Пользовательский поиск

Книга Ночи без сна. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

Слегка морщась, она воткнула нож в воск и сняла его слой. Отделив последний кусок, она увидела тонкий свиток бумаги, вытащила его и отдала Кону. Потом, как могла, залепила воском образовавшуюся пустоту.

Она и сама не могла бы объяснить, зачем это делает. Но ей казалось, что так нужно.

Потом она поднялась на ноги:

— Я хотела бы, чтобы эту статую расплавили и сделали что-нибудь другое. Что-нибудь хорошее.

— Может быть, святого Георгия? — спросил Кон. Он снял пиджак и набросил его на статую, потом первый вышел из алькова.

— Нет. Что-нибудь свободное. Может быть, птицу. Наверное, непросто было быть Изабеллой Карслейк и все время рваться на свободу.

Кон улыбнулся ей понимающей улыбкой, потом развернул скатанный в трубочку документ и прочитал:

— «Свидетельство о браке Джеймса Берли Сомерфорда из Девона и Изабеллы Карслейк, уроженки того же графства, заключенном 24 июля 1789 года». Это было почти за год до твоего рождения, Сьюзен.

Он понимал, что она страшно боялась оказаться дочерью сумасшедшего графа.

— Наверное, он был бесплоден, — добавил Кон. — Теперь все зависит от решения твоего брата. Можешь отдать этот документ ему.

— Оставь его у себя, — сказала она. — Если он откажется от предложенной ему чести, тебе придется самому решать, что с этим делать.

— Как хочешь.

Они оба знали, что прощаются друг с другом. Прощание происходило на глазах у всех остальных, и это было, наверное, к лучшему.

— Пойдем, Амелия.

Они направились к выходу из Крэг-Уайверна, и Сьюзен ни разу не оглянулась назад. Но вскоре их остановил запыхавшийся парнишка, который бежал им навстречу.

— Мисс Карслейк! — произнес он, но замолчал, с удивлением увидев поблизости множество людей.

У Сьюзен сердце замерло от тяжелого предчувствия.

— Что случилось, Кит? — спросила она, отводя парнишку в сторону.

— Капитан Дрейк, мэм! Солдаты таможенной службы окружили его в часовне Святого Патрика. Он, возможно, ранен!

Глава 26

— Ранен? Тяжело?

— Не знаю, мэм. Они подали сигнал, и мой отец его увидел. Он означает: беда. Там их трое, причем один или даже двое ранены. Отец думает, что Гиффорд послал за подкреплением, а до тех пор будет держать их в часовне.

Сердце у Сьюзен бешено колотилось, мешая ей думать. Глупый, глупый! Как он решился проводить контрабандистскую операцию при свете дня?

— Что случилось? — спросил, подходя к ней, Кон.

Она рассказала, какую весть принес парнишка.

— Придется мне как-нибудь организовать его спасение. Больше некому…

— Как так некому? Есть я, есть Хоук и есть король «шалопаев».

— Тебе нельзя в это ввязываться, — сказала она.

— Если ты ввязываешься, то ввязываюсь и я. А где я, там и мои друзья, — решительно заявил Кон, сказав мальчику: — Жди дальнейших распоряжений.

— Слушаюсь, сэр! — ответил парнишка. Сьюзен заметила, как он инстинктивно подчинился человеку, взявшему на себя командование ситуацией. Хорошо, когда кто-то берет на себя руководство. Подчиняйся, и все будет в порядке.

Она и сама это чувствовала, хотя сейчас ее переполнял ужас. Дэвид был в смертельной опасности, а возможно, и Кон тоже.

Он повел ее назад в главный холл и, обратившись к мужчинам, сказал:

— Назначаю военный совет. В кабинете. — А потом тихо спросил у Сьюзен: — Как насчет твоей кузины?

Но Амелия спросила:

— Что-нибудь с Дэвидом, не так ли? Я так и знала, что он сделает какую-нибудь глупость!

— Видимо, она тоже участница нашей веселой компании, — сказала Сьюзен, пораженная тем, что Амелия, видимо, знала больше, чем она предполагала.

В кабинете Кон вкратце обрисовал ситуацию. Он рассказал о том, что Гиффорд угрожал Сьюзен, не вдаваясь в подробности этой истории.

— Странный маневр. Он тем самым теряет средство для достижения цели.

— Может быть, и нет, — сказала Сьюзен. — Благодаря поимке Дэвида с поличным он может оказать на меня еще большее давление.

— Но зачем посылать за подкреплением? Он мог бы попытаться без шума прийти к соглашению с тобой.

— Возможно, это домыслы. Может быть, ни за кем он не посылал, он мог воспользоваться услугами местных лодочников… — Сьюзен резко втянула в себя воздух. — Кон, часовня Святого Патрика — это те развалины, которые находятся неподалеку от Ирландской бухты.

Они встретились взглядами. Если Гиффорд видел, как они обнимались, он мог предпринять эту операцию со злости или от ревности.

Кто бы мог такое предвидеть заранее?

И то, что при этом будет ранен Дэвид?

— Я не знаю, что делать, — сказала она.

Кон взял ее за руку:

— Все будет в порядке. Сколько людей может быть с Гиф-фордом?

— Здесь есть шесть лодочников, которые обычно работают парами.

— В таком случае предположим, что пока там Гиффорд и еще двое. — Кон описал остальным месторасположение часовни. — Можно без труда продержаться против пары местных мужиков, которые не хотят, чтобы их убили, и, наверное, сами тоже не горят желанием убивать. Вокруг часовни открытое пространство. Я не хочу устраивать генеральное сражение, но хочу благополучно вызволить оттуда Карслейка и его людей. Есть предложения?

— Хоукинвилла и меня здесь никто не знает, — сказал Де-лейни. — На этом можно сыграть. Если мы появимся на сцене, никто не сможет обвинить нас в том, что мы мешаем проведению операции.

— А если вас убьют?

— Придется рискнуть. А вы с де Вером тем временем можете предпринять операцию по спасению.

— А что буду делать я? — спросила Сьюзен. — Я не хочу оставаться в стороне.

— Я тоже хочу помочь, — заявила Амелия.

И не успела Сьюзен возразить, как Делейни сказал:

— Несомненно! Но как и всякий необстрелянный новобранец, вы будете обязаны подчиняться указаниям. Ясно?

Амелия насторожилась, потом сказала:

— Слушаюсь, сэр!

— Я не военный. Всего лишь «шалопай». Кон, есть у тебя карта местности?

Де Вер извлек из ящика стола карту и разложил ее на столе. Потом обвел пальцем береговую линию и сказал:

— Я так и думал. Вот она, Ирландская бухта, а крестиком обозначена часовня. Она расположена неподалеку от дороги, ведущей в Льюиском, но дорога прерывается.

— Там случился оползень пятнадцать лет тому назад, — сказала Сьюзен. — Он и завалил дорогу. Больше ею никто не пользуется.

— Кроме контрабандистов, — добавил Кон.

— Или людей, которые пошли прогуляться.

Они снова на мгновение встретились взглядами.

— По этой дороге можно проехать верхом? — спросил Хоукинвилл.

— Только до оползня, — сказала Сьюзен. — Но если вы выедете верхом отсюда, вам не доехать до часовни. Пешеходы могут добраться туда по тропинке, но верхом там не проехать.

— Мы подойдем с другой стороны, — сказал Делейни, отыскивая на карте тропу. — Тогда вообще трудно будет заподозрить, что мы как-то связаны с Крэг-Уайверном. Пусть думают, что мы случайные здесь люди и не знали, что дорога заканчивается тупиком. Часовня привлекла наше внимание, и нам захотелось осмотреть эту достопримечательность.

— А если Гиффорд крикнет вам, чтобы вы убирались отсюда? — высказал предложение Кон.

— Мы задержимся и будем спрашивать, что происходит. А вы тем временем начнете действовать. Хотя на открытом пространстве из часовни им трудно будет бежать, не попав под пули.

— С Гиффордом я сам разберусь, но надо придумать что-нибудь еще, чтобы отвлечь его внимание.

— Дети, — предложила Амелия. — Иногда я вожу туда школьников на прогулку. Он не сможет стрелять, когда по-близости будут находиться дети, не так ли?

— Но мы подвергнем риску детей, — возразил Хоукинвилл, с которым были явно согласны и другие мужчины.

— Они привыкли участвовать в контрабандистских операциях, — сказала Сьюзен, — и мы не подвергнем их опасности. Иди, Амелия, и прихвати с собой Кита.

Амелия повернулась, чтобы уйти, но Кон сказал:

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru