Пользовательский поиск

Книга Ночи без сна. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Будь что будет. Она даже решила пойти еще дальше.

Достав из шкафа баночку румян, она чуть усилила цвет губ и самую малость подпудрила щеки. Вот вам! Рассмеявшись, она вспомнила о воинственных племенах Африки и Америки, которые перед боем раскрашивали лица. Предполагалось, что это должно напугать врага.

Она надеялась, что у ее «дракона» от этого душа уйдет в пятки.

Глава 12

Дэвид ждал ее на кухне, болтая со слугами.

— Красиво, но немножко слишком величественно, — заявил он.

— У меня нет промежуточных вариантов, — сказала она, беря его под руку.

Когда они шли по коридору, он вдруг спросил:

— Уж не пытаешься ли ты выйти за него замуж?

Она очень надеялась, что румяна скроют краску, выступившую у нее на щеках.

— Разумеется, нет. Как ты мог подумать такое?

— У меня хорошо развито воображение, — сдержанно сказал он. — Но ты что-то затеваешь. Мне всегда казалось, что ты в него в тот раз влюбилась. Ты была такая странная после его отъезда.

— Не думала я, что ты заметишь.

— Конечно, заметил. Я не хочу, чтобы тебе делали больно, дорогая.

Она хотела было отшутиться, но не сумела и просто сказала:

— Я не хочу говорить об этом.

— Значит, все-таки серьезно?

Они шли вдоль внешнего коридора в столовую. Она остановилась и взглянула ему в глаза:

— Возможно, между нами была капелька любви, но это было так давно и мы были так молоды. Кстати, мы расстались не в самых лучших отношениях, и это приглашение — своего рода вызов.

— Что послужило причиной размолвки?

— Тебя это не касается.

— Иными словами, ты была не права. Послушай, тебе было бы очень трудно извиниться?

Идея ей понравилась.

— Через одиннадцать лет? Кстати, а тебе-то это зачем? Неужели надеешься, что я переманю его на твою сторону? Поверь, Дэвид, извиниться я могу, но это делу не поможет.

— Значит, все-таки серьезно? — повторил он, снова заставляя ее взять его под руку. — Почему ты напряжена, словно готовишься к битве? Лучше будь сладкой как мед, чем кислой как уксус — так можно добиться большего.

Слова его прозвучали повелительно, и она, прищурив глаза, взглянула на него:

— Пребывание на посту Капитана Дрейка ударило тебе в голову?

— Пребывание на посту Капитана Дрейка — вещь реальная и требует ответственности. Я не хочу, чтобы ситуация испортилась из-за какой-то дурацкой ссоры между тобой и графом.

— Дурацкой ссоры?

— Ты сама сказала, что между вами возникли некоторые разногласия.

— Признаю, что мы расстались не в лучших отношениях, и обещаю вести себя корректно, если он тоже будет вежлив.

— В этом я уверен, — сказал Дэвид с таким видом, что ей захотелось чем-нибудь в него запустить. — Ну полно тебе, давай войдем вместе.

Кон и де Вер сидели в малой гостиной, и для Сьюзен войти в эту обычную комнату было равносильно тому, чтобы переместиться в другой мир. Оба мужчины переоделись, но не в официальные вечерние костюмы, чтобы не смущать Дэвида, который остался в повседневной одежде. Сьюзен в своем платье выглядела чересчур официально, однако на то она и рассчитывала.

Сьюзен заметила, как при взгляде на нее вспыхнули глаза Кона, и, хотя он сразу же отвел взгляд, она была довольна, словно получила вознаграждение.

Для Кона одного взгляда на Сьюзен было почти достаточно, чтобы утратить почву под ногами. Такой Сьюзен он никогда прежде не видел — это была красивая, элегантная леди. Но одновременно именно эту Сьюзен он ожидал увидеть здесь. Внешне она мало походила на прежнюю угловатую девочку в школьной форме, но по сути осталась той же самой и немедленно нашла в его душе тот же отклик.

Он уже подумывал, не собирается ли она снова соблазнить его, но теперь, увидев ее, понял: собирается. Он попытался было внутренне возмутиться, но что-то в душе застонало от предвкушения и насторожилось, как голодный тигр.

Приветствуя ее, он умудрился спокойно улыбнуться:

— Миссис Карслейк, я рад, что вы смогли присоединиться к нам.

— Думаю, что в данном случае мою сестру можно называть мисс Карслейк, — вмешался Дэвид.

— Дэвид, в этом нет необходимости, — сказала она, испуганная не меньше Кона.

— Думаю, что необходимость есть.

Кажется, этот Карслейк может читать его мысли. Или, может быть, он является ее союзником в запланированном соблазнении. Кон взял себя в руки, решив понаблюдать за их бесполезными попытками, чтобы поразвлечься.

— Как пожелаете, мисс Карслейк. Могу ли я предложить вам хереса?

В комнате не было слуг, так что он сам налил вино. Когда он передавал ей рюмку, их пальцы соприкоснулись, и ему пришлось мобилизовать всю свою волю, чтобы не вздрогнуть. Это было все равно что прикоснуться к раскаленному металлу.

Но даже сурово контролируя себя, он чуть было не облил вином ее чудесное платье. Ее великолепное платье, вырез которого открывал округлости грудей, которые теперь были гораздо полнее, чем он помнил…

Придя в себя, он отступил на шаг:

— Если я задержусь в Крэг-Уайверне на какое-то время, потребуется нанять дворецкого. В частности, для того, чтобы подавать вино.

Он заметил, как она взглянула на него и чуть покраснела. И ему показалось, что щеки у нее чуть подрумянены. Ага! Значит, она явилась сюда в полной боевой готовности!

— Дворецкий нужен обязательно, милорд, — сказал Карслейк. — Сестра заставила меня возиться с винами.

— Извините, — сдержанно промолвил Кон. — Но в том хаосе, какой оставил мне мой предшественник, нам всем приходится выполнять дополнительные обязанности. Однако поскольку я намерен редко приезжать сюда, стоит ли нанимать дворецкого?

— Мне кажется, все леди здешних мест надеются убедить вас остаться, милорд.

— Вот как? — Кон взглянул на Сьюзен.

Она заалелась еще сильнее, но была вполне спокойна.

— Все надеются, что вы останетесь, милорд.

— Даже контрабандисты? — спросил он.

Он надеялся, что ответить придется Карслейку, но братец Сьюзен всем своим видом показывал полное безразличие к контрабандистам. Ему ответила Сьюзен:

— Это во многом зависит от вашего отношения к фритрейдерству, милорд.

— А как вы относитесь к этому, мисс Карслейк?

По ее взгляду он понял, что она считает вопрос ударом ниже пояса.

— Я не могу одобрить никакие незаконные действия, милорд, но, по правде говоря, пошлины, установленные в Лондоне, являются сами по себе преступными. Не забывайте также, что я являюсь дочерью человека, сосланного на каторгу за контрабанду.

Дерзкий ход. Теплое, почти нежное чувство охватило его. Она осталась такой же храброй и прямолинейной, какой была всегда.

Он повернулся к Карслейку:

— А вы его сын. Эти родственные отношения причиняют вам неприятности?

— Очень незначительные, милорд. Тем более что его здесь больше нет.

Он сыграл бы свою роль безупречно, если бы не блеснувший в его глазах озорной огонек.

— Значит, насколько я понимаю, теперь должен появиться новый Капитан Дрейк, — сказал Кон.

Но тут в разговор вмешался Рейс.

— Капитан Дрейк… Это не в память ли сэра Френсиса Дрейка? — спросил он, забавляясь, как зритель, этой захватывающей пьесой.

Или, скорее, фарсом, подумал он.

Кон промолчал. В конце концов заговорил Карслейк:

— Возможно, это и так, но скорее всего имя дано по ассоциации со словом «дракон». Как и «уайверн».

— Двуногий дракон с крыльями, который поедает детей, — разъяснил Кон. — Похоже, графы Уайверны сами обрекли себя на такую судьбу.

— Будем надеяться, что это не связано с титулом, милорд, — успокаивающе сказал Карслейк и добавил, обращаясь к Рейсу: — Вы еще не побывали в Драконовой бухте? В путеводителе по этой местности говорится, что это тихая рыбацкая деревня…

Кон с восхищением наблюдал, как брат Сьюзен ловко перевел разговор на местные достопримечательности и другие безобидные темы. На редкость талантливый молодой человек.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru