Пользовательский поиск

Книга Обманутые сердца. Содержание - Глава 28

Кол-во голосов: 0

Белль обернулась к нему.

– Трекстон, я собиралась тебе рассказать… Тот резко остановил коляску перед входом и спрыгнул на землю. Через секунду она стояла рядом с ним, но вместо того, чтобы помочь Белль выйти, он практически стащил ее с сиденья.

– Ты всем должна рассказать, – буркнул он и потащил ее за руку к входной двери.

Белль дернулась и освободилась.

– Я сама могу идти, премного тебе благодарна, – фыркнула она.

– Просто я хотел удостовериться, что ты идешь в нужном направлении.

– Я ехала сюда, разве не так? – Белль отскочила от него, не дожидаясь ответа, и вздернула подбородок.

Трекстон распахнул входную дверь, из гостиной до них донеслись голоса. Белль не стала его ждать, пересекла холл и проскользнула в открытую дверь.

– Белль? Но я думала… – начала Евгения. На ее лице отразилось недоумение, она обернулась, посмотрела на дверь в сад, повернулась к Белль. – Не понимаю, я думала… – она перевела взгляд на Трекстона, появившегося за спиной девушки и снова обернулась.

В этот момент в гостиную из сада вошли Трейс и Линн.

– Будь я проклят, – Трекстон рассмеялся. – Их две.

Трейнор завертел головой, переводя глаза с одной пары на другую.

– Две? – переспросил он.

– И должно быть хорошее объяснение для их маленькой шарады, – прорычал Трекстон.

– Оно есть, – ответила Белль.

Проигнорировав ее слова, Трекстон прошел через комнату, остановился перед камином и облокотился на полочку, а ногу поставил на витую каминную решетку.

– Тогда объясни, – потребовал он, бросив на Белль тяжелый взгляд, тон был холодным и твердым, как мрамор, перед которым он стоял.

Трейс усадил Линн на диван и сел рядом.

– Значит, вас две, – тихо и медленно произнес он.

– Я не хотела тебе лгать, – нежно отозвалась Линн. – Но… – ее глаза наполнились слезами.

– Дай мне все рассказать, – перебила сестру Белль.

– Да, Белль, почему бы тебе не рассказать все, – буквально прорычал Трекстон.

Белль не придала значения сарказму, который ясно чувствовался в словах. Она не могла винить его за то, что он злился, а ругаться не имело смысла, если она хочет, чтобы он все понял. А ей безумно этого хотелось. Белль сделала глубокий вдох и повернулась к сестре.

– Линн, все закончилось. Папа ушел.

– Ушел? – переспросила Линн. Ее лицо посерело. – Ты хочешь сказать, они…

– Нет, – быстро возразила Белль, сообразив, что сестра неправильно ее поняла. – Его отпустили.

– Слава Богу, – прошептала Линн, почувствовав облегчение. Трейс, явно не понимавший, о чем речь, молча обнял ее за плечи и прижал к себе. Этим безмолвным жестом он хотел успокоить, показать, что ничто не может изменить чувств, завладевших его сердцем.

Белль посмотрела на Трейса и улыбнулась про себя. С Линн все будет в порядке. Затем повернулась и обвела взглядом всех Браггеттов, задержавшись на каждом на несколько секунд, за исключением Трекстона. На него она не могла смотреть. Пока не могла.

– Прежде всего мы с сестрой должны принести вам свои извинения. Вы оказали нам гостеприимство и были добры и любезны с нами, а в ответ мы лгали и обманывали вас. Но, уверяю, мы считали это необходимым.

Все молчали.

Она сделала глубокий вдох и собрала все свое мужество, на которое была способна.

– Думаю, чтобы вы поняли и, возможно, простили нас, мне лучше начать с самого начала, – Белль посмотрела на Линн, которая ободряюще улыбнулась. – Мое имя Белинда Сорбонтэ. Мою сестру зовут Мелинда. Как видите, мы близнецы. Наш отец, Генри Сорбонтэ, человек, которого арестовали за убийство…

– Томаса, – тихо подсказала Евгения. Белль посмотрела на хозяйку дома.

– Да, вашего мужа, Томаса Браггетта.

– Но папа не делал этого, – вставила Линн.

– Мы приехали сюда, чтобы снять обвинения с нашего отца, – заявила Белль, взглянув на Евгению. – Ваша кузина Хелен была близкой подругой матери до ее смерти, а теперь стала и нашей подругой. Она предложила мне поехать на свадьбу Терезы. Мы с Линн решили – раз в Новом Орлеане и в вашей семье нас никто не знает, мы сможем выяснить гораздо больше, если никто не будет знать, как сильно мы похожи, или что нас две. Поэтому, приехав в город, я отправилась сюда, а Линн поселилась в «Сент-Луи». Мы… Я… – она снова замолчала и посмотрела на сестру. – Из дошедших до меня слухов я стала подозревать Трейса в том, что он убил сенатора Браггетта, а вину свалил на нашего отца.

– Трейс? – переспросил Тревис. Его челюсть отвисла. – Ты с ума сошла?

– Это точно, – добавил Трейнор.

– Может быть, немного и сошла, – возразила Белль. – Но я была в отчаянии, хотела доказать невиновность отца и вызволить его из тюрьмы. А Трейс казался самой подходящей кандидатурой в подозреваемые.

– И Трекстон, – добавила Линн, хитро улыбнувшись.

Белль продолжала стоять спиной к Трекстону.

– Да. Сначала мы его не подозревали, но когда он сказал, что искал в Луизиане лошадей для покупки в то время, когда убили сенатора, я поняла – мы не можем игнорировать вероятность того, что Трекстон мог это сделать, поэтому внесли его в наш быстро растущий список подозреваемых.

– Я польщен, – протянул Трекстон.

Белль набрала в легкие воздуха и продолжила:

– Я не хотела подозревать Трекстона, а Линн настаивала, что Трейс тоже невиновен, поэтому нам пришлось начать поиски в других местах.

Глава 28

Последующие тридцать минут Белль говорила перед заинтересованной аудиторией, пытаясь все объяснить и игнорируя язвительные замечания Трекстона. После каждого произнесенного ею слова, после ответа на каждый вопрос, она молилась, чтобы Трекстон понял и простил обман.

– Эдвард Мурден никогда бы не совершил убийство, – сказала Евгения, перебивая Белль.

Та вздохнула.

– Может быть, и нет, но у него были на то причины.

– Вы думаете, из-за денег? Из-за того, что Томас лишил его состояния и дома?

– И невесты, – добавила Белль.

Евгения закрыла глаза, затем снова открыла.

– Да, это правда, но если бы Эдвард жаждал мести, если бы собирался убить Томаса, зачем тогда ждал все эти годы? Почему не сделал этого много лет назад?

Белль покачала головой.

– Не знаю, право, не знаю. Но после того как прочитала дневник мистера Браггетта, я убедилась в одном – к его смерти каким-то образом имеют отношение «Рыцари Золотого Круга».

– «Рыцари»? – переспросил Тревис. Евгения опустила голову, потерла переносицу и закрыла глаза.

– Я подозревала, что Томас связан с ними.

– Но и твой отец тоже, – Трекстон смотрел на Белль потемневшим взором.

Она обернулась к нему и, увидев в его глазах презрение, почувствовала, как остановилось от страха сердце.

– Да, но я знаю своего отца. Он не убийца, – настаивала Белль. – Не имеет значения, как он связан с «Рыцарями» или какова причина его вступления в эту организацию, он не тот человек, который способен совершить убийство.

– Ну, – начал Трейнор, – если вы решили, что Трейс и Трекстон не виновны, кого же, в таком случае, вы подозреваете?

Белль обернулась к младшему из Браггеттов.

– Честно говоря, не знаю. У Энтони ДеБрассе были причины убрать с пути твоего отца, но я сомневаюсь, что ему по силам совершить убийство, – она снова посмотрела на Евгению. – Ваша мать убеждена в невиновности Эдварда Мурдена, – Белль вздохнула. – Существуют и другие, кто считает, что Томас Браггетт их обманул. Например, Харкорт Проскауд и его сын Джей.

Все посмотрели на Терезу.

– Джей не стал бы убивать моего родного отца, – заметила та, хотя в словах прозвучало такое же сомнение, что отражалось и во взгляде.

– Во всяком случае, – сказал Тревис, – зачем крутиться здесь, жениться на Терезе, а затем сбегать?

– Чтобы дать имя своему ребенку, – сказала Линн.

– Ребенку?! – Евгения уставилась на дочь.

– Его отозвали по делам, – стояла на своем Тереза, она вызывающе подняла подбородок, готовая дать отпор каждому, кто осмелится бросить вызов.

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru