Пользовательский поиск

Книга Объятия дьявола. Страница 72

Кол-во голосов: 0

Эдвард поднялся и медленно снял мундир и сапоги. Они с Касси весь вечер проговорили о чем угодно, старательно избегая болезненных тем. Эдвард улыбнулся, вспомнив, как задорно смеялась Касси, совсем как в прежние времена. Однако он крайне мало узнал о том, как она жила последние несколько месяцев. Касси совсем не упоминала о графе, а Эдвард из деликатности не расспрашивал.

— Эдвард, — тихо окликнула Касси. Эдвард поспешно обернулся. Она стояла в дверях спальни, одетая в легкий муслиновый пеньюар. У Эдварда перехватило дыхание. В эту минуту Касси была невероятно, неотразимо прекрасна, точь-в-точь как тот идеальный образ, который он хранил в душе все эти бесконечные дни и ночи одиночества. Эдвард с трудом подавил порыв броситься к ней и сжать в объятиях.

— Надеюсь, тебе удалось вымыться, хотя ванна действительно мала? — осведомился он, стараясь говорить как можно спокойнее. Касси поняла, что он едва сдерживается, и улыбнулась. К величайшему смущению Эдварда, плоть его мгновенно отозвалась.

— Вода все еще теплая, Эдвард. Хочешь, я потру тебе спину?

— Касси, ради Бога!

Касси опустила глаза под его перепуганным взором и тихо всхлипнула, закрыв лицо ладонями. Эдвард, бесшумно ступая, подошел к ней и прижал к себе, хотя девушка по-прежнему не отнимала рук от лица.

— Пожалуйста, не плачь, любимая.

Он прижался щекой к шелковистым волосам, наслаждаясь легким ароматом сандалового дерева, и, почувствовав, как велико напряжение Касси, как неподатливо ее тело, попытался успокоить девушку, что-то тихо забормотав ей на ухо.

— Больше никто не посмеет обидеть тебя. Касс, клянусь. Ты в безопасности, и на сей раз я сумею тебя защитить.

Касси опустила руки и безмолвно подняла лицо. Отныне ни один человек в мире не сможет ее защитить.

Тебе не удастся уберечь меня от меня самой, Эдвард.

— Ты даже в слезах прекрасна, — хрипло прошептал он, осторожно смахивая слезы с ее щек.

— Прости, Эдвард, не в моих привычках быть такой плаксой. — Руки девушки скользнули по его плечам, обвили шею. — Пожалуйста, останься со мной сегодня.

Эдвард взглянул в синие глаза и понял, что безвозвратно пропал.

— Если ты хочешь, Касси.

Я должна хотеть именно этого.

— Да…

— В таком случае мы опередим священника на несколько дней.

Эдвард подхватил ее на руки и бережно уложил в постель. Касси утонула в мягкой пуховой перине и весело рассмеялась.

— Боюсь, дорогой, мы будем барахтаться здесь, как в море!

Но у Эдварда хватило сил лишь на слабую ответную улыбку. Он сбрасывал с себя одежду с быстротой, которая повергла бы в изумление его денщика Грумена.

Девушка неотрывно наблюдала за ним. Эдвард, более худощавый, чем граф, обладал, однако, жилистым, выносливым телом, натренированным годами военной службы. Девушка поспешно отвела глаза от гордо вздымавшегося из поросли волос внизу живота могучего отростка и глубоко вздохнула, пытаясь успокоить разгулявшиеся нервы.

Не будь дурочкой, Касси. Наконец, твоя жизнь вернулась в прежнее русло. Ты с Эдвардом. Именно он предназначен тебе в мужья.

Касси перевела взгляд на его лицо и протянула руки.

— Позволь мне снять с тебя пеньюар, Касси. На мгновение зажмурившись, она рывком развязала пояс и ощутила прикосновение рук Эдварда, стягивающих пеньюар с ее плеч.

— Боже, — с трудом выговорил он, — как ты прекрасна!

— Ты уже видел меня.., такой, не помнишь, Эдвард?

— Да, — выдохнул он, ложась рядом. — Но я пытался забыть, Касс.

Продолжай он думать о ней, вспоминать о том дне и пещере на берегу, наверняка бы сошел с ума.

Эдвард впился взглядом в нежные груди с шелковистыми розовыми сосками и непроизвольно сглотнул. При одной мысли о графе Клер, касавшемся этого роскошного тела, владевшего им, в глазах темнело от бешенства.

Заметив, как заледенели карие глаза, Касси нерешительно дотронулась до него, и Эдвард со вздохом прильнул к ее губам, сознавая, что хотя Касси больше не девственна, он должен обращаться с ней так же бережно, как в тот далекий день на берегу. Гладя ее упругую плоть, он не мог не вспоминать о человеке, укравшем ее невинность, тоже ласкавшем это тело по праву хозяина, владельца, собственника. И Эдвард против воли снова подумал о бесконечных наполненных болью днях, горестных ночах, жестокости судьбы. Мучительное, невыносимое одиночество заживо пожирало Эдварда. Касси покинула его, и жизнь потеряла смысл.

Его язык раздвинул ее губы, проникая внутрь, и Эдвард лег на нее, ощущая под собой мягкое податливое белое тело. Касси оцепенела от стыда и смущения. Всякий раз, представляя эти мгновения с Эдвардом, она вспоминала только его нежность и доброту.

«Ты любишь меня, — хотелось ей кричать. — Почему же так груб со мной?!»

Он припал губами к ее груди. Касси слышала его прерывистое, тяжелое дыхание и понимала: он хочет ее, хочет так сильно, что сама она, ее чувства не имеют для него ни малейшего значения. Девушка мысленно взмолилась о том, чтобы хоть на минуту ощутить искру желания. Запустив пальцы в его вьющиеся каштановые волосы, она вынудила себя скользнуть ладонями по его спине.

— О Боже, Касс!

Он привстал и раздвинул ей бедра. Касси снова застыла, едва его плоть коснулась ее.

"Но я не готова для тебя”, — молчаливо запротестовала Касси и с трудом подавила крик, когда он ворвался в ее стиснутые судорогой глубины. Девушка тихо застонала — каждый толчок причинял невыносимую боль. Но Эдвард продолжал безоглядно вонзаться в нее, пока его тело не сжалось в предвестии освобождения. Ему казалось, что он сейчас взорвется, разлетится на миллион мельчайших осколков, и каждый спазм все дальше уносил его от действительности, в волшебное царство, где нет ни доводов разума, ни серых будней. Бессвязные стоны вырывались из его глотки. Он замер на мгновение и, тяжело упав на нее, прижался щекой к подушке.

Прошло несколько минут, прежде чем он пришел в себя и понял, что Касси неподвижно лежит, придавленная его тяжестью.

— Прости, Эдвард, — чуть слышно, печально вымолвила она.

Подняв голову, он заметил, что ее глаза наполнились слезами. Иисусе, он вел себя, как настоящий негодяй! И после всего, что стряслось, едва ли не изнасиловал ее сам! Но она приняла его, ласкала и старалась вобрать в себя как можно глубже.

Перед глазами всплыло смуглое красивое лицо графа, и Эдвард увидел, как он нависает над ней, разводит ее стройные ноги, погружается в узкую трепещущую расселину.

Он поспешно тряхнул головой, пытаясь отрешиться от страшной картины.

— Это я должен просить прощения, Касси. В следующий раз все будет по-другому, вот увидишь. Но я не хочу никакого следующего раза!

— Конечно, Эдвард, — прошептала она. Эдвард откатился от нее и растянулся рядом, пытаясь найти слова, которыми можно было бы утешить девушку, но только что пережитые бурные эмоции и угрызения совести опустошили мозг Нет, необходимо, чтобы время, великий целитель, залечило раны.

— День был долгим, Касс, — только и сказал он. — Тебе нужно поспать.

Касси прижалась щекой к его плечу. Сон долго бежал ее, даже после того как дыхание Эдварда стало ровным. Да что это с ней такое? Девушка не могла забыть, как страсть охватывала ее при малейшем прикосновении графа. И когда-то, не слишком давно, она желала Эдварда. Что же случилось? Возможно, он прав. Напряжение, не отпускавшее ее все дни, неловкость первой встречи…

Но тело Касси протестующе напряглось. Она тяжело вздохнула и заставила себя ни о чем не думать.

* * *

Касси взглянула на пышную поджаристую яичницу, и у нее неприятно сжался желудок.

— Может, вам приготовить что-нибудь еще, миледи?

— Нет, миссис Битти. Завтрак прекрасный, благодарю вас.

— Позже я пришлю Уилла за посудой, миледи. Касси кивнула, и хозяйка почтительно присела.

— Майор, кажется, очень счастлив вашим приездом.

— Очевидно Сквозь закрытые двери доносился громкий свист Эдварда.

72

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru