Пользовательский поиск

Книга Ночи без сна. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

Глава 25

На следующее утро он сразу же вспомнил о том, что Сьюзен в доме нет и что они приняли решение относительно их будущего.

В добром согласии, но отдельно друг от друга.

Она говорила о настоятельной потребности противоборствовать судьбе, ему это желание тоже было знакомо. Но его останавливали чувство долга и дисциплинированность. Он добровольно выбрал этот путь и должен следовать по нему, тем более что были затронуты интересы других людей.

Он встал с постели и попытался настроить себя на предстоящую охоту за документом. Если смотреть на вещи проще, то это могло бы стать увлекательным приключением, а в случае согласия Дэвида Карслейка еще и своего рода заключительным этапом освобождения от Крэг-Уайверна.

Он Вспомнил, что приехал Хоук и обещал приехать Николас. И Сьюзен тоже обещала прийти. Поразительно, но день может оказаться даже веселым. В присутствии посторонних людей многое из того, что касалось сумасшедшего графа, казалось скорее смешным, чем ужасным.

Он постарался загнать в самый дальний угол сознания мысли о будущем, как это делал с мыслями о смерти и тяжелых увечьях перед боем.

Рейса он нашел в столовой, где тот поглощал свой, как обычно, внушительный завтрак. Потом пришел Хоук, и Кон представил их друг другу.

— Мы, кажется, встречались в Фуэнтес-де-Оньоро, — сказал Хоук, усаживаясь за стол.

— Ну конечно! — воскликнул Рейс, несколько польщенный. — Но я был тогда корнетом. Удивительно, что вы запомнили.

Кон улыбнулся:

— Не обольщайся. Хоук редко что-нибудь забывает.

— Это мое проклятие, — согласился Хоук. — Но в данном случае де Вер оставался за старшего, так как были ранены командиры, и мне пришлось поручить ему организовать упорядоченное отступление его подразделения. Он очень точно и со знанием дела выполнил порученную ему задачу. А это и впрямь редко случается.

— Я чрезвычайно исполнителен, — сказал Рейс в своей обычной манере. — А поэтому позвольте поинтересоваться, милорд, есть ли у вас какие-нибудь особые поручения для меня на сегодняшний день?

Кон понял, что Рейс не знает о том, что происходит. Как только служанка наполнила тарелки, он объяснил ему ситуацию.

— Великолепно, — сказал Рейс с ангельской улыбкой. — Жаль, что я не был знаком с леди Бел.

— Она съела бы тебя на обед, — сказал Кон.

— О нет, я так не думаю.

Поразмыслив, Кон с ним согласился.

— Кажется, леди Уайверн побывала в Крэг-Уайверне незадолго до отъезда? — спросил Рейс, расправившись с аппетитным куском ветчины.

— Насколько я помню, Сьюзен об этом упоминала, — сказал Кон. — Почему ты спрашиваешь?

Рейс снова улыбнулся:

— Ясно, что она его убила. Потрясающая женщина. Он нарушил соглашение и причинил зло человеку, которого она любила, поэтому она явилась сюда, чтобы отомстить. Наверное, он позволил ей войти в свой кабинет, а она, пока находилась там, успела подсыпать какой-нибудь смертельный яд в одно из его излюбленных снадобий.

— Это очевидно, — подтвердил Хоук, с удовольствием решая эту головоломку. — Хотя она не могла узнать о его смерти во время путешествия по морю, но в своем письме к дочери она это предполагает.

— Конечно, она его убила, — обдумав сказанное, согласился Кон. — Возможно, она даже рассчитывает воспользоваться влиянием графа Уайверна, тем более если им станет ее сын. Можно посочувствовать Австралии…

— Вы все еще за завтраком?

Кон оглянулся и увидел Сьюзен в очаровательном платьице персикового цвета и модной шляпке. Это была совсем другая Сьюзен — такая, какую он с удовольствием видел бы каждое утро. Рядом с ней на пороге двери, ведущей в сад, стояла хорошенькая молодая женщина пониже ее ростом с большими сияющими глазами.

— Я Амелия Карслейк, — сказала она, не дожидаясь, пока ее представят. — Уверена, что вам потребуются помощники, лорд Уайверн.

Мужчины поднялись из-за стола, и Кон сказал:

— Если вас нелегко шокировать, мы с радостью воспользуемся вашей помощью, мисс Карслейк. — Он вопросительно взглянул на Сьюзен, не зная, посвятила ли она кузину в подробности. Но та лишь улыбнулась в ответ. — Однако мы, жалкие существа мужского пола, только что приступили к завтраку и должны подкрепиться. Не посидите ли с нами?

Когда все снова уселись, Кон представил Хоука, заметив, что молоденькая Амелия нацелилась пофлиртовать с ним. Однако он был уверен, что Хоук и Рейс смогут выдержать атаку.

— Твой брат придет? — спросил он, обращаясь к Сьюзен.

Ему хотелось сказать ей совсем другое, но, проведя ночь почти без сна, он смирился с ситуацией. Она, кажется, тоже.

— У него есть кое-какие дела, но потом он придет. Кстати, он еще не принял решение.

— Ничего, не к спеху.

— Все это так, но нам, дамам, не терпится начать охоту, — сказала она, обращаясь ко всем присутствующим, — так что ешьте поскорее.

Мужчины рассмеялись и быстро доели все со своих тарелок.

— Армейская привычка, — сказал Рейс и первым встал из-за стола. — Команда «К бою!» означает: «Не оставляй ничего на столе».

Вскоре закончили и остальные и всей гурьбой с шутками вышли в сад.

Сьюзен смеялась вместе со всеми, чувствуя, что все в этом мире идет правильно, и это было странно, потому что сердце ее было готово разбиться.

Однако чувство, связывающее ее с Коном, было таким прочным и сильным, что им следовало особенно дорожить. Ведь как только все здесь закончится, они, возможно, больше никогда не увидятся. Она была уверена, что они не будут искать встреч. Но сознание того, что связь между ними продолжает существовать, будет поддерживать ее в жизни.

Она, конечно, все еще хотела иного, но только не за счет переживаний другой женщины.

Интересно, захочет ли леди Анна иметь мужа, который желал бы жениться не на ней, а на другой женщине? Ночью она едва не поддалась искушению написать ей обо всем. Она знала, что Кон постарается не показать ей, что его сердце разрывается между двумя женщинами. Возможно, со временем его уважение к жене и матери своих детей перерастет в настоящую любовь.

Ей надо молиться, чтобы это было так.

Она сама во всем виновата. Кон, конечно, может попытаться обвинить себя в том, что написал леди Анне, но он не действовал бы таким образом, если бы не ее глупое поведение много лет назад.

Поймав на себе проницательный взгляд майора Хоукин-вилля, она, поборов смущение, обратилась к нему:

— Атмосфера Крэг-Уайверна действительно навевает меланхолию, не так ли, майор?

— Возможно, чтобы почувствовать это, надо быть особенно восприимчивым, мисс Карслейк.

— А вы не склонны к меланхолии?

— Для этого я слишком практичен. Скажите, почему на пустом бассейне написано: «Дракон и его невеста»?

Она подошла ближе.

— Здесь были скульптуры. Дракона и его невесты.

— Я уже видел римскую баню, так что могу себе представить.

— Вы говорите о фонтане? — спросила Амелия, которая обладала способностью поддерживать несколько разговоров сразу. — Я бы очень хотела увидеть статуи.

— Это не вполне прилично, — сказала Сьюзен.

— Но ты их видела, а ведь ты такая же девица, как я.

Сьюзен бросила взгляд на Кона и тут же поняла, что это было роковой ошибкой. Она почувствовала, что краснеет, но предотвратить это была не в силах.

— Я знаю, что быть девицей в двадцать шесть лет стыдно, — сказала она, в попытке сменить тему разговора, — но на твоем месте, Амелия, я не стала бы лишний раз напоминать мне об этом.

— Сьюзен! — воскликнула Амелия, бледнея. — Ты ведь знаешь, что я…

— Знаю, — сказала Сьюзен, обнимая ее. — Я пошутила. Но статуи все-таки очень непристойные.

Она видела, что де Вер, приподняв брови, задумчиво смотрит на нее, и понимала, что выдала себя с головой, все равно что оповестила всех о своем грехе.

— Думаю, мне следует взглянуть на статуи, — сказал майор Хоукинвилл. — Если я намерен помочь решить эту головоломку, мне необходимо увидеть все, что имеет отношение к старому графу. Ведь я-то не девица, — усмехнулся он.

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru