Пользовательский поиск

Книга Пленница. Содержание - Глава 37

Кол-во голосов: 0

— Нет, ты не сбежишь!

Потом она увидела Блэкуэлла, уже взобравшегося в седло и скакавшего к ней.

— Александра! — кричал он.

Она извернулась и впилась зубами в руку Джебаля. Рот наполнился кровью. Принц с воплем разжал пальцы.

Алекс рванулась к Блэкуэллу. Вцепившись что было сил ему в колено, она повисла сбоку от коня, несшегося во весь опор. Обутые в сандалии ноги тут же сбились в кровь, а подкованные копыта то и дело попадали по локтям. Несмотря на боль и страх, она ни за что не хотела разжать руки.

Однако на такой скорости силы ее начали быстро иссякать. И тут лошадь под Блэкуэллом налетела на двух других всадников, беспорядочно размахивавших своими ятаганами. Ошарашенное животное взвилось на дыбы и дико заржало. Алекс отчаянно цеплялась за ногу Блэкуэлла.

— Прыгай в седло! — крикнул Ксавье. Но ей не хватало решимости выпустить хотя бы на миг его ногу, чтобы перехватиться и вскарабкаться лошади на спину. И тут вдруг что-то наподдало сзади так, что она взлетела вверх, схватила за пояс Блэкуэлла и протянула руки к поводьям. Серая кобыла снова взвилась на дыбы. Оглянувшись, Алекс заметила Мурада, покрасневшего от напряжения.

— Бегите! — кричал раб, дико вращая глазами. — Бегите!!!

Лошадь рванулась вперед, так что Алекс чуть не упала с нее. Впереди замаячила гавань. Только тут она заметила, что их охраняют два араба, скакавшие по бокам.

И что-то дернуло ее за ногу. В панике она обернулась, чувствуя, что неотвратимо сползает с конской спины. Хуже того — начал сползать, и увлекаемый ею Блэкуэлл.

Оказывается, ее тащил невесть откуда взявшийся Джебаль. Охваченный буйной яростью, он вцепился в ее ногу мертвой хваткой и не обращал внимания на бившие по чему попало копыта.

На искаженном дикой злобой лице было ясно написано, что этот зверь ни за что не выпустит свою жертву. И она вот-вот свалится с лошади. Если Алекс не разожмет руки и не оставит Блэкуэлла, он тоже упадет и снова будет схвачен.

Алекс разжала руки.

Глава 37

Она осталась совершенно одна.

Мурад скрывался от Джебаля где-то в Триполи, а Блэкуэлл сбежал.

Ей никогда не забыть, как в последний раз она видела Ксавье, который обернулся и дико сверкнул глазами, поняв, что это Джебаль стащил ее с лошади. Было ясно, как день, какая за этим последовала внутренняя борьба, как ему хотелось спрыгнуть с седла, вернуться к ней и отбить у Джебаля, несмотря на связанные за спиной руки. Однако Алекс мало беспокоилась о себе. В погоню за Блэкуэллом устремлялись все новые и новые отряды варваров. Понимая, что ей самой не вырваться, Алекс крикнула Ксавье:

— Беги! Беги!!!

К этому воплю присоединился еще чей-то голос. Оказывается, Нильсен догнал их и понесся к морю. И тогда Блэкуэлл, решившись, последовал за ним.

Но Алекс успела прочесть обещание в его взгляде. Он еще вернется за ней. И бедняжка верила в это всем сердцем, всей своей изболевшейся душой.

Во дворце все только и говорили об удивительном бегстве капитана Блэкуэлла. Паша был в ярости. Джебаль был в ярости. Джовар сослал на работу в каменоломни весь отряд дворцовой стражи, а их командира казнил в тот же день. Алекс было достаточно прижаться ухом к двери, чтобы в подробностях услышать все новости, с увлечением обсуждаемые часовыми.

Но вскоре она без сил рухнула на кровать, уткнулась лицом в подушку и зарыдала. Ну кого, кого она старается обдурить? Никакой это не любовный роман. Это настоящая жизнь, только намного хуже, потому что здесь мусульманское государство, и идет 1804 год. И каким бы отважным, непримиримым и сильным ни был Ксавье Блэкуэлл, он всего-навсего человек из плоти и крови. А это значит, что он погибнет, если рискнет вернуться. И ей никогда его не видать. И им никогда не жить вместе.

Ей в голову пришла мысль, что только безнадежная дура могла попытаться изменить ход истории. Ей давно пора вернуться в родной двадцатый век и выбросить из головы все бредни про Блэкуэлла. Может, со временем память станет слабее и не будет всякий раз ранить сердце, как будто это острие ятагана. Может быть, она сможет относиться к этому как к просто приключению.

Нет, надеяться на это бесполезно. В любом случае вряд ли вообще удастся вернуться в двадцатый век, ведь лампа у Зу. Если та вообще ее не выкинула.

— Он удрал! — рычал Джовар. — Невероятно, но он ушел прямо из-под носа! Мы попытались перекрыть выход из гавани, но датчанин запросто прорвал заслон. И вот теперь Блэкуэлл удрал, а с ним заодно и Нильсен!

— Ну и скатертью дорожка, — зевая, протянула Зу. Он уставился на любовницу невидящим взглядом. Все мысли шотландца устремлялись к Блэкуэллу.

— Я хочу его убить!

Зу соскользнула с кровати и возбужденно зашептала:

— Ну же, милый, дай своему гневу как следует разрядиться!

Джовар не обращал на нее внимания, уверенный, что в любой момент сможет воспользоваться ее телом. Он метался, как тигр в клетке.

— Остается только ждать, что он еще вернется за Александрой Торнтон. Видела бы ты его рожу, когда Джебаль сдернул эту сучку с лошади. Дурак, он на самом деле был готов кинуться на выручку! Если бы я не разрядил свои пистолеты, то запросто мог бы подстрелить его в тот момент!

— Не думаю, что он вернется. Во всяком случае, скоро. Может быть, в следующем году, на каком-нибудь американском военном корабле…

Джовар повернулся к ней. Действительно, Зу улыбалась!

— Ты что, смеешься?! — зловеще спросил он. Зу повела плечами, отчего всколыхнулись тяжелые груди.

— Ты сегодня такой упрямый, Питер…

В три скачка он оказался рядом, ухватил ее за волосы и дернул так, что голова любовницы резко запрокинулась, обнажая горло. Она испуганно охнула.

— А я думаю, что он вернется. Я думаю, что он вернется и сделает это скоро, чтобы освободить ее. — Джовар снова дернул Зу за волосы. — А я буду ждать его, Зу. И в этот раз ему не уйти!

Все, что Алекс могла придумать, — передать Джебалю письмо, что умоляет выслушать ее. Правда, вряд ли он обратит на ее просьбу внимание.

Однако он явился на удивление быстро. Скрестив руки на груди, принц устремил на пленницу надменный взгляд:

— Хотел бы я знать, что ты собираешься сказать.

— Насколько я понимаю, я обречена, — медленно начала Алекс.

— Значит, ты признаешь себя виновной?

— Я признаюсь только в том, что люблю этого человека и что рискнула спасти ему жизнь.

— Но ты посмела попытаться бежать с ним! — взбесился Джебаль.

— А что мне оставалось делать, если ты меня ненавидишь, если посадил меня под замок и даже грозил смертью?!

— Что ты хотела сказать? — еле сдерживаясь, спросил Джебаль.

— Я уверена, что Зу где-то спрятала мои вещи — ну, те самые, которые отняли у моего раба.

— Ах, да неужели?

— И я молю тебя вернуть их. Это просто памятные безделушки из дома. Или ты решил быть настолько жестоким, что лишишь меня последнего утешения?

— Зу твердит, что не брала эти вещи, — отчеканил Джебаль.

— Она врет. Она всегда врала.

— Уж не ты ли уличишь ее во лжи, Зохара? — рявкнул принц.

Алекс опустила голову. Это было все, что она могла сказать, что она вообще могла предпринять.

Джебаль вышел. Алекс услышала лязг железной задвижки и смахнула рукой горькие слезы. Она тоже всего-навсего женщина из плоти и крови. И довольно глупо было воображать себя какой-то героиней. Нет у нее больше ни отваги, ни сил.

А теперь нет и лампы, без которой ей не вырваться из Триполи и из лап Джебаля.

Хотя, Господь свидетель, сейчас было самое время плюнуть на все и вернуться в двадцатый век.

Но Джебаль передумал. Ведь он знал, что Зу действительно врет и вполне могла оказаться еще и воровкой. И если у нее находятся те загадочные штуки из прежней, христианской жизни Зохары, что ж, ему самому будет любопытно в них покопаться. Может быть, это даст возможность понять душу этой женщины, которую он так горячо любил и так сильно теперь ненавидит.

84
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru