Пользовательский поиск

Книга Пленница судьбы. Страница 10

Кол-во голосов: 0

— Тебе придется жить в его доме, так что неплохо бы вспомнить о вежливости, — начала Оралия, но тут же охнула:

— Нет, тебе нельзя путешествовать одной!

— Со мной будет Марта, — пожала плечами Аврора.

— Так не годится, детка. Марта — служанка. Молодой женщине из приличной семьи не подобает находиться одной на судне.

— Я с удовольствием останусь здесь, мама, — равнодушно бросила девушка. Но Оралия покачала головой:

— Рано или поздно ты должна выйти замуж. Большинство плантаторов — люди распущенные и очень развращенные здешней жизнью и доступностью черных невольниц. Кроме того, несмотря на свой доход и приданое, теперь, когда ты лишилась острова и плантации, у тебя не осталось выбора. Наследники стараются искать себе невест побогаче в Англии или Франции, словом, там, где об их пороках никто не знает. Пожалуй, тебе придется ехать в Англию, чтобы найти мужа. Возможно, какой-нибудь баронет благородного происхождения польстится на твое состояние. — Подумав немного, Оралия воскликнула:

— С тобой отправится Джордж! Вот и решение! Самые злые языки не найдут пищи для сплетен, если ты будешь путешествовать под опекой старшего брата. И не исключено, что в Лондоне Джордж сумеет познакомиться с порядочной девушкой, на которой мог бы жениться. Надо спросить герцога, какое судно отплывает следом за «Королем Георгом», и заказать две каюты.

— Но урожай еще не собран, — отбивался Джордж. — И кто, черт возьми, будет надзирать за работами, мама? Я не могу уехать сейчас. Герцог просил меня остаться управляющим, и надо выполнять свой долг перед ним и сестрой.

— А перед Авророй? — многозначительно напомнила мать. — Она тоже имеет право на счастье!

— Мне совсем необязательно ехать вслед за Калли, мама, — рассудительно заметила Аврора. — Им с герцогом надо привыкнуть друг к другу. Джордж присмотрит за сбором урожая и за новыми посадками, а в конце осени мы сядем на корабль. До новой жатвы остается почти год, и Джордж может разыгрывать молодого богатого модного джентльмена сколько его душе угодно, а я прекрасно проведу время с Калли, прежде чем вернуться на остров. Сознайся, мама, ведь мой план куда лучше! Пусть герцог без помех увезет Калли в Англию навстречу новой жизни! Думаю, ему придется не по вкусу свалившаяся на голову сразу же после свадьбы орда родственников!

— Но к тому времени тебе будет почти восемнадцать, — нерешительно возразила Оралия.

— О мама, — рассмеялась девушка, — наверняка найдется мужчина, который в погоне за приданым не обратит внимания на мой «преклонный» возраст.

— Нет, ты невозможна, — рассердилась мачеха. — Сомневаюсь, чтобы появился такой человек, который сумеет справиться с тобой!

— Тогда я навеки останусь на острове вместе с вами.

— А ты как считаешь, Джордж? — спросила Оралия.

— Аврора права.

— Значит, решено! — воскликнула девушка, ко всеобщему удовлетворению.

Глава 3

Браун, камердинер герцога, разбудил хозяина довольно рано, как тот и приказывал. Хотя небо заметно посветлело, солнце еще не взошло. Воздух, однако, был теплым. Ни малейшего дуновения ветерка. Валериан быстро умылся и оделся, готовясь отправиться на прогулку с Джорджем и Авророй, пока жара не станет нестерпимой. Джордж объяснил, что к десяти утра палящие лучи настолько прогреют землю, что непривычному человеку может стать плохо.

— Чай, сэр, — предложил Браун, подавая хозяину чашку. — Кухарка была настолько добра, что успела заварить его. Весьма неплохой сорт, осмелюсь заметить. Несмотря на то что мы забрались чуть не на край света, я согласился бы пожить здесь, если (ал не духота. Всю ночь глаз не сомкнул.

— До нашего отъезда вы привыкнете к здешнему климату, Браун, — с улыбкой заверил Валериан и, допив душистый чай, поставил чашку на маленький столик.

— Мастер Джордж прислал вам это, сэр, — объявил Браун, протягивая ему широкополую соломенную шляпу. — Совсем немодная штучка, верно, милорд?

Нахлобучив шляпу, герцог захватил хлыст и, вышел из спальни. Внизу, в просторном холле, его уже ждали спутники. Валериан немного удивился, увидев на мисс Спенсер-Кимберли мужские бриджи.

— Вы не пользуетесь дамским седлом? — осведомился он.

— Конечно, нет! Местность довольно пересеченная, ваша светлость. Это не ухоженный лондонский парк. Неужели все благородные леди сидят на лошади боком, в такой неудобной позе? Да это к тому же еще и опасно! Так легко упасть с лошади и сломать шею. Именно потому Калли и боится ездить верхом. При ее деликатной натуре и хрупком сложении она в два счета очутится на земле. Правда, я так и не сумела уговорить ее ездить по-мужски. Она считает такой способ ужасно неженственным.

Девушка бросила на него дерзкий взгляд, словно вызывая на ссору.

— Мне кажется, — заметил Валериан Хоксуорт, ловко избегая ловушки, — что, поскольку мы станем родственниками, мисс Спенсер-Кимберли, вам стоит обращаться ко мне как-нибудь иначе. К чему это официальное «ваша светлость»? Зовите меня Валерианом, а я вас — Авророй.

— О, неужели вы позволите такую фамильярность? — широко раскрыла глаза Аврора. При этом ее голос прямо-таки источал мед, а глаза неестественно часто моргали.

— Сестрица, веди себя прилично, — укорил Джордж. — Валериан не привык к твоему острому язычку и ехидным шуточкам. — И, улыбнувшись герцогу, добавил:

— Аврора — ужасная озорница. Папа просто не знал что с ней делать. Он донельзя избаловал девчонок!

— Есть отличное средство, — сухо процедил Валериан. — Подозреваю, никто и никогда не пробовал поучить Аврору розгами, чтобы исправить ее манеры. Это лекарство прекрасно помогает в самых безнадежных случаях.

Заметив уничтожающий взгляд сестры, Джордж поспешно пробормотал:

— Надо торопиться, пока солнце не встало. Идемте же!

— Я ничего не знаю о сахаре, кроме того, что он сладкий. Расскажите мне обо всем! — попросил Валериан.

— Это вечный круговорот, — начал Джордж. — На этом конце острова у нас четыре поля и столько же на противоположном. Те поля раньше принадлежали семейству Мередит. Мы засеваем их по очереди. В этом году урожай снимается на этой стороне, а остальная земля лежит под парами, но постоянно удобряется, поскольку тростник жадно тянет из земли все соки. Через год мы ее засадим, а пока надо не покладая рук пропалывать сорняки. Посев выпадает на сезон дождей, обычно между маем и декабрем, а жатва — в сухие месяцы, от января до мая. Так что бездельничать некогда.

— А как сажают тростник? — спросил герцог.

— Черенками. Мы берем верхушки зрелых растений, рабы копают ямки и удобряют каждую. Раньше рыли длинные канавы, но почва от этого быстро истощается, а влага уходит. После посадки тростник удобряют и пропалывают вплоть до самой рубки.

— Сколько у вас рабов?

Подумав немного, Джордж пристыженно выдавил:

— Не знаю точно. Но рабочих рук хватает.

— А сколько невольников приходится докупать каждый год? Мне говорили, что смертность на плантациях просто ужасающая из-за тяжелого труда и плохого питания, — заметил Валериан, разглядывая негров, рубивших и складывавших тростник.

— Здесь люди умирают лишь от старости или в результате несчастного случая, — вмешалась Аврора. — Папа ненавидел рабство и, будь он в состоянии платить наемным рабочим, освободил бы невольников. Но он понимал, что это невозможно, а потому старался лучше кормить негров и велел построить для них удобные хижины. Один из невольников учился у белого доктора. Конечно, работа нелегкая, но мы не издеваемся над неграми. Воскресенье — выходной день, как для слуг, так и для хозяев. Родившиеся и выросшие здесь дети часто работают бок о бок с отцами. Не могу припомнить, когда мы в последний раз покупали невольников. Признаться, на соседних островах и плантациях такого не увидишь. По английским законам рабы не имеют никаких прав. Хозяин может убить невольника, и никто его за это не накажет. Бедняги работают с рассвета до заката, а их владельцам и дела нет! Из Африки регулярно прибывают невольничьи суда, привозя живой груз, и это, по-моему, омерзительно! Но здесь ничего подобного вы не увидите.

10
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru