Пользовательский поиск

Книга Обманутые сердца. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

– Случилось? – Белль покачала головой. Проклятие. Она понятия не имела, кто он такой, но, очевидно, этот человек видел, как Линн выходила из отеля. – О нет, я просто передумала, вот и все. Насчет прогулки верхом.

Пьер улыбнулся.

– Да, жарковато для катания верхом. Вы, вероятно, отправляетесь за покупками?

– Да.

«Черт возьми, кто же он такой?»

Глаза администратора лукаво сверкнули.

– Обычно я завтракаю в маленьком кафе «Пранш де Ви», на площади. Может быть, вы составите мне компанию? Уверен, ваш жених не стал бы возражать, если бы мы просто позавтракали вместе.

Составить компанию? Жених? Белль чуть не застонала. Вероятно, Линн раньше уже отказала ему, но сделала это в такой форме, словно сожалеет об отказе. К огромному разочарованию Белль, у Линн была дурная привычка сочувствовать людям. Она всегда старалась найти в них что-нибудь хорошее. К несчастью, она также отказывалась верить, что у некоторых людей вообще отсутствуют положительные качества. Белль заставила себя улыбнуться и, подражая вежливой Линн, произнесла:

– Сожалею, сэр, но сегодня мне необходимо выполнить несколько поручений. Но, в любом случае, спасибо за приглашение, – она постаралась как можно быстрее прошмыгнуть мимо него.

Пьер, разочарованный, но не потерявший надежду, протянул Белль руку ладонью вверх.

– Позвольте взять ваш ключ, чтобы не затруднять вас ходьбой к стойке. Вы сможете забрать его, когда вернетесь.

Администратор. Он администратор. Белль достала из сумочки ключ и вложила в протянутую ладонь Пьера.

– Благодарю вас, сэр.

– Рад вам услужить, мадемуазель. Не желаете, чтобы я прислал вам ванну, когда вернетесь?

– Ванну? – на лице Белль отразилось недоумение. Почему он об этом спрашивает?

– Нет, в этом нет необходимости, – Белль начала медленно отходить от него. – В любом случае, спасибо, – она вдруг задрожала от неприязни и отвращения. Почему Линн всегда старается быть со всеми хорошей?

– Для меня это не составит никакого труда, мадемуазель, это даже приятно, – бросил вслед Пьер. – Правда.

Белль вышла на солнце. На ярко-синем небе не было ни единого облачка. На здании, расположенном на противоположной стороне улицы, к окну первого этажа был прикреплен ящик с папоротником и распустившимися цветами, радовавшими глаз яркой гаммой красок. Белль вдохнула полной грудью и тут же чуть не задохнулась от ударившей в нос вони.

– О Господи! – громко воскликнула она, закашлявшись.

К ней обернулся швейцар.

– Это все каналы, мэм, – сказал он, словно привык объяснять посетителям систему городских сточных канав.

– Каналы, – повторила Белль. Она бросила взгляд на канаву, которая тянулась между тротуаром и булыжной мостовой. Отбросы и мусор плавали в сточной воде, ставшей почти черной. – Не думала, что они так плохо пахнут.

– День ожидается жаркий. В жаркий день они всегда воняют еще больше.

Белль кивнула. Замечательно. Она может задохнуться, прежде чем доберется до офиса Браг-геттов.

– Вы не могли бы указать мне, где находится Рю де ля Дюмен? – Офис Браггеттов располагался на Дюмен, но Белль не представляла, где находится эта улица.

– Конечно, мэм, – ответил швейцар. – Дойдете до угла, – он показал в сторону главной оживленной улицы, Рю де ля Руайяль. – Свернете направо, пройдете четыре или пять кварталов и придете прямо туда.

Белль улыбнулась, сделав очередной вдох, и опять чуть не закашлялась.

– Благодарю вас, сэр, – проговорила она слабым голосом, раскрыла кружевной зонтик в тон платью, положила на плечо его тонкую ручку из лимонного дерева и зашагала по тротуару в указанном направлении. Если повезет, она разузнает, где находится офис, и вернется в отель без каких-либо неожиданных встреч.

Глава 10

Линн глубоко вздохнула и провела дрожащей рукой по юбке платья Белль для верховой езды. Никто не вышел, когда она подъехала к дому и, очевидно, никто не слышал, как вошла в холл. Белль сказала, что Браггетты сидели в гостиной, когда она уехала. Линн стояла, прислонившись спиной к стене в нескольких шагах от распахнутой двери. До нее доносились голоса. Очевидно, они все еще там.

В уголках глаз застыли слезы, а от сковавшего страха девушке было трудно дышать. Она сжала руки в кулаки. «Возьми себя в руки! Вы с Белль и прежде выдавали себя друг за друга, и никто не угадывался. У тебя нет причин бояться», – приказала она себе.

Из гостиной долетел незнакомый мужской голос, оторвав Линн от размышлений.

– Надеюсь, эта проклятая неразбериха скоро кончится и мы сможем забыть о нем и обо всем остальном.

– И займемся более приятными делами, например моей свадьбой.

– Ты определенно хочешь выскочить замуж за этого парня, Тесси.

– Трекстон, я люблю Джея и не понимаю, почему случившееся с папой должно что-нибудь изменить.

– Я тоже так считаю. Просто хотел сказать, что ты, похоже, слишком торопишься выскочить замуж, вот и все.

– Будет здорово снова устроить здесь званую вечеринку.

Линн узнала голос Трейса, произнесшего последнюю фразу и, вопреки сковавшему ее страху, почувствовала, как екнуло сердце. Конечно, она знала Трейса недостаточно хорошо, и Белль права, предостерегая ее. Однако Линн сильно сомневалась, что он может оказаться убийцей. Возможно, она ошибается, но будет надеяться и молиться, чтобы первое впечатление не подвело.

– Ну, сейчас или никогда, – она распрямила плечи и широко улыбнулась, входя в гостиную.

– Белль, – Тереза поднялась со стула и направилась к ней. – Где вы были?

– Немного покаталась верхом, – ответила Линн с улыбкой. С определением, кто из них Тереза Браггетт, проблем не возникло.

– Надеюсь, дорогая, вы не чувствовали себя покинутой, – сказала Евгения. – Но мы так давно не собирались вместе.

– О, что вы, миссис Браггетт, я все прекрасно понимаю, – Линн окинула быстрым взглядом каждого из братьев.

Брови Евгении удивленно поднялись.

– Вы же обещали называть меня Евгенией, помните?

Линн почувствовала, что начинает волноваться, и постаралась взять себя в руки. Говорила ли Белль, что миссис Браггетт нужно называть Евгенией? Линн не могла вспомнить и улыбнулась.

– Извините, Евгения, я забыла.

От миссис Браггетт не ускользнул тот факт, что глаза девушки задержались на Трейсе немного дольше, чем на остальных сыновьях, включая Трекстона.

– Мы как раз собирались выпить кофе, дорогая. Вы присоединитесь к нам?

– Ах, я… – глаза Линн перебегали с одного брата на другого. Могла ли она принять предложение? Трейс стоял у камина. Трекстона Линн узнала без труда. Он сидел развалившись на диване и был одет именно так, как описала Белль: кожаные брюки, жилет и сапоги. Его шляпа лежала поблизости на столике поверх сложенного кожаного ремня и кобуры. Линн посмотрела на остальных двух братьев. Она не помнила, что рассказывала Белль. Ее начинала охватывать паника. Был ли Тревис картежником? Или картежник Трейнор? Или Трейнор – пират?

Вопреки своему грубоватому внешнему внешнему виду, Трекстон очень изящно, хотя и лениво встал с дивана.

– Ваше место, мэм, – произнес он с усмешкой.

– Трекстон, веди себя прилично, – предупредила Евгения.

Линн прошмыгнула мимо него и заняла предложенное место, старательно избегая его взгляда. Белль права. Трекстон Браггетт казался негодяем. Но очень симпатичным.

На замечание матери брови Трекстона удивленно приподнялись.

– Но я так и делаю. Всего лишь уступил место. Евгения не могла сдержать улыбки.

– Просто веди себя хорошо.

– Слушаюсь, мэм, – Трекстон снова ухмыльнулся. Он опустился на диван рядом с Линн и вплотную занялся ею.

– Надеюсь, вы не слишком устали, чтобы проехаться со мной?

– Ах, я… – Линн вдруг почувствовала себя беспомощной и неуверенной. – Я не думаю, что это прилично, мистер Браггетт.

Трекстон, удивленный столь не в меру стыдливым ответом, уставился на гостью во все глаза. «Прилично» – не то слово, которое он ожидал услышать от Белль Сент-Круа.

22
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru