Пользовательский поиск

Книга Нечаянный поцелуй. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Он должен на ней жениться.

Возникшие в голове слова прозвучали барабанным боем, и он даже не осознал, что произнес их вслух, пока она не застыла под его руками. Когда он отступил на шаг и поднял на нее глаза, Дженова смотрела на него так, словно у него выросли рога, хвост и копыта.

– Генри? Ты только что попросил меня выйти за тебя замуж? – едва слышно прошелестел ее голос.

– Думаю, я должен на тебе жениться.

Она судорожно сглотнула и округлила глаза. Между ее бровей пролегла морщинка. Она попыталась привести в порядок волосы.

– Генри, ты не должен чувствовать себя… ты не должен думать, что… Я не жду, что ты… – Она перевела дух. – Помнишь, я недавно просила тебя остаться, но ты сказал, что не можешь? Почему же сейчас ты просишь меня выйти за тебя замуж?

Генрих нервно рассмеялся.

– Это не личное, Дженова, это…

Ее лицо, казалось, окаменело.

– Ты в опасности. Я хочу тебя защитить. Мне будет проще сделать это, если я стану твоим мужем.

Слова эти показались ему здравыми, разумными. Дженова ничего не ответила. Молчание становилось тягостным.

Она закрыла глаза, а когда раскрыла их, взгляд стал жестким, холодным и чужим.

– Нет, Генри, мне не нужно твое покровительство. Я полагаю, твое предложение шло от души, но я и сама в состоянии за себя постоять. Мне жаль, если, попросив тебя остаться, я тем самым дала тебе повод думать, что ищу в тебе защитника. Это далеко от действительности. А теперь прошу прощения…

Как это глупо! Они только что страстно занимались любовью на лестничной площадке, а теперь она просит ее простить. Он рассмеялся, хотя сердце болезненно сжалось. Как бы ему хотелось, чтобы все сложилось по-другому. И все же он понимал Дженову. Даже восхищался ею! У нее нет причин ему доверять. Он не тот человек, на которого можно положиться. Ведь она ничего не знала о его прошлом.

– Дженова, – прошептал он. – Я… Дженова, пожалуйста…

Она не оглянулась. Ее синие юбки колыхнулись и исчезли на верхней ступеньке. Генрих остался один. Он попросил Дженову стать его женой, сделав первое в жизни предложение, и она его отвергла.

Слова эти пришли неизвестно откуда, удивив его не меньше, чем Дженову. Может, он надеялся, что она улыбнется, всплакнет и скажет «да». В то же время он втайне радовался, что она отказала. Что может он предложить ей, кроме бесчестья? Если правда выйдет наружу, она начнет его презирать.

Для Дженовы это была бы плохая сделка.

Генрих прислонился лбом к стене, где совсем недавно покоилась голова Дженовы, и, вдыхая ее запах, думал, что ему делать дальше.

Глава 17

– Он хочет меня защитить? – пробурчала Дженова, распахнув дверь в свои покои. Агеты в комнате не оказалось. Дженова захлопнула за собой дверь. – Если он станет моим мужем, ему будет легче защищать меня? – Она направилась к закрытому ставнями окну, затем к теплой жаровне, затем снова к окну. – Ничего личного.

Одежда Дженовы была в беспорядке, волосы сбегали вниз по спине спутанными прядями, тело еще пульсировало от только что полученного наслаждения.

Дженова рвала и метала.

Генри сделал ей предложение. Попросил стать его женой. Она готова его за это возненавидеть.

– Он хочет жениться не потому, что не может без меня жить. Что обожает землю, по которой я ступаю. Не потому, что наши тела поют в унисон. Не потому, что любит меня…

Совсем не поэтому. Генрих предложил ей сочетаться браком только из страха, что со стороны Болдессара ей грозит опасность. Он хочет защитить ее силой своего имени и со спокойной совестью вернуться в Лондон. Даже Болдессар не осмелится поднять руку на даму, обвенчанную с великим лордом Генрихом Монтевоем!

Грудь Дженовы от гнева высоко вздымалась. Она схватила с табурета вышивку и швырнула ее в стену. За вышивкой последовал кубок и пара туфель. Дав гневу выход, она почувствовала некоторое облегчение, хотя ярость продолжала клокотать в груди. Ярость, смешанная с горечью разочарования.

Помня печальный опыт брака с Мортредом, Дженова решила никогда больше не выходить замуж. Она отдала ему себя всю без остатка, открыла душу и сердце, но он предал ее и унизил, причинил боль и страдания.

И что же дальше?

Уязвленная Мортредом, она хотела самоутвердиться и отомстить покойному, если это возможно. Одинокая, она начала с благосклонностью смотреть на Алфрика, видя в нем идеального во всех отношениях мужчину. Но и Алфрик оказался не тем, кто ей нужен.

И вот теперь Генри решил взять ее в жены, чтобы очистить свою совесть. А потом уехать, оставив ее все в том же положении. Нет, не в том. Хуже, потому что она привыкла к его присутствию, привыкла к звуку его голоса, к его теплым утренним поцелуям. Это было все равно что заново пережить потерю Мортреда. Даже еще хуже.

Она не выйдет за Генриха, хотя бы ради того, чтобы сберечь свое израненное сердце. Это было бы роковой ошибкой. Чем-то вроде тюрьмы для обоих. Он хотел от нее уехать, она не хотела с ним расставаться.

Дженова вспомнила лицо Генри, когда он сделал ей предложение. Ни обаяния, ни красноречия, присущих ему. Он показался ей больным. Убитым. Словно эти слова сорвались у него с языка. Словно он считал своим долгом их произнести в качестве платы за то, чем они только что занимались на лестнице.

Эти моменты единения, когда, забыв обо всем на свете, они бросались утолять свою страсть, были для нее самыми восхитительными в жизни. Риск, что их застанут врасплох, не присущее ей безрассудство, отчаянное желание слиться с ним. Это поистине было незабываемым.

Восхитительным и неповторимым.

Но потом Генрих все испортил.

Дженова ощутила, как горячие слезы наполнили глаза и потекли по щекам. Почему он в нее не влюбился? Почему не захотел жениться по любви? Она понимала, что брак – это выгодная сделка, совершаемая ради земельных владений, денег, родовых линий, но всегда надеялась… всегда мечтала… Дженова прогнала прочь девичьи фантазии. Пусть Генри не мог полюбить ее, но он казался таким счастливым последние недели, таким умиротворенным. Ему как будто нравилось решать сложные задачи, которые она перед ним ставила, хотя он ни на минуту не забывал, что она хозяйка Ганлингорна, и во всем с ней советовался. Короче говоря, он проявил себя идеальным хозяином. Помощником, товарищем и любовником. Чего еще желать от мужчины?

Они идеально подходили друг другу. Но Дженова всерьез опасалась, что ее любовь представляет для него угрозу, хотя никогда не говорила ему о своей любви.

О да, она его любила.

С каждым днем все сильнее и сильнее. Глаза Дженовы наполнились слезами. Она слабая глупая женщина. Поклявшись, что никого больше не полюбит после Мортреда, Дженова все же полюбила. Полюбила Генри.

Дженова легла на кровать, на мягкий мех одеял. Матрас из конского волоса тихо зашуршал в ответ. Она плакала до тех пор, пока в груди не заболело и не опухло лицо. Плакала, пока не иссякли слезы. В дверь постучали.

– Миледи? Вы не захворали? – Это был голос Агеты.

Судорожно вздохнув, Дженова села и пригласила девушку войти. Агета была ее подругой, а в этот трудный час Дженова нуждалась в поддержке друзей.

– Миледи? Что случилось? Вы… вы плакали! – Агета во все глаза смотрела на госпожу.

Дженова вздохнула:

– Плакала. Пожалуйста, причеши меня и заплети волосы в косы. У меня очень болит голова.

Агета мешкала, как если бы хотела спросить еще кое о чем, но Дженова закрыла глаза. От слез она чувствовала себя слабой и опустошенной. Но, по крайней мере, теперь могла оценить ситуацию более трезво. Агета принялась причесывать ее длинные каштановые пряди. С удовольствием отдавшись заботливым рукам фрейлины, Дженова погрузилась в размышления.

Она не может выйти замуж за Генри. Это стало бы катастрофой, думала Дженова с унынием. Она страдала бы еще сильнее, если бы, связанная с Генрихом узами брака, жила с ним порознь. Нет, ее будущее предопределено. Она останется одна и будет стремиться разумно и рачительно управлять Ганлингорном, пока Раф не вырастет, чтобы прийти ей на смену. Но и тогда она будет проводить свои дни с пользой, помогая Рафу и заботясь о своих людях. А когда появятся внуки, она станет ими гордиться и постарается уберечь от ловушек, которые не обошла сама.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru