Пользовательский поиск

Книга Обманутые сердца. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

– Напрасно, – огрызнулась Белль, разозлившись еще больше от его насмешливой улыбки. – Просто здесь очень жарко, – этот мужчина совершенно несносен.

«Но он, безусловно, очень красив», – подсказал тоненький голосок из глубины сознания.

«Хм! Возможно, только в грубоватой форме, – про себя возразила Белль. – И уж конечно, не джентльмен».

– Вы предпочитаете нежных молодых в шелках и панталонах, которые стремятся исполнить любую вашу прихоть и галантно раскланиваются? – спросил Трекстон, словно прочитав ее мысли.

Ошеломленная, Белль вздернула голову.

– Я предпочитаю мужчин с манерами, – она презрительно тряхнула головой. Свободно спадающие волосы рассыпались по плечам подобно серебристой шелковой шали. Хотя в голосе девушки звучали ледяные нотки, внутри она вся трепетала, сердце бешено билось, а все существо словно поглотили языки пламени.

Трекстон громко рассмеялся. От раскатов его смеха все тело Белль покрылось мурашками.

Евгения наблюдала за своими сыновьями. Один шел с гостьей, другой сопровождал сестру, но в глазах обоих светился интерес, когда они смотрели на Белль Сент-Круа. Евгения долгие годы ждала, чтобы вновь увидеть в их глазах этот блеск, но теперь, когда это произошло, испытала тревогу.

Белль – только одна, а это значит, что кто-то из ее сыновей будет страдать… снова.

Из-под густых золотистых ресниц Белль украдкой наблюдала за Трейсом Браггеттом. К несчастью, ее взгляд постоянно возвращался к Трекстону, который прекрасно понимал ее состояние. Каждый раз, когда их взгляды встречались, она испытывала неприятное ощущение. Почему это так на нее действует? Он ее вовсе не очаровал! Во всяком случае, она здесь для того, чтобы доказать вину Трейса Браггетта, а не для того, чтобы вскружить голову его брату. Белль заставила себя улыбнуться.

– Трейс, вы можете покататься со мной верхом сегодня? – вежливо поинтересовалась она. – Мне бы очень хотелось осмотреть «Шедоуз Нуар».

– А я считал, что привилегия показать окрестности принадлежит мне, – опередил брата Трекстон. Его глаза вызывающе блеснули. Белль начала злиться. Этот мужчина… бесил ее. Она подняв голову и свысока посмотрела на Трекстона. На губах появилась дерзкая улыбка.

– Неужели? – легкомысленно заметила она. Его взгляд остановился на глубоком вырезе ее платья.

– Да.

Белль испытала сильное желание бросить в него вилку, запустить яйцом, голландским соусом или беконом. То, как он смотрел на нее… на ее тело, – возмутительно. В голове пронесся поток грязной ругани. Отец мгновенно стал бы седым, если бы узнал, что ей известны такие слова.

– Тогда вы ошиблись, – резко возразила Белль, повернулась к Трейсу и, сразу же изменив тон, заговорила сладеньким голоском.

– Как насчет прогулки верхом. Мы можем поехать? Мне так хочется осмотреть плантацию. – сердце готово было выпрыгнуть из груди. Белль не понимала, чем это вызвано, – это реакция на встречу с Трекстоном, или на нее так сильно подействовал тот факт, что она пытается соблазнить мужчину, подозреваемого в убийстве.

Прежде чем ответить, Трейс долго смотрел на нее задумчивым взглядом. Еще вчера вечером он умирал от желания остаться с ней наедине. Почему же сейчас, когда она сама предлагает то, о чем он мечтал, испытывает какой-то дискомфорт? Трейс отогнал от себя эти ощущения. Белль – первая женщина за долгие годы, пробудившая в нем нечто большее, чем просто похоть, это и пугало, и радовало. Больше того, он хотел испытать всю полноту чувств и сделать это именно с ней. Он повернулся к брату.

– Извини, Трекс, но я просил Белль прогуляться со мной верхом еще вчера вечером.

Трекстон поднял руку.

– Никаких проблем, – он отодвинул стул и, раскачиваясь на нем, обернулся к Терезе, обнял ее за плечи, сразу же забыв о Белль и Трейсе.

– Итак, Тесси, когда я поговорю с мужчиной, который считает, что достаточно хорош, чтобы жениться на моей сестре?

Белль почувствовала раздражение. Ну и язва! Отбросить ее как… старый ботинок! Нет, она не иметь с ним ничего общего. Но ведь всего несколько минут назад его глаза неотрывно исследовали вырез ее платья! Белль посмотрела на Трекстона. Джентльмен не повел бы себя так… так… Мысли путались от досады и раздражения. Она сделала глубокий вдох и приказала себе успокоиться.

Белль отодвинула стул и встала. Трейс последовал ее примеру. Трекстон даже не повернул головы и остался сидеть, продолжая разговор с Терезой.

– Я только переоденусь в платье для верховой езды. Встретимся в холле через пятнадцать минут, хорошо? – сказала Белль. Трейс кивнул.

У дверей она помедлила и обернулась. Все были увлечены разговором, никто не смотрел в ее сторону. Взгляд задержался на Трекстоне. Белль поклялась, что до отъезда из «Шедоуз Нуар» заставит Трекстона Браггетта пожалеть о своем наглом поведении. Заставит возжелать общения с ней – она улыбнулась, – а затем откажет в таковом.

– Ты здесь уже месяц, и даже не соизволил поставить нас в известность? – вдруг громко воскликнула Тереза.

Белль уже вышла в холл, но замерла и прислонилась к стене, чтобы перевести дыхание.

– Не сердись, Тесси, я приехал по делам и не хотел встречаться со стариком. Я бы все равно заехал, когда он был в городе.

– Но целый месяц, Трекс, – повторила Тереза. – А мы по тебе так скучали!

Он наклонился и поцеловал сестру в лоб.

– Тесс, я ехал на твою свадьбу, но решил совместить приятное с полезным. Мне на ранчо необходимы породистые скакуны, я приехал к МакДугласу и еще заехал к Коннеру в Батон-Руж. В любом случае, я здесь, так что успокойся.

Белль стояла прислонившись к стене, мозг перерабатывал информацию. На сердце вдруг стало очень тяжело. Трекстон находился в Луизиане, когда убили его отца. Он мог сделать это с такой же легкостью, как и Трейс.

Глава 8

Линн глубоко вздохнула, опустила на лицо вуаль, словно от этого была какая-то польза, подошла к главному входу в отель и постаралась не обращать внимания на изумленный взгляд швейцара, распахнувшего перед ней дверь.

– Доброе утро, мисс Боннвайвер, – он приподнял украшенную золотым кантом шляпу.

Линн выдавила из себя улыбку. После того как она чуть не умерла от страха из-за встречи с аллигатором, вынуждена была прятаться в придорожной канаве, чтобы ее не увидели из проезжающего экипажа, затем одна шла пешком Бог знает сколько миль со сломанным каблуком, у нее едва хватит сил, чтобы подняться в свой номер. Поход из «Шедоуз Нуар» занял всю ночь. Платье порвалось и все было заляпано грязью, волосы растрепались и болтались сосульками.

Она вошла в вестибюль. Несмотря на ранний час, уже шел аукцион, и вокруг собралась большая толпа. Еще несколько человек расположились на диванах, расставленных по всему вестибюлю. Группа пожилых мужчин собралась на галерее, все о чем-то громко спорили.

– Может быть, на меня никто не обратит внимания, – в надежде пробормотала себе под нос Линн и торопливо зашагала к лестнице.

– Мисс Боннвайвер, с вами все в порядке? Она подняла голову и увидела Маркуса, мальчика-посыльного.

– С вами произошел несчастный случай?

Линн осмотрелась по сторонам: ей вдруг показалось, что все взгляды обращены на нее.

– Да, со мной произошел небольшой несчастный случай, но сейчас все в порядке, – она вновь повернулась к лестнице, но помедлила и оглянулась на мальчика.

– Ты не мог бы организовать мне ванну?

Маркус широко улыбнулся.

– Будет исполнено немедленно, мисс Боннвайвер, – он заспешил в сторону подсобных помещений.

Линн крепко вцепилась в перила лестницы.

– Мисс Боннвайвер!

Линн чуть не застонала, когда ее окликнул администратор. От неприязни девушку бросило в дрожь, но она заставила себя улыбнуться и обернулась к служащему.

– Слушаю вас, мистер Луши.

– О, мисс Боннвайвер, что с вами случилось? – он подбежал, осматривая ее с головы до ног. – О Господи! Господи! Чем мы можем вам помочь? На вас кто-нибудь напал? Я немедленно поставлю в известность власти!

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru