Пользовательский поиск

Книга Новобрачная. Содержание - Глава XII Статуя Командора…

Кол-во голосов: 0

Глава XII

Статуя Командора…

Мелани не зря испытывала беспокойство. Она быстро успокоила мать, для которой важней всего было ее собственное спокойствие и она сама, но де Варенн был противником другого плана. Конечно, во время обеда, которым закончился этот тяжелый для молодой женщины день, он казался любезным, галантным, выказывал свою радость, что мятежница стала сговорчивой. Он даже согласился на «послушничество», «чтобы наша милая Мелани пришла в себя», но когда он слишком страстно поцеловал ей руку и очень выразительно посмотрел на нее, Мелани поняла, что рано или поздно ей придется с ним столкнуться, если не удастся до того спастись. Он еще прошептал:

– Я знаю, что вовсе не ваше здоровье причиной тому, что вы просто наказываете меня, но умоляю, пусть это длится не слишком долго. Мне так хочется видеть вас счастливой!

Все это были лишь слова. Она была свободна, когда находилась в доме своей матери, но ей совершенно не дозволялось выходить из дому, даже в сопровождении Альбины.

– Вы поставили мне условие, дорогая Мелани, я согласился. Но имейте в виду, что я, со своей стороны, не слишком вам доверяю. Вы гораздо сильнее, чем я думал…

– Так вы собираетесь держать меня здесь взаперти? Странное счастье мне уготовлено.

– Что вы! Вы будете выезжать, и даже каждый день, но только в компании со мной. И я вам не советую воспользоваться моим отсутствием. Это будет не часто, как и подобает мужчине, который вновь обрел свою любимую. И во всяком случае, никто здесь, даже ваша мать, не позволят вам уйти. Будьте уверены!

– Значит я буду вынуждена возить вас с собой по магазинам? Вот будет весело!

– Почему бы и нет? Привилегия любящего мужчины наряжать свою любимую. А разве вам чего-нибудь не хватает?

– Конечно, да! Мне совсем не хочется носить то, что было сделано мне в приданое. Я рассчитываю подарить их какому-нибудь дому призрения для нуждающихся вдов.

Франсис рассмеялся:

– Я признаю, что ваша мать в своем стремлении выглядеть моложе вас одевала вас несколько странно. Но когда я вас увидел там, в особняке на Елисейских полях, на вас было великолепное платье, да и вчера вы были прелестно одеты. Напишите слугам из того дома, чтобы вам прислали ваши вещи и не забудьте о драгоценностях!

– Вас интересуют мои драгоценности?

– Ну естественно! Как я могу поверить в вашу искренность, если вы не носите ни обручального кольца, ни перстня невесты? Вот, на этом столе есть все для письма. И через два часа все ваши вещи будут здесь. Это совсем не значит, что мы не будем покупать другие туалеты, но это случится не завтра. Мне хочется, чтобы страсти вокруг нас несколько улеглись. – Страсти?

– Ну конечно. Вокруг нас было слишком много разговоров. Надо ковать железо пока горячо, и вчера вечером я дал небольшое объявление в газетах с настоятельной просьбой не досаждать нам, по крайней мере, сейчас.

Во всех парижских газетах появились статьи, сообщавшие о «почти сказочном» спасении и возвращении маркизы де Варенн, о которой сообщалось, что она утонула в глубоком озере Комо. Ее спас неграмотный рыбак из Граведоны, и она в течение нескольких дней оставалась без сознания. Итальянская полицая, которой маркиз де Варенн собирается сделать щедрый подарок, почти случайно нашла ее и передала французским властям…

Чтение этого почти лирического рассказа очень развеселило Мелани:

– Вам действительно удалось заставить их проглотить это?

– Не совсем, я думаю, ибо с утра дом находится буквально в осаде. Я был вынужден принять двух-трех газетчиков, ибо, конечно, не может быть и речи о том, чтобы вы встретились с прессой.

– И вы им сказали…

– Что мне совершенно нечего добавить к тому, что написано, если не считать того, что вам требуется покой. Вот почему вы должны удовлетвориться прогулкой в саду завтра и, может быть, послезавтра.

– Может быть, полиция проявит большее любопытство? Мне кажется, вы забыли, что уже имели дело с ней у меня в доме?

– У нас, моя дорогая, у нас! И хочу вас уверить, что этот комиссар Ланжевэн не станет белее настойчивым и любопытным, если он печется о своем продвижении по службе. Мы, конечно, живем при республиканском режиме, но у меня довольно высокие связи, чтобы заставить его замолчать.

Его самодовольство было невыносимо для Мелани, поэтому она взяла из стопки газет, лежащей на столике, одну, чтобы показать, что их разговор слишком затянулся. Внезапно ее внимание было привлечено одной заметкой: «Не есть ли это результат тайно проведенной дуэли? На бирже говорят о «несчастном случае», происшедшем с господином Оливье Дербле, одним из самых блестящих молодых финансистов. Ранение серьезно. Вчера утром соседи видели, как его привезли домой в тяжелом состоянии. Профессор Жорж Дьелафуа, которого срочно вызвали к нему, отказался что-либо сообщить, но интересно было бы узнать, где прогуливался так рано господин Дербле и с кем он повстречался…»

Мелани скомкала газету и грозно посмотрела на де Варенна:

– Я хочу узнать о состоянии здоровья господина Дербле! – сухо сказала она.

– Я не понимаю, почему это вас так волнует? Пусть он умрет спокойно!

– Вы чудовище! Вы самый низкий в мире человек, но вы еще и глупы! Разве вы не понимаете, что если хотя бы моя мать не пошлет к нему, то газетам нетрудно будет добраться до вас, а если он умрет, как бы вам этого хотелось, то вас могут привлечь к ответу?

Насмешливая улыбка исчезла с лица Франсиса, и он на мгновение задумался:

– Может быть, вы и правы. Я сейчас прикажу…

Немного спустя Полен отправился в путь в одной из колясок. Он должен был заехать к Оливье Дербле, чтобы справиться о нем, а затем направиться на Елисейские поля, чтобы передать Сомсу записку, на-писанную Мелани в несколько фривольном тоне, чтобы вызвать недоверие старого слуги, который ее хорошо знал. Она сообщала в ней, что решила провести несколько дней у матери, чтобы лучше приготовиться к большому сезону Парижа. Она писала также, что ей совершенно необходимы ее туалеты и драгоценности, что она просто сойдет с ума, если у нее не будет украшений, чтобы предстать в свете во всем блеске. Все это было написано немного нелепо, и молодая женщина надеялась вызвать этим подозрения у старого слуги, а мадам Дюрюн умела читать между строк.

Через два часа все, что мадам Ланвэн приготовила для нее, было ей доставлено, так же как и маленький чемоданчик, с которым она ни на минуту не расставалась во время своей одиссеи в Провансе. И естественно Альбина была тут как тут и сразу же схватила первое платье, чтобы посмотреть на клеймо автора наряда.

– Жанна Ланвэн, – воскликнула она таким тоном, как если бы это было «На помощь!» – Как тебе удалось уговорить ее шить для тебя, когда она ни разу не согласилась работать на меня?

– Я не знаю, – ответила раздраженно Мелани. – И я очень бы вас просила позволить мне самой разобрать свои наряды. Мне сейчас просто не хочется говорить о тряпках. Я думаю о господине Дербле…

Действительно, новости, принесенные Поленом, были мало-утешительными. Оливье Дербле был в очень тяжелом состоянии, и, по словам слуги, господин профессор Дьелафуа не надеется его спасти. Но Альбина, конечно, по-другому относилась к этому молодому человеку.

– Не хочешь ли ты сказать, что сходишь с ума по нему? Ведь он всего лишь служащий твоего деда!

– Служащий! Вас послушаешь, так можно вообразить себе некую канцелярскую крысу с люстриновыми нарукавниками… К счастью, газеты и весь финансовый мир думают несколько иначе, чем вы! А я не могу забыть все то, что он сделал для меня, как искренний друг, и что он умирает из-за меня!

– Да, ты права, он дрался за тебя! Как это романтично! Надо, чтобы ты как-нибудь рассказала мне о нем. Я ведь его едва знаю. О, это платье из черного тюля просто сногсшибательно… Как ты думаешь, оно пойдет мне?

Рискуя разорвать этот чудесный туалет, Мелани почти вырвала его из рук матери.

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru