти минута, прежде чем Локлан снова кивнул, поднялся, осторожно поставил жену на ноги, обнял за плечи и вывел из комнаты. Кимберли, вне себя от отчаяния, даже не заметила Линкольна. Дверь за ними закрылась. Такого благодеяния Линкольн не ожидал.

Мелисса была белее простыни. И дело было не только в плохом освещении. Она действительно была смертельно бледна, как будто и в самом деле…

Мокрую одежду сняли, и теперь на ней была простая белая сорочка с длинными рукавами и высоким воротом, удобная, из очень мягкой ткани. Волосы уже просохли и рассыпались по подушке, хотя один темно‑рыжий локон лежал на голубом одеяле, подтянутом к самой шее.

Как она прекрасна даже в своей неподвижности! А ее открытые глаза сбивали его с толку. Казалось, что она совершенно здорова и вот‑вот заговорит. Но пока он нес ее к замку, они оставались невидящими, пустыми, безжизненными.

Он сел на край кровати, взял лежащую на одеяле руку, поднес к щеке. Негнущиеся пальцы холодили кожу. Если бы ее грудь не вздымалась чуть‑чуть, едва заметно, он подумал бы, что она мертва.

По его спине прошел ледяной озноб.

— Мелисса? Нет ответа.

— Я надеюсь, что ты меня слышишь, поэтому хочу сказать тебе кое‑что такое, что тебя обрадует. Твой дракон подох.

По‑прежнему ничего.

Он так надеялся, что это поможет, так рассчитывал. Ведь она ушла в себя из‑за дракона. Нужно все расписать в подробностях.

— Я сам прикончил его, никому не доверил такое важное дело. Это было нелегко, но я отправил его на дно озера, где он сгниет и никогда не вернется пугать тебя. Слышишь, Мелли? Теперь ты в безопасности. Неужели подумала, что я позволю какому‑то дракону тебя обижать?

Никакой реакции. Даже глазом не моргнула. Значит, несмотря на все уверения родственников, дракон тут ни при чем. В конце концов, с этим кошмаром она жила едва ли не с детства. Скорее всего, у нее просто нет веских причин возвращаться. Что ж, он даст ей эту причину.

— Мелли, если ты немедленно не придешь в себя, мы не сможем пожениться. Твои родители больше не станут возражать.

Нет, этого недостаточно.

— Я получил их благословение. Мы поженимся, когда ты пожелаешь.

Ее палец у его виска чуть дернулся. Сердце Линкольна подскочило от радости, но так же быстро упало. Бессмысленный взгляд был по‑прежнему устремлен в потолок. Должно быть, палец дрогнул случайно. И хотя сознание этого убивало его, он скрыл свое разочарование.

Он припал губами к ее ладони и обнаружил, что теперь она стала намного теплее.

— Правда?

Линкольн вскинулся. Голос слабый, хриплый, но Мелли смотрит на него! Она вернулась! Он не знал, плакать или смеяться. Но вместо этого радостно завопил:

— Да!!

Дверь немедленно распахнулась, и в комнату набилась едва ли не половина родственников. Все прижимались к массивным створкам, стараясь подслушать, что говорит Линкольн, и, когда Локлан неожиданно повернул ручку замка, ввалились в комнату.

Пока Кимберли обливала слезами дочь, Локлан отвел Линкольна в сторону:

— Как тебе это удалось?

— Я солгал, — объяснил тот, очевидно, ничуть не раскаиваясь. — Сказал, что вы дали нам свое благословение.

До Локлана не сразу дошло, что случилось, но поняв, он разразился хохотом.

— Это не ложь, парень. Каких еще доказательств мне искать? Ведь она не задумалась прыгнуть в воду, чтобы тебя спасти! Больше я не могу препятствовать вашей любви. Моя дочь не может жить без тебя. Только с тобой она будет счастлива.

Хотя Линкольн был рад слышать это, все казалось не важным по сравнению с тем, что Мелисса снова с ними. И хотя он верил, что она поправится, и помыслить не желал об ином исходе, все же такая вероятность была.

Он протиснулся между Макферсонами, собравшимися вокруг постели Мелиссы, как раз вовремя, чтобы услышать вопрос Адама:

— Что это с твоим голосом, девочка?

— Слишком громко кричала, зовя на помощь, вот и сорвала голос. Горло до сих пор саднит. Но я бы выпила немного воды.

— По‑моему, ты и без того наглоталась ее достаточно, — многозначительно заметил Джонни. — Как насчет подкрепляющего глоточка виски?

— Ох, Джонни, некому тебе уши надрать, — пожурила Кимберли. — Иди и прикажи кухарке приготовить чай с медом. Мед хорошо успокаивает горло.

Джонни неохотно удалился, но, поскольку встретил слугу в коридоре, немедленно вернулся обратно и объявил:

— Неподкрепляющий напиток сейчас будет.

— Так что же все‑таки случилось? — допрашивал Адам. — Ты прекрасно плаваешь? Почему же сразу пошла ко дну?

Мелисса вспыхнула.

— Что‑то задело мою ногу. Возможно, это была всего лишь юбка, но я сразу потеряла голову. Словно ожили худшие кошмары, и я, кажется, потеряла сознание.

— Нашла где его терять? — пожаловался Йен Шестой, который, кажется, состарился лет на десять, пока бежал к Мелиссе, сознавая, что уже может быть поздно. А потом, когда она не пришла в себя…

— Тут ты прав, — улыбнулась она.

— И что тут смешного? Она крепко сжала его руку.

— Просто хорошо сознавать, что дракон не существует или просто не считает нужным нас замечать.

— Ты по‑прежнему думаешь, что он живет на дне? — неверяще ахнул Йен Четвертый.

— Я знаю, что нет там дракона. Понимаю умом. Но ребенок во мне отказывается этому верить. Впрочем, я пошутила. И знаю, что его больше нет. Мой Линк избавился от него раз я навсегда.

Локлан удивленно спросил:

— И каким же это образом?

— Он сказал, что убил его.

— И ты поверила?

— Конечно.

Локлан с сомнением покачал головой. Мелисса улыбнулась:

— Все дело в том, чему ты хочешь верить, па. В моем воображении навсегда запечатлелся мертвый дракон, медленно опускающийся на дно, откуда больше никогда не всплывет. И хотя я знаю, что его никогда не было, ребенок во мне теперь тоже в этом уверен.

Глава 49

До чего же было странно находиться в окружении Макферсонов и не встречаться с подозрительными, пренебрежительными, злыми взглядами. Ситуация была одновременно необычной и обескураживающей, особенно еще и потому, что все их претензии к нему словно рукой сняло. Неужели они решили позволить чувствам Мелиссы взять верх над их опасениями?

Многие Макферсоны вернулись к себе, чтобы сообщить родным о предстоящей свадьбе. Остальные задерживались в Крегоре, очевидно, собираясь погостить подольше. Почему? До сих пор не доверяли ему? Или потому, что не имели жен или любовниц, к которым могли бы поспешить, и здесь было куда веселее?

Линкольн ни словом не отметил такую внезапную перемену по отношению к нему. Но все было так, словно его в самом деле приняли в семью, как и обещали, в том случае, если он станет мужем их племянницы. Правда, они еще не были женаты, но благословение Макгрегора в их глазах было крепче любых брачных уз. Теперь он один из них. Повезло же дьяволу!

Но его обиды так легко не забывались. По крайней мере сам Линкольн был в этом убежден. Именно его избили тогда до полусмерти! Именно он потерял лучшего друга! Они просто избавлялись от назойливой мошки, какой считали его. Он же лишился друга, дома… матери.

И теперь был уверен, что не забудет и не простит. Правда, эта уверенность несколько поколебалась, когда в один прекрасный день к нему подошел Дуги.

Линкольн впервые остался наедине со старым другом. Перед тем как идти спать, он поговорил с Локланом. Тот посвящал его в планы Мелиссы и Кимберли.

Мелиссе было приказано лежать в постели, но хотя сегодня она все же поднялась, малейшее напряжение ее утомляло. Очевидно, несостоявшаяся встреча со смертью сильно ее ослабила.

Заметив это, Локлан, к величайшей досаде Мелиссы, немедленно отослан ее в спальню, поэтому Линкольну так и не удалось с ней поговорить. Пока что его допустили в ее комнату всего один раз, да и то, когда она лежала без сознания. Очевидно, больше родители не намеревались проявлять подобную снисходительность.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru