Пользовательский поиск

Книга Погоня за счастьем. Содержание - Глава 44

Кол-во голосов: 0

Мелисса ожидала жалоб. Линкольну и в самом деле приходится нелегко.

Она заговорила об этом, как только они добрались до берега и остановились на высоком утесе, глядевшем на океан. Йен спешился, чтобы посмотреть, можно ли спуститься вниз или придется ехать дальше, к западу.

— Как ты держишься? — спросила она Линкольна. — Не хочется кого‑нибудь убить?

— Откуда мне знать? Я обезумел еще два дня назад.

— Ба, теперь ты надо мной подшучиваешь!

— Если бы я шутил, постарался бы ответить утвердительно.

Мелисса вздохнула, соскользнула на землю и подошла к краю обрыва. Ветер рвал ее юбку, так что ей пришлось придерживать подол обеими руками. Шпильки выпали во время скачки, и лицо обрамляла масса мелких локонов.

Она оглядела серую воду и свинцовые тучи.

— Прости. Мне очень жаль.

— Ш‑ш, ты не виновата, что происходишь из семейки дикарей, — услышала она над ухом и, охнув, обернулась.

Сзади стоял улыбающийся Линкольн. Ветер ерошил и его волосы. Черные пряди упали на лоб. Она совсем забыла, как здесь может быть ветрено и холодно.

Линкольн положил руки на ее плечи, попытался притянуть к себе, но голос Йена заставил его отстраниться.

— Тропинка там! — проорал Йен, направляясь к ним. — Я так и думал, что найду ее! Когда‑то я не раз ходил этими дорогами.

— Почему? — удивилась Мелисса.

— Это было давным‑давно. Чарли, Нилл и я часто бродили по берегу. Один раз пять часов шли вдоль воды.

Нашли несколько морских пещер. Вернее, это мы назвали их пещерами, хотя они были скорее впадинами, вымытыми в скалах Лордом Океаном, чьи волны непрестанно танцуют вокруг утесов.

— Смотрю, ты стал поэтом в своем почтенном возрасте, Йен? — поддела племянница.

— Нет, просто это лучше звучит, чем дыры в камнях. Оставьте лошадей здесь. Тропа для них слишком узка.

— А есть ли смысл спускаться? — спросил Линкольн.

— Кроме того, что это интересно, — никакого. Зато мне будет чем заняться, пока вы станете тут любезничать.

— Тогда дело другое.

Между скалами вилась узкая полоса каменистой земли. Местечко было живописным и очень уединенным: что‑то вроде бухточки, по обе стороны которой бушевал прибой. Идти было некуда, разве что добираться до ровного берега вплавь. Оказавшись внизу, Мелисса и Линкольн мечтали только об одном: чтобы Йен подольше не присоединялся к ним.

— Твои пещеры тоже здесь, Йен?

— Одна. Спрятана за большим валуном.

Мелисса решила посмотреть. И в самом деле за обломком скалы, поросшей травой и мхом, скрывалась темная впадина. Чтобы пробраться внутрь, приходилось едва не ползти на четвереньках.

— Думаешь, там что‑то есть?

— Кроме раковин и пауков? — фыркнул Линкольн.

— Мальчишки обожают такие закутки. Мне хватает и свежего воздуха, и… О Господи, откуда что взялось! — ахнула Мелисса.

Дождь сыпанул с такой силой, словно наверху кто‑то опрокинул огромный чан с водой. Теперь уже не могло быть споров о том, стоит ли исследовать пещеру. Они просто ворвались внутрь. Это в самом деле оказалось не больше чем углублением, вымытым в скале. Места хватало едва для двоих, не говоря уже о третьем. И запоздавший Йен основательно вымок, прежде чем втиснулся туда. Однако внутри было сухо. Земляные стены с вкраплениями камней не пропускали воды. Слабый свет сочился из трещин и входа. И никаких пауков, по крайней мере таких, которые пожелали бы познакомиться с незваными гостями.

Через несколько минут дождь немного ослаб, превратившись в морось, и, почувствовав близость Линкольна, Мелисса невольно обратилась мыслями к совсем другим вещам. Под ее многозначительным взглядом бедный Йен поежился.

— О, девочка, имей же хоть каплю сострадания, — взмолился он. — Там льет как из ведра.

— Это ты имей хоть каплю сострадания, — возразила она. — И дождь прекращается. Дай нам пять минут. Всего пять! Ты и без того промок. Что мы можем сделать за пять минут?

— Ты у меня в долгу, — проворчал он, закутываясь во влажную куртку.

— Еще в каком! — согласилась Мелисса. — Назову первенца в твою честь!

— Только этого не хватало! — возмутился Йен, выползая наружу.

Не успел он скрыться из виду, как Линкольн привлек ее к себе.

— Мне следовало бы сначала жениться на тебе, потом привезти сюда и снова жениться ради всеобщего удовольствия. Тогда было бы куда легче получить то, что уже принадлежит мне, — прошептал он ей на ухо.

— Но я и без того твоя. Думаешь, я отдалась бы тебе, если бы сердцем не чувствовала, что это навсегда?

— Я хочу тебя так сильно, что едва на ногах держусь, — простонал он.

— И я тебя тоже, но он вот‑вот вернется, — жалобно протянула она.

— Тогда дай мне отведать твоих уст.

Его руки чуть крепче сжали ее талию. Поцелуй кружил голову, лишая разума, выпуская на волю так долго копившееся желание. Линкольн, казалось, вот‑вот раздавит Мелиссу, но ей было все равно. Она чересчур сильно вцепилась в его волосы, сама не сознавая, что делает. Он ничего не чувствовал. Боже, какое счастье целовать его! Она не ощущала его запаха: все заглушало благоухание просоленной земли, но пила мед поцелуя и хотела большего, еще… еще…

— Беги!

Это кричал Линкольн. Пораженная, Мелисса не сразу сообразила, в чем дело. Она не слышала шороха сыпавшихся с потолка камешков, но, очевидно, Линкольн сразу все понял и, почти обезумев, с силой вытолкнул ее из дыры. Не успела она очутиться снаружи, как он оказался рядом и снова обнял ее, с таким отчаянием, что она едва могла дышать.

— Ты не поранилась? Не ушиблась? Скажи мне, что все в порядке!

— Со мной ничего не случилось, Линк, ничего, — поспешила заверить она. — Подумаешь, всего‑навсего несколько камешков. Пещерка цела.

Линкольн отступил, прикрыл рукой глаза и попытался успокоиться. Но потрясение оказалось слишком велико, хотя голос уже звучал ровно.

— Знаю. Прости, что так всполошился. Но мой отец погиб при обвале. Его раздавила огромная глиняная глыба, увлекшая за собой булыжники. Он прожил еще немного, ровно столько, сколько понадобилось, чтобы откопать его и доставить домой. Мне вдруг показалось, что трагедия повторяется.

— Тише, тебе ни к чему извиняться.

— Неужели прошлое никогда не перестанет, меня преследовать?

— Обязательно перестанет, — заверила Мелисса, прижималась к Линкольну. — У тебя не будет времени тосковать, когда ты женишься на мне. Я принесу в приданое только смех и солнечный свет.

Линкольн, чуть отстранившись, улыбнулся:

— Обещаешь, Мелли?

— Клянусь.

К ним подбежал запыхавшийся Йен:

— Что случилось?

— Здесь опасно, — пояснила Мелисса. — Стены начали рушиться.

— В таком случае вернемся домой. И будем надеяться, что простуда нас не доконает.

Однако это было легче сказать, чем сделать. Напуганные внезапной бурей лошади ускакали.

Глава 44

Их нашли к концу дня, на полпути к дому, пересекающими вересковую пустошь. Всадники примчались с побережья и сначала не заметили путников, возможно, потому, что те нашли убежище в обугленных руинах заброшенной фермы, после того как снова разразился ливень.

Двадцать три всадника. На бедняг словно надвигалась небольшая армия или шайка разбойников. Ненастная погода отнюдь не способствовала хорошему настроению, тем более что Локлан, истерзанный тревогой, потерял остатки терпения еще несколько часов назад.

— Никаких прогулок, пока погода не установится, — были его первые слова, обращенные к Мелиссе. — Ты пытаешься все уладить, но получается только хуже.

Мелисса передернула плечами:

— Ты даже не спросишь, что стряслось? Или думаешь, мы бредем домой под дождем ради забавы?

— Вы потеряли лошадей, — встрял Адам. — Это мы уже знаем.

— Твоя кобылка и мерин Йена вернулись в конюшню, — добавил Йен Четвертый.

— Жеребец Линкольна не знаком со здешними местами и, конечно, заблудился. Возможно, успел натворить дел где‑то поблизости. Придется его искать. Посмотрим, сумеем ли мы с братьями найти его до темноты, — вызвался Джонни.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru