Пользовательский поиск

Книга Пленница. Содержание - Глава 38

Кол-во голосов: 0

Как несправедлива бывает судьба! Она послала ему в жены двух несравненных красавиц, не похожих друг на друга абсолютно ничем — кроме того, что обе оказались бесстыжими лгуньями. Правда, Зу уже давно ему опостылела. К тому же она так и не родила Джебалю сына. Однако он до сих пор остро, болезненно, как мальчишка, переживает разрыв с Зохарой.

Вот и теперь разъярился, стоило вспомнить про измену и супружескую неверность Зохары. И то, что Блэкуэллу удалось избежать расправы, только подлило масла в огонь. От гнева Джебаль чуть было не распахнул дверь в комнату Зу пинком ноги, но сдержался. Не обращая внимания на искаженное ужасом лицо Масы (принцу было наплевать на какого-то раба), Джебаль поднял руку, чтобы постучать.

И тут услыхал эти звуки.

Приглушенные женские всхлипы и дикий рев ее партнера, только что овладевшего самкой.

Не веря своим ушам, почти не соображая, что делает, Джебаль ворвался в комнату. И застал свою жену, валявшуюся на мраморном полу с бесстыдно раздвинутыми ногами. Над ней возвышался на коленях мужчина, засунувший член глубоко ей в рот. В глазах у Джебаля потемнело.

Над Зу склонился Джовар.

— Зачем я ему понадобилась?! — кричала Алекс, которую двое солдат молча выволокли из комнаты.

Ее провели по затихшему в предрассветный час дворцу. Алекс тряслась от страха. Уж очень все напоминало то утро, когда Джебаль повел ее на городскую площадь, чтобы показать, как казнят Блэкуэлла. Неужели он снова схвачен?.. Несмотря на прохладу и свежесть раннего утра, Алекс обливалась потом.

— Пожалуйста, скажите мне, что случилось! — умоляла она солдат.

— Лили Зохара, — покосился на нее один из стражей, — как мне ни жаль, но нам приказано не разговаривать с вами под страхом смерти.

— Они схватили Блэкуэлла? — вцепилась ему в жилетку Алекс. Однако на каменном лице часового ничего нельзя было прочесть.

А потом она услышала свист, вопли и улюлюканье. У Алекс душа ушла в пятки. О Господи! Они уже почти у городской площади, на которой опять неистовствует кровожадная толпа зевак! «Пожалуйста, только не Ксавье!!!»

Солдаты вывели ее на тесную улочку, поднимавшуюся к площади. Повернув за угол, Алекс обомлела: да, там действительно негде было яблоку упасть — совсем как в тот день, когда чуть не погиб Блэкуэлл…

Вот и паша восседает на своем белоснежном жеребце справа от плахи, как в то памятное утро. Рослый патлатый палач в белой рубахе торчит рядом, поигрывая своим ужасным кривым мечом. Остро отточенный клинок сверкал на солнце. Четверо янычар окружили закованного в кандалы пленного, заслонив его лицо.

Перепуганная до смерти, она обливалась потом и в то же время тряслась, как осиновый лист. Нет, ей ни за что не пережить снова такой кошмар.

Но тут часовые потащили ее через толпу. Янычары грозными окриками и тычками прокладывали себе дорогу. Наконец Алекс увидела Джебаля. Принц гарцевал на нервном жеребце. Сбруя коня сверкала от бесчисленных драгоценных украшений.

Стражи безжалостно вытолкнули ее из толпы. И Алекс охнула, разглядев лицо закованного в кандалы несчастного. Ибо в окружении четырех рослых янычар со скованными за спиной руками стоял белобрысый перебежчик-шотландец, командир военного флота паши, раис Джовар.

Она совсем растерялась. Разве Джовар был шпионом?

Но тут ее толкнули вперед, к Джебалю. Он взглянул на нее и тут же отвернулся. Солдаты встали рядом с Алекс.

— Где она? — спросил у сына паша.

Алекс дернулась, дико вытаращив глаза на Джебаля, понятия не имея, что за пытка уготована ей на сей раз.

Но тот ничего не сказал, и не сразу пленница догадалась, что его застывший взгляд устремлен куда-то за ее спину. Ни жива, ни мертва, она обернулась туда же. И снова охнула от неожиданности.

В этот миг еще двое солдат безжалостно бросили под копыта жеребцу Джебаля нагую Зу.

Алекс едва не лишилась чувств. Она подняла голову и встретилась с напряженным взглядом Джебаля.

Мрачные темные глаза пронзили ее насквозь.

Зу кое-как поднялась на ноги. Половина ее лица была сплошным синяком, на пышном теле тоже виднелись следы побоев. Похоже, ей пришлось отведать и кнута. Алекс затошнило.

— Мой господин, я молю о прощении! Я сама не знала, что делала! Такого никогда больше не случится, молю тебя ради Аллаха всемогущего, пощади мое тело и мою душу!

— Молчать! — рявкнул Джебаль. А потом наклонился и ударил ее плеткой с такой силой, что Зу рухнула ничком наземь и так и осталась лежать неподвижно.

Первым побуждением Алекс было кинуться к ней и попытаться помочь. Но она заставила себя остаться на месте. Она догадалась, что происходит.

Паша дал знак палачу.

Алекс, затаив дыхание, смотрела, как Джовара бросили на колени перед плахой и заставили опустить голову. Шотландец молчал, не рыдал, не молил о пощаде. Алекс показалось, что она заметила в широко распахнутых глазах обреченность — как если бы Камерон давно знал об уготованном ему ужасном конце. Палач замахнулся, и Алекс зажмурила глаза. Раздался глухой удар — и тут же восторженно взревела толпа.

Однако Алекс так и не открыла глаза и едва дышала, с трудом удерживаясь от подступившей рвоты — хотя за последние три дня почти ничего не ела.

— Зохара!

Вздрогнув, она открыла глаза и увидела Джебаля.

— Джовар с моей женой обманули меня, — криво улыбаясь, сказал он. — Его судьба ждала и Блэкуэлла — если бы он не сбежал. Смотри!

— Пожалуйста, — задыхаясь, взмолилась Алекс. — Я не могу!

— Смотри!!!

Глазами, полными слез, она взглянула на обезглавленное тело. И тут же рухнула на колени, корчась от судорожной рвоты.

Джебаль рявкнул новую команду.

Зу дико заверещала.

Алекс дернулась, не в силах оторвать глаз от Зу, которую связали по рукам и ногам.

— Нет… — невольно шептали непослушные губы.

— Джебаль, умоляю, — обливаясь слезами, причитала Зу, — помилуй меня, будь милосердным, ради Аллаха святого, великого, помоги мне, я люблю тебя, я тебе верна, пожалуйста, не делай этого! О Аллах великий, молю тебя, спаси меня!

Выступили вперед два солдата с мешком.

Алекс застыла.

Зу дико вырывалась, однако янычары легко подхватили ее и засунули в огромный парусиновый мешок, а потом ловко завязали горловину. Зу все еще дергалась, пытаясь освободиться, и так же дергался и морщился ужасный мешок. Плотная парусина хоть и приглушала отчаянные вопли, они по-прежнему резали слух. Алекс вяло подумала, что такое не может случиться наяву.

Вперед выехал Джебаль. Он подхватил мешок и поскакал к гавани, волоча по мостовой страшный груз. Несчастная с новой силой принялась визжать и биться. Алекс не верила своим глазам. Жизнь оказалась пострашнее фильмов ужасов.

Джебаль доехал до конца одного из причалов и остановил коня. А потом поднял мешок со своей собственной женой и швырнул в пучину.

И снова толпа на площади кровожадно взревела.

Во второй раз в жизни Алекс потеряла сознание.

Глава 38

Малъта, 16 июля 1804 года

Они крепко пожали друг другу руки.

Ксавье находился на борту флагмана коммодора Пребла, сорокапушечной «Конституции США». Датское торговое судно, на котором капитан бежал из Триполи, доставило его в Александрию, откуда Ксавье на французском бриге добрался до Мальты. Здесь в это время бросил якорь корабль коммодора Пребла. Два офицера взглянули друг на друга. А потом Пребл улыбнулся и обнял Блэкуэлла.

Ксавье дружески похлопал его по плечу. Они воевали вместе совсем недавно, как раз перед тем как Блэкуэлл ушел в отставку.

— Черт побери, я уж и не чаял до такого дожить, — со вздохом признался Ксавье. Он все еще не мог поверить, что свободен, а Александра томится в плену.

— Я тоже. Чуть с ума не сошел, когда узнал, что турки захватили «Жемчужину», а потом — что ты пропал. Все уже думали, что ты погиб, Ксавье. — Темные живые глаза Пребла были полны любопытства.

— Ну, это длинная история.

85
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru