Пользовательский поиск

Книга Нечаянный поцелуй. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

Глава 23

Где-то плакал ребенок.

Плач разбудил Рону. Он доносился из комнаты над ней. Уж не сон ли это? Нет, ведь она уже проснулась.

Но в замке Хиллдаун нет детей. Кто же в таком случае плачет?

Рона поднялась и, дрожа, набросила на ночную сорочку накидку, надела домашние туфли и направилась к двери. Дверь без труда открылась, и Рона с облегчением вздохнула. Жан-Поль грозился запереть ее, но не выполнил угрозы. Вероятно, решил, что сломил Рону; она не покидала своих покоев с момента возвращения из «Черного пса».

Рейнард, наверно, в растерянности ломал голову, куда она пропала.

Остался ли он ждать ее в башне Адера или пожал плечами и ушел? Может, он и не рассчитывал, может, не верил тому, что она говорила?

Рона прикусила губу. Возможно, так было бы лучше для него. Она была слабой. Все же ей хотелось, чтобы у него сохранилось о ней хорошее мнение. Чтобы он не думал, что она обманула его, одурачила, ввела в заблуждение фальшивыми слезами и печальными историями.

Но почему бы и нет? Она не раз проделывала это с другими мужчинами. Наверно, Рейнард решил, что он один из многих. Откуда было ему знать, что он один, единственный…

По мере того как Рона поднималась по ступенькам, плач становился громче. Сквозь стреловидную прорезь окна в стене внутрь проникал морозный воздух, и в холодном небе мерцали звезды. Они давали достаточно света, чтобы она могла различать дорогу. Поднявшись выше, Рона остановилась перед дверью. Дверь была заложена на засов.

Это помещение обычно использовали как кладовку, а также селили туда неудобных гостей. Оно было тесным и находилось в стороне, куда большей частью никто не заглядывал. Роне показалось странным, что теперь там кто-то находился. Да еще с ребенком. Она также знала, что в последние недели гости в замок Хиллдаун не наведывались. Только старые приятели отца. Естественно, никто в здравом уме не поместил бы туда ребенка!

Чтобы отодвинуть засов, ей пришлось напрячься. Он с лязгом поддался. Плач тут же прекратился. Рона почти физически ощутила, как существо по другую сторону двери замерло, прислушиваясь.

– Здесь есть кто-нибудь? – спросила она тихо, берясь за ручку.

Дверь с неожиданной легкостью поддалась.

И на нее набросилось маленькое дикое создание, угодив с размаху ей в живот. От шока и боли Рона вскрикнула. Обхватив ребенка руками, она какое-то время боролась с ним. Везение оказалось на ее стороне, ибо ей удалось повалить его на пол, упасть на него и придавить весом своего тела.

Существо сопротивлялось. Ворчало. Но вскоре перестало сопротивляться. Тяжело дыша, Рона ощупала своего пленника и нашла лицо. Это был ребенок. Ребенок с копной темных волос и мокрым от слез бледным лицом. Он громко засопел, когда Рона слегка выпрямилась и подтащила его к свету, пробивавшемуся сквозь стреловидную прорезь в стене. Светлая кожа, темные ресницы и волосы, огромные глаза.

Они удивленно уставились друг на друга в полумраке.

– Леди Рона? Вы пришли меня освободить?

Это был Раф, сын леди Дженовы. У Роны екнуло сердце. Она сразу поняла, что произошло. Ребенка доставил сюда шпион Жан-Поля в Ганлингорне, и теперь они планировали использовать его в своем коварном плане. Угрожая сыну Дженовы, они подчинят ее своей воле, и лорд Генрих не сможет их остановить.

Это переполнило чашу терпения Роны. Она достаточно долго ждала, что придет кто-то сильный и спасет ее. Но никто не пришел. И она решила действовать.

– Я очень надеюсь, что спасу тебя, Раф, – сказала она, отвечая на его вопрос. – Захвати свой плащ и плед. Мы уходим отсюда и возвращаемся в Ганлингорн.

Раф сел и одарил ее самой прекрасной улыбкой на свете.

– Хорошо, – промолвил он, с облегчением вздохнув. Я ждал, что вы это скажете. Представляете, Агета меня обманула. А ведь я доверял ей.

Глаза мальчика наполнились слезами, и Рона порывисто его обняла.

– Она глупая девчонка, Раф. Не беспокойся. Я уверена, леди Дженова и лорд Генрих разгневаются на нее, когда узнают. Она пожалеет о содеянном, вот увидишь.

Раф на секунду задумался, потом в уголках его рта заиграла лукавая усмешка.

– Наверняка пожалеет.

Рона взяла его за руку и повела вниз по лестнице. Алфрик спал в комнате, смежной с большим залом. Спрятав мальчика за шпалеру, Рона подошла к двери брата и осторожно поскреблась. Он проснулся не сразу. В конце концов, дверь приоткрылась и в просвете показалось его заспанное лицо с покрасневшими глазами.

– Рона? С тобой все в порядке? Я так волновался, что…

– Да, я в порядке, брат.

Она стиснула его руку, заставив замолчать, и огляделась. Их некому было подслушивать, но она давно поняла, что меры предосторожности лишними не бывают.

– Ты должен мне помочь. Мне нужно доставить кое-что в Ганлингорн. Маленькую посылку.

Лицо у него вытянулось, он прищурился. Рона догадалась, что он все понял. Вероятно, он знал, что в замок привезли ребенка в качестве заложника, чтобы Дженова согласилась стать женой Болдессара.

– Рона, – простонал он, – только не говори, что собираешься…

– Здесь творятся дурные дела, Алфрик, – сказала она упрямо. – И ты знаешь, что я права. Я устала бояться. Мне это надоело. Поэтому для разнообразия сделаю то, что считаю правильным, и ты мне поможешь. Мы используем «это», Алфрик. Он заснет на долгие часы. Жан-Поль – в часовне. Мы закроем дверь на засов, так что он не выберется. А мы с тобой убежим отсюда и никогда не вернемся. Алфрик судорожно сглотнул.

– К-куда мы направимся?

– В Ганлингорн для начала, а потом – куда захотим.

– А как же наше наследство? – осведомился он и в этот момент стал похожим на Болдессара. – Я наследник замка Хиллдаун и других владений отца. Я следующий лорд Болдессар.

Приблизившись к брату вплотную, Рона прошептала ему на ухо:

– Когда станет известно, что сделал наш отец, король лишит его всего имущества и бросит в тюрьму. Хочешь разделить его участь и унаследовать темницу?

Алфрик поежился:

– Тогда помоги мне.

Она встретилась с ним глазами и в свете факела прочла принятое им решение до того, как он его озвучил.

– Мне нужно переговорить с лордом Болдессаром!

Пламя факелов, что держали его люди, ярко пылало, заставляя Рейнарда щуриться. Стены замка Хиллдаун казались темной громадой, усеянной факельными огнями и движущимися фигурками людей. Он скакал что было духу, чтобы прибыть сюда как можно раньше, и теперь ждал.

– Мы знаем, – отозвался голос. – Милорду Болдессару доложили.

– Наверно, он мелет на муку кости, чтобы испечь хлеб, – сострил кто-то.

– Надеюсь, не Рафа, – ответил Рейнард с горечью.

Повисла тягостная тишина. Сверху доносились обрывки разговоров, похожие на препирательства. Почему бы и нет? Рейнард сомневался, что все обитатели замка были довольны Болдессаром и его приказами. По дороге Рейнарду встречались жалкие хибары и хмурые, изможденные голодом лица. Видимо, Болдессар нисколько не заботился о своих вилланах. Да и Рона толковала о том же.

Рона.

Внутренний голос насмешничал над ним и пытался убедить, что она наблюдает за ним из-за стен и смеется. Что она сама принимала участие в похищении Рафа и была такая же гадкая, как и ее отец. Может, не такая же, но стремилась ублажить его, готовая погубить леди Дженову, лишь бы отец предоставил ей свободу.

Нет.

Рейнард не верил этому. Женщина, которую он держал в объятиях, не могла поступить подобным образом. Она страдала, никто не отрицает, но у нее была добрая душа. Просто кто-то или что-то помешало ей приехать в башню Адера. Он знал это, хотя все свидетельствовало об обратном. Он знал и верил.

С Роной приключилась беда, и помочь ей было не в его власти.

Не надо было отпускать ее в замок. Он должен был увезти ее в Ганлингорн, когда появилась возможность. Даже если бы ему пришлось применить для этого силу. Теперь, возможно, он больше ее не увидит.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru