Пользовательский поиск

Книга Обманутые сердца. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

Глава 26

Задолго до того как показался город, стали слышны выстрелы и крики. Лошадь нервно задергалась, но Белль удалось с ней справиться и продолжить путь. Судя по всему, ей не стоит сейчас стремиться в город, но вернуться в «Шедоуз Нуар» тоже нельзя. Хорошо еще, что удалось оседлать лошадь и убраться никем не замеченной. Необходимо срочно доставить судье дневник Браггетта.

Из-за поворота выскочила повозка, и Белль дернула поводья вправо, уводя лошадь на обочину. Двое мужчин сидели впереди, а третий лежал, все трое были пьяны. Они пронеслись мимо Белль с ликующими криками, не обратив на нее внимания. Лежавший мужчина выбросил на дорогу пустую бутылку из-под виски.

– Господи, что случилось? – пробормотала Белль себе под нос. Внезапно пришедшая в голову мысль чуть не парализовала ее. Они повесили отца? Однажды в Бостоне она видела, как толпа растерзала убийцу. Некоторые словно взбесились: стреляли из револьверов, смеялись и глумились в пьяном угаре.

– Очень похоже, – Белль ударила лошадь каблуками, и та сразу же понеслась галопом.

Улицы города были заполнены толпами людей, по Вью Карре невозможно было пройти. Люди были повсюду, многие выкрикивали громкие приветствия, другие стояли с мрачными лицами. Рабочие с пристани запрудили тротуары перед салунами, пили, орали и дрались друг с другом. За право проехать по улице бились подводы, экипажи, торговцы, легкие коляски. Проститутки вешались в мужчин, завлекая их в свои комнаты, воришки под шумок чистили карманы.

Белль остановила лошадь на обочине и с изумлением наблюдала за происходящим. Все просто спятили. Но почему?

Портовый рабочий пробрался к Белль, в его грязной руке была зажата наполовину опустошенная бутылка дешевого виски, щеки покрывали пышные бакенбарды.

– Эй, красавица, пойдем со мной, – он навалился на лошадь Белль и попытался стащить девушку с седла.

Белль вынула ногу из стремени и оттолкнула его.

– Пошел вон!

Мужчина отступил на несколько шагов.

– Ну зачем же так! Я только пригласил тебя выпить, – он поднес бутылку к губам, запрокинул голову и отпил изрядную порцию.

– Что произошло? – спросила Белль. – Почему все посходили с ума?

– С ума? – мужчина рассмеялся. – Черт, мы празднуем, мисс, потому что только что хорошенько отшлепали этих горластых янки, – он снова приложился к бутылке. – Да, мы им показали. Все правильно.

– Янки? О чем ты говоришь?

– Война, мисс, война, – у мужчины вдруг подкосились ноги, и он рухнул на землю. – Они не собирались уезжать из нашего форта, так мы их выгнали, – он противно захихикал. – Проклятые янки!

– Форт? Ты говоришь о форте «Самтер»? – Белль вспомнила, что читала в газете статью, описывающую холодные отношения в Южной Каролине. – Мы стреляли в форт «Самтер»?

– Да, и хорошо постреляли. Всыпали им как следует. Убегали, только пятки сверкали, – он разразился смехом.

У Белль вдруг стало тяжело на сердце. Это произошло. Юг развязал войну с Севером. Она пустила лошадь вперед, лавируя в хаосе улиц. Спустя несколько минут остановилась перед городской тюрьмой. Белль вошла в здание, и ее охватила тревога – не было ни дежурного, ни охраны. Девушка не знала, в какой камере сидит отец, но теперь это уже вряд ли имело значение. Все двери были распахнуты настежь, а камеры пусты.

Она повернулась и выбежала на улицу, испугавшись, что власти не стали дожидаться суда, а сами вынесли приговор.

– Папа! – закричала Белль, как безумная оглядываясь по сторонам. – Папа!

– Кого вы зовете? – спросил сзади мужской голос.

Белль обернулась и оказалась нос к носу с полицейским. Его куртка была расстегнута, рубашка порвана, а от него самого разило пивом. Белль сделала глубокий вдох и постаралась сохранить спокойствие.

– Моего отца. Он был в тюрьме. Где заключенные? – она сжала руки в кулаки, чтобы те не дрожали. – Что с ними сделали?

– Отпустили.

– Отпустили? Что вы имеете в виду? – хотелось встряхнуть его как следует, чтобы получить вразумительный ответ.

– Отпустили. Они ушли. Отпустили, – несколько раз повторил полицейский.

– Куда ушли? – закричала Белль, охваченная паникой.

Мужчина пожал плечами.

– Не знаю. Все ошалели, когда пришло сообщение о падении форта. Один из охранников сказал, что теперь нам потребуется любая помощь. Открыл камеры и всех выпустил. Сумасшедший идиот.

– Выпустил? – Белль не верила своим ушам.

– Капитан взбесится, когда узнает, но я не виноват, – он покачал головой. – Нет, я здесь ни при чем, я их не выпускал, – он снова засмеялся. – Но и не останавливал их.

– Генри Сорбонтэ, мужчина, которого обвинили в убийстве сенатора Браггетта, вы видели, в какую сторону он пошел?

– Нет, ничего не видел, – он хитро улыбнулся. – Никакие неприятности тебе не грозят, если ты ничего не видел, так я говорю вам, то же скажу и капитану. Я ничего не видел.

– Но вы ВИДЕЛИ куда пошел мой отец?

– Нет, ничего не видел, – повторил полицейский.

Белль рассердилась. Какой идиот! Повернувшись на каблуках, она схватила поводья своей лошади и, не садясь верхом, начала пробивать себе дорогу к отелю. У входа в «Сент-Луи» она передала лошадь швейцару, похоже, единственному спокойному человеку в городе, и вбежала в вестибюль.

Здесь собралась огромная толпа. Некоторые женщины причитали, оплакивая войну, которая скоро распространится по всей стране, другие весело и гордо улыбались. Мужчины поднимали бокалы, произнося тост за тостом, другие взбирались на помосты аукционистов и произносили патриотические речи по поводу вновь сформированной Конфедерации, проклинали янки и воспевали союз с Англией.

Белль пробила себе дорогу сквозь толпу и, наконец, добралась до стойки регистрации.

– Мадемуазель Боннвайвер! – воскликнул Пьер Луши. – Я беспокоился о вас. С вами все в порядке?

– Все хорошо, – ответила Белль, отвоевывая себе место у облепленной людьми стойки.

– Вчера вечером я понес вам кофе, и когда вы не ответили на стук… ну… я забеспокоился и воспользовался запасным ключом. Я…

– Вы входили в мою комнату? – спросила Белль, ее тон стал очень жестким. Она старалась быть вежливой со служащим, вечно сующим свой нос куда не надо, но его заявление переполнило чашу терпения.

– Ну, да. Как я уже сказал, я очень волновался и подумал, может быть, что-нибудь…

– Мистер Луши, – жестко сказала Белль. – Я была бы вам очень признательна, если бы вы занимались своими собственными делами.

Брови Пьера в шоке взметнулись вверх.

– Но мисс Боннвайвер, я действительно…

– Мне нужно отправить сообщение в «Шедоуз Нуар». Вы можете это организовать? – резко перебила Белль.

– Конечно, – Пьер махнул Маркусу.

Белль написала Линн записку, вызывая ее в отель, и подписалась именем их кузена Джошуа. Она решила не упоминать о побеге отца, зная, что Линн обязательно впадет в панику, если узнает о случившемся. Она лично все расскажет сестре, когда та вернется. Белль сложила записку и передала Пьеру, который с обиженным видом отдал письмо Маркусу.

– Отвези это в «Шедоуз Нуар» и доставь… – он посмотрел на Белль. – Кому доставить, мадемуазель Боннвайвер? – официальным тоном спросил он.

– Белль Сент-Круа, – ответила девушка. – Доставьте ее Белль Сент-Круа, – она пристально посмотрела в глаза Маркусу. – Удостоверься, что отдаешь записку лично в руки мисс Сент-Круа.

Маркус кивнул, сунул записку в карман и направился к выходу.

В двух кварталах от отеля мальчика окружили трое пьяных портовых рабочих.

– Эй, Чарли, посмотри-ка сюда. Парень одет в форму французского солдата.

– Я посыльный из отеля «Сент-Луи», – Маркус попытался проскользнуть мимо.

Крепкий работяга схватил мальчика за шиворот.

– Посыльный, говоришь? – мужчина засмеялся, и от него так сильно пахнуло виски, что Маркус чуть не задохнулся. – Чем занимается посыльный? Посылает вещи? – он грубо захохотал и встряхнул Маркуса.

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru