Пользовательский поиск

Книга Обманутые сердца. Содержание - Глава 27

Кол-во голосов: 0

За последние восемь лет Белль оказалась единственной женщиной, благодаря которой Трекстон испытал чувство, умершее в нем, как он считал, навсегда, чувство, которое убила Джульетта. И теперь эта женщина собирается выйти замуж за Трейса, поэтому Трекстон не может и не должен возвращаться в «Шедоуз Нуар». Он не может доверять самому себе, когда она рядом. Ни сейчас, ни вообще никогда. Когда она поблизости, его охватывает единственное желание – стиснуть ее в объятиях, прижаться губами к ее рту, сорвать одежду и заняться любовью.

В его теле вновь вспыхнуло желание, Трекстон выругался про себя и рывком распахнул дверь. Та с грохотом ударилась о стену. Спотыкаясь, он заковылял по коридору к лестнице.

Пропади все пропадом. Ни к чему такие мучения. Не нужно ему это, он этого не хочет, и, черт возьми, не собирается терпеть. Мать, при желании, может приехать к нему в Техас, или он сам приедет, остановится в «Сент-Луи», но сюда не вернется никогда. Трекстон никогда больше не вернется в Шедоуз Нуар. Не сможет сделать этого из-за Трейса.

Глава 27

Наконец страх за сестру побудил Белль к действию. Она сняла с крючка у двери плащ, набросила его на плечи и вышла из номера. И зачем только ждала так долго?

Белль торопливо спустилась по широкой лестнице отеля. Вестибюль наводнили толпы мужчин, громко и горячо обсуждая войну, которая, они не сомневались, вот-вот должна начаться. Под высоким куполообразным из разноцветного стекла потолком витали облака сигаретного дыма, а в воздухе повис тяжелый запах алкоголя. Белль пробила себе путь сквозь толпу и с облегчением вздохнула, обнаружив швейцара на своем посту у двери.

– Мне нужна карета, – задыхаясь, проговорила она.

Тот кивнул и посмотрел по сторонам, но кареты нигде не было видно. Швейцар снова взглянул на Белль.

– Я пошлю одного из посыльных приготовить для вас экипаж отеля, мисс. Вы можете подождать?

– Да, я подожду, – Белль начала расхаживать по тротуару.

Спустя десять минут подкатил экипаж и остановился перед входом, из него выпрыгнул посыльный. Белль с надеждой взглянула на швейцара, и тот жестом указал ей на экипаж.

– У меня нет никого, кто бы мог отвезти вас, мисс, – извиняющимся тоном произнес он.

Белль кивнула.

– Я справлюсь сама, – она оперлась на руку швейцара, и тот помог ей сесть в экипаж. – Благодарю вас, – девушка взяла вожжи и стегнула по крупу лошади. Та побежала рысью. Улицы были практически пустынны, через несколько минут она выехала за пределы города и быстро покатила по Ривер-роуд, которая освещалась только бледным светом луны.

Куда ушел отец? Белль задавала себе этот вопрос с того момента, как пришла в тюрьму, но так до сих пор и не нашла ответа. Она не сомневалась, что в Натчез он не вернется. Если власти решат, что его необходимо вернуть в тюрьму, то прежде всего будут искать в Натчезе и на плантации Сорбонтэ, и отцу это отлично известно. Куда же он мог пойти?

Вдруг Белль подумала, что знает ответ. «Рыцари». Могут ли они его прятать? Не они ли помогли ему бежать? У «Рыцарей» отец занимал пост генерала, это она выяснила из дневника Браггетта. Очевидно, он приехал в Новый Орлеан по делам организации, но Белль никогда не поверит, что он приехал убить Томаса Браггетта. Показались въездные ворота в поместье «Шедоуз Нуар». Белль натянула вожжи, поворачивая лошадь. Часть пути она проедет по подъездной дороге, затем оставит экипаж под одним из раскидистых дубов и пойдет до дома пешком. Если повезет, то проберется в комнату Линн незамеченной, хотя теперь это не имело значения.

Вдруг из темноты возник Трекстон, его конь двигался медленно. Увидев перед собой контуры коляски, он остановил Плута.

– Что за черт?

Изумленная Белль уперлась ногой в пол коляски и изо всех сил натянула вожжи.

– Стой! – крикнула она лошади, которая продолжала двигаться вперед. – Остановись, проклятая тварь!

– Белль? – Трекстон перекинул ногу через коня, спрыгнул на землю и подошел к экипажу. – Черт тебя побери, что ты здесь делаешь?

Он попрощался с ней и со всеми остальными не более десяти минут назад. Трекстон поставил ногу на подножку, и коляска накренилась под его весом. Каким же образом она оказалась здесь? Он наклонился вперед, взял ее за руку и притянул к себе, пока их лица не оказались на расстоянии дюйма друг от друга.

– Отпусти меня, – потребовала Белль, пытаясь вырваться.

– Ты! – прошептал он в шоке. Догадка поразила подобно вспышке молнии. Он только что попрощался с Белль, и вот теперь она сидит перед ним. Это невозможно, и тем не менее… Осознание ситуации заставило Трекстона сжать губы, серые глаза потемнели от ярости. Они разные. Белль, которую он только что оставил, Белль, которая любила Трейса, была той, кто своими манерами и поведением истинной леди превращала его кровь в лед. Но сейчас он сжимал руку той Белль, глаза которой вспыхивали огнем, Белль, превращавшей его кровь в огненную лаву, той Белль, чье тело, душа и страсть не давали ему забыть ее.

Их две! Он почувствовал, как в груди закипает ярость. Все это время, когда он считал, что сходит с ума, когда чувствовал себя виноватым за то, что соблазнил женщину, которую полюбил старший брат, все это время их было две! Они менялись местами и смеялись, обманывая их. Дурачили Трейса. Дурачили его. Он чуть не зарычал. Она совсем как Джульетта! Слеплена из того же теста. Предательство и обман. И он снова попался на ту же удочку. Только одна мысль об этом воспламенила кровь, превратила гнев в ярость.

– Вас две.

– Ну да, но…

– Белль, какого черта вам нужно? – потребовал объяснений Трекстон. – Или тебя зовут не Белль?

Высвободив наконец руку, Белль оттолкнула его и выбралась из коляски. Трекстон уезжает. Седельные сумки, приторочены к седлу, он одет точно так же, как в день приезда. Белль снова посмотрела на седельные сумки, затем перевела взгляд на Трекстона, пожиравшего ее глазами в ожидании ответа. Но в данный момент она не хотела думать ни о себе, ни о сестре, не хотела вспоминать об их плане освободить отца и очистить его имя от обвинения. Теперь это не имело значения. Самое главное – Трекстон и тот факт, что он уезжает.

Белль вцепилась в поручни коляски, чтобы удержать равновесие, и закрыла глаза. Когда Джон умер, она решила, что никогда уже не полюбит другого мужчину, но жестоко ошиблась. Трекстон не был тем типом мужчины, с которым ей хотелось бы прожить до конца жизни: он прямой, вспыльчивый, упрямый и дерзкий. Белль открыла глаза и посмотрела на него, и уголки ее рта дрогнули. Он также нежный, чувствительный и любящий. Сильный и мужественный. Она не может его потерять. Неважно, что произошло, неважно, что она должна делать, лишь бы не потерять его.

Улыбка исчезла с ее губ, лицо стало серьезным. Белль уперла руки в бока и приблизила к нему лицо.

– Куда ты едешь? – требовательно спросила она.

– В данный момент возвращаюсь домой, – Трекстон обнял ее за талию и приподнял.

Белль почувствовала, как ее зад буквально грохнулся на сиденье коляски. Удар отозвался в каждом позвонке, а юбки взметнулись вверх и упали ей на колени.

– Какого… – она быстро поправила юбки. Трекстон привязал своего коня к перекладине позади коляски и взобрался на сиденье рядом с Белль.

Девушка хранила молчание, хотя смутилась. Трекстон вез ее в дом вместо того, чтобы уехать, но явно был расстроен, обнаружив, что их две. Ну что ж, она не может винить его за тот гнев, который он сейчас испытывал. Белль бросила на него быстрый взгляд. Нет, Трекстон был не просто зол, он был вне себя от ярости. Сердце чуть не ушло в пятки. О Господи, она его потеряет. Как заставить его понять причину обмана? Почему она считала, что должна ему лгать? Всем им? На глаза Белль навернулись слезы, она заморгала, чтобы прогнать их.

Трекстон стегнул лошадь. Они подъехали к дому не обменявшись ни словом. У Белль было такое ощущение, словно она делает последний шаг к гильотине, а Трекстон злился на самого себя за то, что снова позволил расчетливой, хитрой, беззаботной женщине себя одурачить.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru