Пользовательский поиск

Книга Пленница. Содержание - Глава 41

Кол-во голосов: 0

Она внимательно посмотрела на юношу. Как часто приходилось Мураду поддерживать ее точно таким же образом!

Их взгляды встретились.

Повисло напряженное молчание. Он облизал пересохшие губы.

— Эй! — Молодой человек нерешительно улыбнулся. — Я понимаю, что выгляжу слишком настырным, мы ведь даже не познакомились толком. Но может быть, вы позволите угостить вас чашкой кофе? Я… Я не хотел бы потерять вас, Алекс.

Алекс кивнула. И застыла от неожиданности: ведь она-то не называла сегодня Жозефу своего имени!

Улыбаясь, юноша слегка обнял ее за талию, и этот вроде бы случайный жест показался знакомым до боли.

— Ну ладно. — Жозеф отпустил Алекс и протянул книгу: — Хотите? Мне она больше не нужна.

Алекс снова кивнула и прижала к груди пухлый том.

— Вот мой номер телефона, — продолжал юноша, вытащил ручку и нацарапал что-то на клочке бумаги. — Я буду здесь еще месяц. Мы снимаем квартиру вместе с друзьями.

Алекс взяла его телефон и назвала номер своего.

— Вы уверены, что хорошо себя чувствуете? — с неподдельной тревогой поинтересовался он.

— Все в порядке. Просто я слишком много выпила вчера вечером.

— Может, вас проводить? — Жозеф явно ей не поверил.

— Нет. Позвоните попозже, вот и все.

— О'кей. Я позвоню сегодня вечером.

— Отлично, — хрипло ответила Алекс.

Помахав на прощание рукой, он пошел прочь.

А она смотрела ему вслед. Потом принялась листать книгу, чтобы прочесть все, что имеет отношение к судьбе Ксавье Блэкуэлла.

Жозеф сказал правду. Она изменила ход истории.

Дрожа от волнения, Алекс читала главу, посвященную спасению неизвестной женщины-американки, три года томившейся в плену у триполитанского паши. Слезы застилали глаза. Ей казалось, что сердце вот-вот разорвется.

Однако в монографию Робертса вкрались кое-какие ошибки. Например, он утверждал, что Блэкуэлл разыскал женщину где-то во дворце, хотя на самом деле они повстречались снаружи, возле главных ворот. Впрочем, такие мелочи ее не волновали. Тем более что в описании Робертса Ксавье выглядел еще более внушительно. Хотя, Господь свидетель, он и так был настоящим героем.

Совсем ослепнув от слез, Алекс вынуждена была как следует протереть глаза, чтобы прочесть последние предложения в этой главе. И тогда заревела навзрыд.

«… Несмотря на героические действия Блэкуэлла, судьба женщины так и осталась трагической. Вскоре после того, как ее доставили на борт флагмана Пребла, несчастная упала за борт и утонула. Ее тело так и не удалось обнаружить».

Глава 41

Кое-как Алекс дотащилась домой.

Открывая дверь в квартиру, она почувствовала себя совсем плохо и едва успела добежать до ванной комнаты, чтобы извергнуть содержимое желудка в раковину.

Задыхаясь, она прислонилась лбом к стене, подумала, что не просто переписала историю. Она стала ее частью.

Ничего удивительного, что ее внезапное исчезновение с борта «Конституции» было истолковано единственно приемлемым образом: она свалилась за борт и утонула. Моряки должны были в это поверить. Но не Блэкуэлл. Ведь в конце-то концов, она растворилась в воздухе прямо у него на глазах. Алекс без сил опустилась прямо на пол.

Черт побери, как же она устала…

Зато теперь все кончилось. По-настоящему кончилось. Ксавье умер больше века тому назад. Они с женой наплодили детей, и теперь «Корабельная Блэкуэлла» — одна из крупнейших международных компаний, а не умирающий доисторический монстр. И управляют ею прямые потомки Ксавье.

Все кончилось. Она нашла его — увы, только для того, чтобы потерять. И Алекс совсем не была уверена, что сможет это пережить. Что сможет с этим смириться. Она даже думать не хотела об этом. Она всегда будет помнить три года в Триполи.

— Алекс!

Она слышала, что пришла Бет.

— Алекс! — Бет ворвалась в ванную. — Что… тебе опять было плохо?

— Это все из-за перемещений во времени, — заверила Алекс. Ее тошнило всю ночь. — И это гораздо хуже, чем самая крутая ломка.

Дрожащие губы никак не складывались в улыбку.

— Алекс, а вдруг ты подцепила какой-нибудь вирус? Ведь ты же была в Триполи! Надо обязательно провериться у врача. У тебя ужасный вид!

— Мне тошно, — возразила Алекс. — Я устала до чертиков, и мое сердце разбито. Только и всего. Я только что из библиотеки, Бет. Мы изменили ход истории. И теперь Блэкуэлл — национальный герой. Его подвиги проходят даже в начальной школе.

От подступивших рыданий она не могла говорить. Бет смотрела на нее, горестно морщась.

— Господи, как же мне плохо, — бормотала Алекс.

— Тебе надо обо всем забыть, — заявила Бет.

— Никогда. Даже за миллион лет. — И Алекс встрепенулась. Она была достаточно романтической натурой, чтобы верить в реинкарнацию. Может быть, им с Блэкуэллом суждено обрести друг друга в какой-нибудь последующей жизни? Такое огромное чувство, как их любовь, запросто могло бы пережить века.

— Алекс, давай навестим доктора Гольдмана. Он классный врач и всегда мне помогает. А кроме того, он очень добрый. И даст тебе что-нибудь от депрессии. По крайней мере ты смогла бы вернуться к своим разлюбезным тезисам.

Алекс затрясла головой и плюхнулась на кровать. Тоска! Какая тоска!

— Мне совсем не до тезисов!

— Алекс, да не будь же ты такой дурой! Что лучше — поддаться депрессии и замкнуться в своей скорлупе или пойти к Гольдману, чтобы он помог справиться со всем этим?

— Ох, да наплевать мне на все! — пробормотала Алекс.

— А мне не наплевать! — рассердилась Бет.

Все-таки после обеда Бет удалось вытащить подругу к врачу. В такси Алекс снова затошнило, однако она крепилась, не желая поддаваться этому. И все же, едва переступив порог приемной, она прошептала, задыхаясь:

— Мне нужно в туалет!

— Первая дверь налево, — невозмутимо откликнулась медсестра.

Кое-как добежав до туалета, Алекс отдала все, что съела накануне, и устало подумала, что Бет могла оказаться права. Что в Триполи можно было подцепить какой-нибудь жуткий вирус, и вот теперь она действительно больна!

Гольдман оказался бодрым дружелюбным старичком в роговых очках. Он с сочувствием смотрел на пациентку, излагавшую свои жалобы. Алекс после минутной заминки выложила, что недавно умер один человек, который был ей чрезвычайно дорог. И вот теперь она сама не своя. И снова заплакала. Доктор проявил искреннее участие. И наконец она упомянула о постоянных приступах тошноты.

— Почему бы вам не положиться на мои знания? — ласково спросил врач. И тут же засыпал ее кучей вопросов, после которых сказал: — Придется сделать кое-какие анализы крови с учетом того, что вы посетили Ливию. Кстати, когда у вас была последняя менструация? — с невозмутимой улыбкой поинтересовался он.

— Я… — растерянно захлопала ресницами Алекс, собираясь с мыслями. С некоторых пор все подсчеты времени давались ей с трудом. — Но почему… нет, не может быть!

— Вы случайно не беременны?

— Нет! Это невозможно!

— Отлично.

Но пока доктор прослушивал легкие и сердце, ее охватило сильнейшее замешательство. Ведь она была близка с мужчиной. Прошлая ночь не в счет, но было еще и несколько недель назад, и тогда и речи не шло о предохранении! Получалось, что последние недомогания были у нее шесть недель назад — стало быть, случилась задержка! Но она не может быть беременной. Это исключено. Дрожащим голосом несчастная прошептала:

— Вообще-то у меня задержка — вот уже две недели. Мы были близки примерно три недели назад. И ничем… ничем не пользовались. — Она покраснела, как рак.

— Как, даже без презервативов? — удивился врач. — Милая девочка, ведь вы живете в век СПИДа!

И он немедленно всучил ей целых три брошюры.

Алекс уставилась на брошюры, подумав, что в девятнадцатом веке об этой заразе еще и не слыхали.

— Вам нужно будет сдать анализ мочи.

Она кивнула, не желая упоминать о том, что день или два назад почувствовала странные ощущения в грудях — они казались необычно тяжелыми и горячими.

93
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru