Пользовательский поиск

Книга Ночи без сна. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Кона очень тянуло поехать к Нику, чтобы поговорить с ним обо всем: о Сьюзен, об Анне, о контрабандистах, о Джорджах.

И о Дэре.

Пожалуй, больше всего ему хотелось поговорить с Николасом Делейни о Дэре. Он обладал поразительной способностью разбираться в запутанных вопросах.

Но сегодня он к нему не поедет, Рейс прав: ехать сейчас было бы неразумно.

Как неразумна и эта бесцельная прогулка верхом.

Он просто спасается бегством. Он сбежал от Хоука сюда, а теперь бежит от Крэг-Уайверна и от Сьюзен.

Он согласился быть другом Сьюзен!

Ему хотелось завыть!

Глава 17

Услышав, что Кон и де Вер уехали из Крэг-Уайверна, Сьюзен вздохнула с облегчением. В его присутствии ей было тяжело, но, как ни парадоксально, еще тяжелее была мысль о том, что Кон пусть даже недалеко, но куда-то уехал.

Друзья.

Хорошо еще, что она заручилась его поддержкой для Дэвида.

Потому что он и она — друзья.

Еще утром она об этом и мечтать не смела.

Но этого недостаточно.

Она позаботилась о том, чтобы к возвращению Кона был готов отличный обед, и снова самостоятельно подобрала и приготовила к обеду подходящие вина. Потом лично проверила сервировку стола, получая трогательное удовольствие от того, что может позаботиться об этих мелочах для него.

Для своего друга.

Она не может оставаться здесь, не может быть рядом, но, может быть, они будут переписываться…

Только не это. В письмах она сумеет контролировать свои чувства, по несколько раз переписывая их, пока в них не будет сказано только то, что она хочет сказать, но его ответные письма будут медленно убивать ее…

— Привет, — сказал, входя в комнату, Дэвид и отщипнул виноградинку от кисти, лежащей в вазе с фруктами на столе. — Что случилось?

Она рассеянно посмотрела на него, потом, спохватившись, сказала:

— Ох! Я просила тебя прийти.

— Правильно. Так что случилось? Какие-нибудь сложности с Уайверном?

— Нет, — сказала она, возможно, слишком поспешно. — Но мне действительно нужно поговорить с тобой. Идем. — Она повела его в свои апартаменты.

Как только закрылась дверь, она сказала:

— Гиффорд знает, что ты Капитан Дрейк. Или по крайней мере у него имеются серьезные подозрения.

— Что ты имеешь в виду? Что ему известно?

— Что ты и я — дети Мэла.

— И всего-то?

— Этого достаточно.

Он пожал плечами:

— Он все равно узнал бы об этом, хотя я надеялся, что это произойдет не так скоро.

— Это значит, что тебе еще долго не удастся разгрузить где-нибудь поблизости контрабандные товары. Он глаз с тебя не спустит…

— Сьюзен, разве он когда-нибудь перестанет следить за мной? Наверное, никогда. Я что-нибудь придумаю.

— Дэвид! — начала было она, но вовремя остановила себя, решив, что пора перестать старшей сестре отчитывать младшего братика. Однако о том, что Кон обещал ему защиту, она решила не говорить. Пока. Он и без того был слишком самоуверенным. — Выжди по крайней мере несколько месяцев.

— Несколько месяцев? — Он рассмеялся. — Ты же знаешь, что это невозможно. Разве только ты найдешь золото.

Она покачала головой:

— Я почти целый день потратила на поиск каких-нибудь хитроумных тайников, но ничего не нашла. Я больше не знаю, где искать. — Она в отчаянии принялась ходить из угла в угол своей гостиной. — Тайник должен быть там, куда граф ходил хотя бы иногда, а он почти все время проводил в своих комнатах. Когда у него бывали гости, он пользовался столовой и один или два раза бывал в малой гостиной…

— А как насчет кладовых и подвалов внизу?

Она подумала, потом сказала:

— Я не могу себе это представить. Ходить в такие места он считал ниже графского достоинства. Думаю, что он даже в кухне ни разу не бывал. — Она взглянула на брата. — Я не могу надолго задерживаться здесь. Мне кажется, что эти деньги я не найду. И мне очень хочется, чтобы ты был просто управляющим у графа.

— Тебе ли не знать, — улыбнулся он, — что если бы я был просто управляющим, то сошел бы с ума от скуки? И наверное, нарвался бы на какие-нибудь другие неприятности.

— Увы, что правда, то правда. — Она взяла его руки в свои. — Ради меня, дорогой, обещай по крайней мере быть поосторожнее.

— Я буду осторожен, потому что в моих руках благосостояние каждого человека в нашей округе.

Возможно, он и не хотел упрекнуть ее, но прозвучало это именно так. Он, конечно, был младшим братом, но давно вышел из-под ее контроля и сам теперь распоряжался людьми. Ее успокаивало лишь то, что Кон пообещал ему свою защиту. А она знала, что в отличие от старого графа Кон сдержит свое слово.

Сьюзен рассказала Дэвиду о записках, которые обнаружила во время поисков.

— Похоже, он за что-то ненавидел Мэла и леди Бел.

— Мэл кое-что говорил мне, и я понял, что они были не в самых лучших отношениях. Мэл задаривал его деньгами и всякими экспонатами для его коллекции. — Он усмехнулся. — Многие из них были грубой подделкой.

— Может быть, граф это обнаружил?

— Возможно.

Сьюзен нахмурила лоб:

— Но почему его неприязнь распространялась и на леди Бел?

— Возможно, из-за ревности? Я слышал, что граф ухаживал за ней, когда она была совсем молоденькой. Еще до Мэла. Сьюзен тоже слышала об этом.

— Они в то время оба были очень молодыми. Ей было восемнадцать, когда она связалась с Мэлом, не так ли? Она могла бы стать графиней, если бы не предпочла жить во грехе с контрабандистом. Мудрый выбор, но необычный.

Причем абсолютно противоположный ее выбору. Впервые в жизни Сьюзен пожалела о том, что так не похожа на свою мать.

— Неужели он таил обиду почти тридцать лет? Вот уж действительно безумие. — Дэвид покачал головой. — Однако я абсолютно уверен в том, что Мэла схватили с его помощью. Хотел бы я, чтобы граф был жив и я мог бы расплатиться с ним за его предательство, но, увы, теперь уже поздно.

Он говорил, как положено настоящему Капитану Дрейку, и Сьюзен даже бросило в дрожь.

— Как ты узнала о том, что известно Гиффорду? — спросил вдруг он, сверля ее пытливым взглядом.

Сьюзен помедлила. Она призналась в своем прошлом Кону, но говорить об этом с Дэвидом ей совсем не хотелось.

— Он сказал графу, а граф — мне.

— Значит, граф на нашей стороне?

— В определенной степени. Кажется, мне удалось убедить его в том, что контрабандистская деятельность важна для всей округи.

Дэвид кивнул:

— Ладно. Я, пожалуй, пойду. Вечером я занят.

— Только не…

— Полно тебе, Сьюзен. Не забудь, что у меня есть и другие интересы, кроме контрабанды. Сегодня соревнования по крикету в Пастон-Харби.

У нее отлегло от сердца, и она рассмеялась:

— А после этого соревнования по выпивке в «Черном буйволе»? Постарайся только не ввязываться в очередную драку, дорогой.

Он поцеловал ее в щеку:

— Ты тоже. Постарайся не связываться с Уайверном.

Сьюзен поела в своей комнате, обслуживала ее, как и положено, служанка. Потом она попробовала почитать. Это был роман сэра Вальтера Скотта «Гай Маннеринг». Всего несколько дней тому назад она с большой симпатией относилась к описанным там высоким чувствам, но теперь переживания героев казались ей смехотворными по сравнению с переживаниями, которые преподносит ей жизнь.

Отложив роман, она взяла книгу о жуках и заставила себя сосредоточиться на ней и не думать ни о контрабандистах, ни о друзьях… ни о любовниках.

В дверь постучали. Показалась физиономия Мейси.

— Граф желает поговорить с вами, мэм. Они все еще сидят в столовой.

Опять? Вместо страха она вдруг почувствовала глупую надежду. Дурочка. Ведь они друзья.

Всего лишь друзья.

Тем не менее у нее проснулось любопытство, — Они? — переспросила она.

— Граф и мистер де Вер, мэм, — сказала Мейси, как будто она задала глупый вопрос. И впрямь глупо было спрашивать. Но Сьюзен узнала то, что хотела узнать: он был не один.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru