Пользовательский поиск

Книга Пленница. Содержание - Глава 27

Кол-во голосов: 0

Пригнувшись, Алекс проскочила через открытое место в закоулки судоходного дока, где стоял на ремонте одномачтовый рыбацкий корабль. Задыхаясь, она упала на колени. И тут наконец заметила их.

На борт «Жемчужины» скользнули две темные фигуры.

Ксавье на миг замер, уцепившись за корабельные снасти и сжимая в зубах сверток с бомбой. Тишина. Тогда он перелез через борт и распластался на палубе, переводя дух.

Справа от него рухнул Таббс со своей бомбой. Встав на колени, Ксавье торопливо развернул пакет.

Таббс сделал то же самое.

Алекс больше не видела заговорщиков. Но она знала, что произойдет дальше, как будто была одним из смельчаков. Один направится на нос, другой — на корму, и оба подожгут заряды. Их уже не остановят, даже если увидят.

«Ах, черт побери!» — пронеслось в голове у Алекс. Снова накатила волна страха, пересохло во рту. И все же она выскочила на открытое место, добежала до привязанной к причалу лодки. Она знала, что ее никто не видит. Но на бегу она неловко наступила на камень, который с шумом покатился по доскам. В ночной тишине этот звук был подобен грому.

Один из турок что-то выкрикнул, и все насторожились, прислушиваясь.

Алекс вцепилась в борт лодки, от испуга она даже не смела открыть глаза.

— А это что за чертовщина? — прошептал один из матросов Ксавье, вглядываясь в темноту.

— Не знаю — и знать не желаю, — пробормотал Аллен. — Пропади все пропадом, парни, плюньте вы на капитана и на его проклятую «Жемчужину»! До «Лисицы» — рукой подать! Я знаю, мы запросто туда доплывем!

— Никуда ты не поплывешь! — На плечо молодого матроса опустилась тяжелая рука Бенедикта.

У Алекс разрывалось сердце. В ушах гудело. Как, скажите на милость, ей добраться до «Жемчужины», чтобы помочь Блэкуэллу?! О том, чтобы кинуться вплавь, не могло быть и речи — ей нельзя мокнуть! Оставался один способ — проскочить по причалу так, чтобы не заметили часовые. Но сейчас это было абсолютно невозможно.

Нужно придумать отвлекающий маневр.

Четверо моряков, затаив дыхание, лежали за бочками. И хотя на палубе «Жемчужины» нельзя было различить никакого движения, они знали, что Таббс орудует на носу, а капитан — на корме. Турки давно успокоились и вернулись к игре. Но кто-то — судя по всему, араб — затаился за лодкой, причаленной напротив брига.

— Наверное, это тот раб, Мурад, — выдохнул в ухо соседу Бенедикт.

Не успели последние слова сорваться с губ квартирмейстера, как Аллен неожиданно вскочил во весь рост и кинулся к воде.

Бенедикт тоже вскочил, понимая, что случилось непоправимое. Двое оставшихся матросов хотели подняться следом, но тут квартирмейстер упал обратно и крикнул «Ложись!» своим подчиненным. Пистолет он держал наготове.

Турки заметили Аллена, закричали. Размахивая ятаганами, часовые пустились в погоню. Аллен прыгнул в воду и поплыл.

Алекс тут же выскочила из-за лодки и вскарабкалась на борт «Жемчужины».

— Господи Иисусе! — прошептал Бенедикт. — Что за дьявольщина здесь творится?!

Глава 27

Стоя на коленях, Ксавье высек огонь и поднес трут к фитилю. Крохотный огонек замигал и погас — фитиль не загорался.

Блэкуэлл выругался. Он снова попробовал поджечь фитиль. Проклятый порох не мог отсыреть, С трудом сдерживая дрожь в руках, он снова поджег трут. Фитиль мигнул и погас.

И тут Ксавье стало ясно, что его предали. Ведь он сам с помощью Таббса и Бенедикта похитил и смешал в нужной пропорции составные части для бомбы. Значит, с самого начала кто-то следил за ними, сводя на нет все усилия. Там, на носу, Таббс наверняка не может поджечь фитиль.

Вся затея обречена. Блэкуэлл застыл, услышав торопливые шаги за спиной. При виде высокой стройной фигуры в арабском платье он лишился дара речи. Александра, рухнув рядом с ним на колени, совала что-то ему в руки, шепча:

— Вот!

От неожиданности он остолбенел.

— Да бери же!

Ксавье заставил себя соображать. Он понял, что за сверток у нее в руках, и снова поджег трут.

— Фитиль длинный? — спросил он. Что она здесь делает, можно будет выяснить потом.

— Нет, короткий, — сказала Алекс.

Их глаза встретились. Все было ясно и без слов. «Фитили слишком короткие». Им придется удирать во все лопатки, чтобы успеть покинуть корабль до взрыва. И несмотря на всю свою подозрительность, Ксавье не мог не почувствовать восторга, а вместе с тем и уважения. Он поджег фитиль.

Громко топая, примчался Таббс и крикнул:

— Капитан, бежим!

И тогда Ксавье понял, что у Таббса порох не был подмочен и первый помощник сумел зажечь фитиль. В следующий миг капитан вскочил и схватил за руку Александру.

— Бежим!

Они помчались за Таббсом.

А тот уже перелез через борт и спрыгнул на причал. Ксавье подсадил Александру, а потом полез сам. И первый помощник, и Александра быстро вскочили на ноги, моряк побежал, но Алекс осталась на месте. Она обернулась, поджидая его.

— Беги! — крикнул Блэкуэлл.

Она протянула руку. Он схватил ее и потащил за собой. Вот они сделали три шага, четыре, пять… Внутри Ксавье все напряглось в ожидании взрыва.

И тут воздух потрясли вопли — вопли турецких солдат, выскочивших им наперерез неведомо откуда.

Ксавье увидел их у начала причала. Обернулся — еще дюжина янычар ворвалась в гавань.

«Черт побери, — подумал капитан, — нас действительно предали!»

И тут ночной мрак разорвала вспышка взрыва. Причал под ногами дрогнул.

Оглушенные, Ксавье с Александрой рухнули ничком. Блэкуэлл первым пришел в себя, тряхнул головой и кое-как поднялся на четвереньки. Отплевываясь от набившейся в рот пыли, он обернулся как раз в тот момент, когда прогремел второй взрыв. Нос корабля пылал, пламя взлетело вверх по грот-мачте и набросилось на паруса. Пожар мигом добрался до порохового погреба. Хранившиеся там снаряды взрывались один за другим. Алекс почему-то вспомнила фейерверки в честь Дня независимости. Судно напоминало погребальный костер.

— Стой! Стой! Именем Юсуфа Корамалли, именем паши Триполи.

На миг Ксавье завороженно замер, глядя на пылавший корабль. И тут услышал крики, приказывающие остановиться. Он рывком поднял Александру на ноги. В эти секунды он не думал — лишь подчинялся инстинкту, повелевавшему защищать ее.

— Таббс, как можно скорее доставь ее обратно во дворец!

— Ксавье, не надо, — возразила она, — бежим со мной, я укрою тебя!

Но он грубо оттолкнул ее и приказал:

— Убери ее отсюда!

Она побледнела как мел. Только сейчас он заметил, что ее лицо в крови. Таббс сильно дернул ее за руку — ей ничего не оставалось, как покорно повернуться и побежать.

Блэкуэлл задержался еще на миг, глядя им вслед. Мотивы ее поступков были совершенно необъяснимы.

Янычары, размахивая клинками, заметили двух беглецов и кинулись за ними. И тогда Ксавье выскочил из тени и побежал, увлекая погоню за собой.

— Стой! Стой, тебе говорят!

Ксавье оглянулся и увидел, что одна группа янычар почти догнала его, а другие бросились в воду и плывут следом за Алленом, решившим, что ему удастся преодолеть четверть мили до «Лисицы». За Александрой с Таббсом пока никто не гнался. Появились еще янычары, с воплями и грохотом они мчались в его сторону.

Его окружили. Пытаться бежать было бесполезно. Но ведь он с самого начала понимал, что обрекает себя на гибель. И Ксавье остановился.

Только теперь он заметил Джовара, скакавшего на белом арабском жеребце. Питер Камерон натянул поводья и поднял заряженный пистолет.

Алекс ввалилась к себе в спальню.

Мурад кинулся к ней. Несмотря на ночной час, раб зажег все до одного светильники и беспокойно метался по комнате, ожидая госпожу. Все упреки замерли у него в груди при виде грязного изорванного платья, разбитого лица и растрепанных волос. Он схватил ее за плечи.

— Ты цела?!

Алекс чуть не упала на него.

— О Господи, что же теперь будет с Ксавье?! Я так боюсь… Ну что за глупый план! Взорвать «Жемчужину» и не бежать…

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru