Пользовательский поиск

Книга Обманутые сердца. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

– Войдите.

Вошел Трейс с подносом.

– Я подумал, вам, возможно, захочется поесть супа, – он поставил поднос на мраморный столик, затем сел рядом с Белль на кровать. – Мы скоро уезжаем. Вам лучше?

Белль кивнула. Аромат супа дразнил пустой желудок.

– Я был очень разочарован, узнав, что вы не поедете с нами, – он коснулся ее щеки кончиками пальцев. Прикосновение напоминало ласку, а не дружескую заботу.

Белль улыбнулась.

– К утру все пройдет, я уверена. А вы поезжайте, наслаждайтесь оперой.

Он склонился и легко коснулся губами ее губ.

– Я мог бы остаться с вами…

– Не надо!

Трейс выпрямился и недоуменно посмотрел на Белль.

– Я не так выразилась, – она взяла его руку и улыбнулась. – Я хочу, чтобы вы немного развлеклись. Я все равно скоро снова усну.

Спустя пять минут после ухода Трейса, когда Белль успела проглотить не только суп, но и два бисквита, через открытое окно, выходящее в галерею, в комнате спокойно появился Трекстон.

– Вижу, болезнь никак не отразилась на вашем аппетите, – заметил он, взглянув на поднос.

Белль, ошеломленная неожиданным и нежданным появлением, резко обернулась. Он был одет в вечерний костюм, таким красивым Белль еще никогда его не видела. Черная визитка из тонкого сукна обтягивала торс, подчеркивая широкие плечи и тонкую талию. Отделанные черным бархатом лацканы оттеняли белоснежную шелковую рубашку, которая подчеркивала смуглую кожу лица. Брюки плотно облегали длинные стройные ноги, кожаные штрипки, охватывающие ступни внутри отполированных до блеска туфель, не допускали появления даже малейшей морщинки. При виде Трекстона у Белль перехватило дыхание, но она быстро взяла себя в руки.

– Нужно стучать, мистер Браггетт, – язвительно заметила девушка.

Тот пожал плечами.

– Если входишь через дверь, полагаю, – его взгляд переместился на ее распростертое тело. – Я слышал, вы плохо себя чувствуете.

Белль уронила голову на подушку и закрыла глаза.

– Да, это так, – она очень старалась, чтобы голос звучал слабо и устало.

– Слишком долго задержались в городе прошлой ночью?

Белль снова посмотрела на Трекстона. Тот подошел к кровати и теперь стоял, возвышаясь над ней.

– Я не была в городе вчера вечером.

– Тревис сказал, что видел вас. У Белль свело живот.

– Тревис обознался.

Она чувствовала жадные ласки его взгляда на своем теле, словно это не глаза, а руки гладили ее, зажигая желание. Воспоминания о поцелуе и своих ощущениях в объятиях Трекстона вдруг превратили кровь в кипящую лаву и обожгли изнутри. Хотелось притянуть его к себе и уложить в постель рядом с собой. Белль сжала пальцы в кулаки. Почему она так реагирует на него? Это просто какое-то безумие. Да, конечно, он очень хорош собой, обаятелен. Но на этом все. Белль, конечно же, никогда бы не согласилась, чтобы за ней ухаживал такой мужчина. И вообще, он не джентльмен, и, скорее всего, никогда им не был. Он ковбой.

– Неужели? – протяжно спросил Трекстон, в голосе ясно слышалось недоверие. Он понятия не имел, какую игру затеяла Белль Сент-Круа, но ни капли не сомневался, что она что-то замышляет. Взгляд остановился на ее груди, бурно вздымавшейся при каждом вздохе. Трекстон чувствовал, как твердеет его плоть, охваченная пламенной страстью и желанием обладать этой женщиной.

Белль снова закрыла глаза, сдерживая дыхание и надеясь, что это заставит его покинуть комнату.

– Да, обознался.

Трекстон постоянно напоминал себе – его брат влюблен в Белль. Даже если Трейс и сам не подозревает об этом, то Трекстон уже не сомневался.

Чувства были написаны на лице брата, светились в его глазах, когда он смотрел на нее. Трейс любит Белль, а Трекстон нет! Он ее хочет. Боже, как сильно он ее хочет! Хочет сорвать с нее одежду, накрыть обнаженное тело своим и соединить их вместе, ворваться внутрь и насладиться ее страстью. Но это все, что ему требовалось. Он никогда не хотел и не захочет от женщины ничего большего.

Глава 18

Линн была огорчена, когда опустился белый, с золотой бахромой, занавес и молодой человек объявил пятнадцатиминутный перерыв. Но над головой вдруг вспыхнули газовые люстры и огорчение сменилось испугом. Она окинула быстрым взглядом огромное помещение театра. Такого захватывающего зрелища ей еще не доводилось видеть. Вдоль стен ярусами располагались просторные ложи, центр зала занимали удобные кресла, которые убирались, когда в помещении театра проходил званый ужин. Потолок представлял из себя огромную фреску, с него свисали несколько больших и очень красивых хрустальных люстр. Но Линн больше интересовали человеческие лица, чем изысканный интерьер театра. Она надеялась, что в зале нет никого, кто бы мог узнать ее.

Большинство зрителей встали со своих мест, и если не вышли в фойе, то беседовали со знакомыми, сидящими в ложах. Линн почувствовала, как участился пульс. Она намеревалась улизнуть до начала перерыва и вернуться в отель, но совершенно позабыла об этом, находясь под воздействием чарующего пения Ангелины Майлз, а сейчас было уже слишком поздно.

Линн прикрыла лицо большим веером из ярких перьев. Если она останется сидеть на месте, то привлечет к себе внимание – в антрактах обычно болтали с друзьями или прохаживались в фойе, только вздремнувшие пожилые люди оставались на своих местах. Но если она отважится пройтись, кто-нибудь может случайно столкнуться с ней и принять за Белль. Вид высокого джентльмена, который шел по проходу между рядами и, казалось, направлялся прямо к ней, помог принять решение. Линн не знала его, да и не хотела знать. Она встала, открыла дверцу ложи и торопливо нырнула в толпу, лавируя между зрителями и продолжая прикрывать лицо. Неожиданно затея посетить оперу показалась не очень хорошей, несмотря на огромное удовольствие слышать Ангелину Майлз. Линн не знала, что оперный театр столь велик и не подумала, что здесь может собраться такое огромное количество народа.

– Белль!

Линн замерла при звуке знакомого голоса. Не в силах сдержаться она обернулась, обводя глазами толпу. И сразу его увидела. Он был на голову выше большинства присутствующих мужчин, волосы блестели при свете люстр, черный вечерний костюм плотно облегал широкие плечи, белая рубашка оттеняла бронзовый цвет лица Трейса. Их глаза встретились, и Линн еще крепче вцепилась в свой веер. Первым желанием было подойти к нему, но она вовремя спохватилась. Нет, это невозможно, Белль где-то поблизости. Он может увидеть сразу обеих.

– О Господи!

Вдруг в нескольких ярдах слева от Трейса появился еще один знакомый силуэт. Взгляд Линн заметался от одного к другому. Второй стоял к ней боком и пока не видел ее. Линн мгновенно поняла, что ее окликнул не Трейс, а Трекстон. Трейс стоял боком. К своему ужасу, она заметила. как вокруг Трейса собираются и остальные Браггетты. Она чуть не застонала.

– Господи, они ВСЕ здесь? – подобрав юбки, Линн принялась пробираться сквозь толпу к одному из выходов. – Боже, помоги мне выбраться отсюда!

Трекстон двинулся сквозь толпу. Какого черта добивается эта женщина? Зачем притворилась больной, зачем приехала сюда, а теперь убегает, словно он сам сатана?

– Белль?

Трейс услышал, как брат произнес имя Белль и в замешательстве посмотрел по сторонам. Почему Трекстон зовет Белль, когда она осталась в «Шедоуз Нуар»? Трейс бросился через толпу в том же направлении и перехватил брата у одного из выходов.

– Что происходит?

– Я пытался поймать Белль, – Трекстон чуть не рычал от душившего его гнева.

– Белль осталась на плантации.

– Нет, я только что видел ее!

Трейс оттащил Трекстона от выхода и повел в зал.

– Пошли, Треке, ты скорее всего видел леди, внешне похожую на Белль, но это не она. Она лежала больная в постели, когда мы уезжали. А теперь пошли и забудь об этом недоразумении. Наслаждайся оперой.

– Это была она, – Трекстон плюхнулся на свой стул и уставился на сцену. Черт побери, это была она, и как только он вернется на плантацию, то заставит рассказать, чего она добивается!

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru