Пользовательский поиск

Книга Пленница. Содержание - Глава 31

Кол-во голосов: 0

И что прикажете теперь делать? А что она может сказать? Правду?

— Отвечай, — грозно потребовал он.

— Я не шпионка. Я люблю свою страну. И я люблю тебя.

Он лишь рассмеялся в ответ — зло, оскорбительно.

— Я говорю правду.

— Ты всегда говоришь правду! — передразнил он.

У Алекс сжалось сердце от отчаяния и страха.

— Ксавье, я не такая, как все.

— Это тоже было мне ясно с самого начала.

Она заставила себя гордо расправить плечи и смотреть ему прямо в глаза.

— Мое настоящее имя Александра Торнтон, я американка и никогда не предавала свою страну. Я не шпионка. Просто я…

— Ну?

— Я попала сюда из будущего.

— Не понял?

— Я родилась в Коннектикуте, в 1973 году. Когда я была в последний раз в Нью-Йорке, был 1996 год. Я окончила Колумбийский университет. И моя специальность была — и есть — история военного флота США

Он, выслушав все до последнего слова, расхохотался:

— Ну и ну, Александра, могла бы придумать что-нибудь поубедительнее!

— Клянусь тебе, я попала сюда из будущего! Клянусь чем хочешь, Ксавье! Поэтому мне известно так много! Я много читала про эту войну и про ту, что была раньше, между Штатами и Францией. И я прочитала про тебя. И тогда… — Она беспомощно умолкла. Он уже слышал о том, что она любит его, и вряд ли стоило ставить себя в еще более неловкое положение, повторяя это без конца.

— Чушь! — отрезал он. — Ты разочаровала меня, Александра. Ты вполне могла бы сочинить более убедительную историю — и даже рискнуть утверждать, что работаешь на нас!

— Но я не шпионка. — По ее щекам катились бессильные слезы. — И я люблю тебя!

— Этим меня не проймешь, — выпалил он.

— Мурад мне верит, — ухватилась она за соломинку.

— Пусть твой раб катится к дьяволу с тем, чему он верит, а чему нет! — Он снова кричал.

— Ты поднимешь на ноги весь гарем.

— И ты полагаешь, я должен поверить тебе про так называемый побег? — спросил Блэкуэлл, скрестив руки на груди.

Она набросилась на него. Замолотила кулаками по груди. Он схватил ее за руки.

— Да! — визжала она. — Черт бы тебя побрал, ты не можешь мне не верить! Или ты уже не помнишь, что я спасла тебе жизнь?

Его хватка ослабла. Выражение лица изменилось. В глазах промелькнула какая-то тоска.

— Разве я смогу об этом забыть? — Он резко отвернулся.

Алекс, чей взор помутился от гнева, с трудом различила, как он потянулся к двери каморки Мурада.

— Ты хочешь уйти? Вот так просто повернуться и уйти?!

Даже не оглянувшись, он выскочил из комнаты.

Алекс задыхалась. Сердце болезненно сжималось. Почему все идет наперекосяк? Почему?! Почему он не полюбил ее — по крайней мере настолько, чтобы поверить на слово, чтобы прислушаться к голосу сердца? И как прикажете ей доказывать Ксавье, что она не шпионка, что она из будущего?!

Паспорт! Она же может показать свой американский паспорт, тот, настоящий, а не поддельный. Вот вам и доказательство, в котором он так нуждается! Она завтра же пошлет Мурада к Нильсену — пусть принесет паспорт со всеми вещами. Как только он увидит американский паспорт и другие вещи, он обязательно поверит ей, иначе и быть не может!

Однако сердце по-прежнему ныло от тревоги и страха. Нельзя было дальше тянуть и закрывать глаза на правду. Ведь она всегда опасалась, что в действительности все будет не так, как ей мечталось. В глубине души всегда жил страх, что Блэкуэлл бросит ее и один вернется в Бостон, что они никогда не станут любовниками, что ее любовь останется безответной. И тогда ее ждет ужасная участь остаться вечной заложницей в Триполи, в девятнадцатом веке.

Алекс ужас как не хотелось оказываться обыкновенной восторженной дурой.

И тут она услышала какой-то шорох в коридоре, у двери. Алекс тут же вспомнила, какой шум они подняли здесь с Блэкуэллом. Она подскочила к двери и распахнула. И оказалась нос к носу с Зу. Первая жена злорадно улыбалась.

Сколько она подслушивала? Боже милостивый, а они-то на повышенных тонах обсуждали и побег, и планы Пребла, и происхождение самой Алекс!.. И она без конца обращалась к нему по имени.

— Мне что-то не спится, — ухмыльнулась Зу.

Обе отлично знали, что это ложь. Алекс зажмурилась, дрожа от испуга. Что, если Зу подслушала все — от начала до конца?! В таком случае она может считать себя мертвой. И Блэкуэлла тоже.

Глава 31

Мурад вышел из резиденции Нильсена в крайне мрачном настроении.

В его сумке лежал рюкзак Алекс с вещами из двадцатого века. Его раздражало любое напоминание о невероятной истории госпожи и страшила возможность оказаться застигнутым врасплох со всеми этими уликами. А еще он злился на Алекс, которой захотелось во что бы то ни стало доказать Блэкуэллу, что она из будущего. Все равно это ничего не давало, кроме доверия Ксавье. Мурада восхищала твердость, проявленная американцем по отношению к чарам его хозяйки. Она вселяла надежду, что эти двое никогда не станут любовниками, хотя раб всей душой желал счастья своей госпоже. Однако сейчас приходилось выбирать между ее счастьем и самой жизнью.

И Мурад не мог отделаться от ощущения надвигающейся беды.

Он обмирал при мысли о том, что Ксавье обнаружат в гареме, куда не было доступа даже дворцовой прислуге мужского пола. И не важно, будут они заниматься любовью или нет, — Ксавье постигнет судьба, от которой его намеревается спасти наивная Алекс. Мураду же оставалось только одно: по мере сил охранять госпожу. Джебаль вверг ее в немилость и подозревает в бог знает каких грехах. Зу слишком искусная интриганка, а ведь она постоянно нашептывает Джебалю какие-то гадости. Возможно, он и сейчас уже знает слишком много. Алекс рассказала Мураду о том, как застигла под дверью Зу прошлой ночью. И теперь раб опасался, что госпожа разделит наказание, уготованное доселе одному Блэкуэллу.

Так или иначе он любой ценой должен спасти ее, и для этого существовал единственно возможный способ — побег.

Мурад был готов горы свернуть, чтобы устроить его, хотя при одной мысли о расставании с Триполи, где прошла вся его жизнь, сердце разрывалось.

Только что Нильсен предложил Мураду, Алекс и Блэкуэллу бежать раньше, чем было договорено. Со дня на день в гавань должен войти датский торговый корабль. Отсюда он пойдет курсом на Александрию и Константинополь. А потом — на Леггорн, где Алекс и Блэкуэллу не доставит труда повстречаться с американскими кораблями.

Все должно было решиться в эти дни. И оттого казалось еще более невыносимым. В то же время и оставаться в Триполи становилось все опаснее. От безысходности Мураду хотелось плакать.

Он с ненавистью посмотрел на сумку, казавшуюся ужасно тяжелой. С какой радостью он зашвырнул бы ее подальше в море вместе со всеми этими непонятными штуками! Ведь если он притащит их во дворец, то лишь приблизит роковую развязку. Слишком легко вещи Алекс могли угодить не в те руки и стать орудием ее гибели или помешать побегу.

Приподнявшись на носки, Мурад постарался разглядеть сверкающую на солнце морскую гладь. Там, за пределами досягаемости крепостных пушек, постоянно курсировали два-три американских корабля. И если Алекс говорила правду, то не пройдет и трех недель, как вся сила эскадры Пребла будет пущена на штурм Триполи.

Мурад старался гнать эти мысли из головы. Но ведь он сам только что передал послание для Пребла через Нильсена. Блэкуэлл писал тайными чернилами, однако раб знал, что в нем содержится. Кроме сообщения о том, что он находится сейчас во дворце, капитан передавал план военных укреплений и описывал вооружение паши.

Война, война витала в воздухе. В Триполи уже начинался голод. В голове у Мурада мелькнуло видение пылающих улиц и домов. Он не надеялся, что город выстоит штурм, начатый американцами. По крайней мере надо постараться, чтобы Алекс удалось бежать раньше. Пусть она окажется подальше отсюда, в безопасности.

С Блэкуэллом.

Мурад не обращал внимания на ревность и отчаяние. Он знал свой долг: уничтожить доказательства невероятного прошлого госпожи — предметов принесенных из будущего. И он решительно направился к берегу моря. И тут же столкнулся нос к носу с двумя янычарами.

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru