Пользовательский поиск

Книга Мой прекрасный лорд. Страница 30

Кол-во голосов: 0

Он готов признаться, что мечтает снова поцеловать ее. Да что там поцеловать, он желал бы гораздо большего…

Наконец Лукас почувствовал, с какой силой Теодор сжимает его руку, и, высвободившись, потер запястье. Большие, темные, полные безнадежной грусти глаза остановились на докторе.

– Почему иметь жену такое благо?

– Потому что это Кэрол. – Теодор смотрел на него сквозь облачко дыма, поднимавшееся к стропилам, с которых свисали щиты и знамена. – Думаю, вы понимаете, что я имею в виду.

– Но… как вы это сделаете? Как вы превратите меня в джентльмена? – хрипло проговорил он.

Теодор указал на стол, у которого, закончив сервировку и удовлетворенно потирая руки, стоял Шабала.

– Прежде всего вы должны учиться, много учиться.

– Я могу научиться, но это никогда не станет моим естеством.

– Не сразу, согласен. Но ведь ваша речь уже улучшается? Это самое простое, особенно для такого умного человека, как вы. Но чтобы помочь вам… изменить манеры… предлагаю попробовать состав, который я изобрел. – Теодор вытащил из жилетного кармана крошечную серебряную фляжку.

Лукас прищурился и сосредоточился на блестящем предмете в руках доктора. Он уже во многом доверился этому «доброму самаритянину». Почему бы не поверить ему и сейчас?

– Что это?

– Настойка, которую я создал на основе некоторых африканских растений. Они воздействуют на сознание, укрепляют дух и освобождают от внутренней скованности. Растения очень редкие, их отыскал для меня Шабала.

Лукас взял в руки фляжку. На ее гладкой поверхности было выгравировано изображение африканского слона. Она легко уместилась в кармане жилета, хотя Лукас не дал окончательного согласия.

– Все, о чем я прошу, Лукас, это чтобы вы позволили мне попытаться изменить ваше поведение. Теперь, конечно, если вы останетесь, я внесу дополнения в брачный договор. Ваше пребывание здесь всецело зависит от согласия Кэролайн. Если она возьмет слово назад, вам придется уехать, как это первоначально и планировалось. Понимаете, я просто обязан защищать ее интересы.

Лукас откинулся назад, вспоминая верховую прогулку с Кэролайн. Он чувствовал, что это… правильно, если он будет рядом с ней. Безусловно, она выше всех женщин, с которыми ему доводилось встречаться. Он знал проституток, которые притворялись, что заинтересованы в нем, пока не получали от него пенс-другой. Он открыл свое сердце Иззи, но она никогда не признавалась, что любит его. Кэролайн не скрывала своих чувств и слушала его, как никто прежде. Честно говоря, до сих пор у него не было потребности раскрывать перед кем-то душу. Но сейчас с ним происходило что-то невероятное, он сам не понимал себя.

– Почему, док? Почему вы хотите, чтобы я остался? Я не подарок… Ты… – Лукас оборвал себя, раздраженный своей ошибкой. – Черт возьми, послушайте меня. Почему вы хотите, чтобы я остался?

Теодор разразился веселым смехом.

– Ради одной вещи, старина. Я хочу обойти сэра Артура Трамбулла в его собственной игре. Мы с ним оба согласны, что хорошим манерам можно научить. Но этот самодовольный фат заключил в Карлтон-клубе пари, что к концу года превратит потаскушку в настоящую леди. Мне хотелось бы опередить его и изменить вас раньше.

– Значит, я просто обезьяна из зоопарка?

В этот момент Профессор Снипплуит, который дремал на жердочке, издал пронзительный вопль.

Лукас взглянул на попугая и шутливо спросил:

– Его вы тоже учите английскому?

Теодор наклонился вперед и снова взял Лукаса за руку, на этот раз более мягко.

– Нет, дружище. Поверьте, Дэвин, вы заслуживаете гораздо большего, чем дала вам жизнь. Я понял это в тот момент, когда увидел вас в тюрьме. Дайте себе шанс. Это все, о чем я прошу. – Он встал и жестом указал на стол. – Начнем?

Лукас хмуро поднялся.

Теодор подошел к столу и отодвинул стул.

– Во-первых, джентльмен никогда не садится прежде дамы…

– Во-первых, дама никогда не приглашает кавалера на танец, – спустя два часа говорила ему Аманда в Зеленой гостиной. Это была уютная светлая комната, более теплая, чем галерея. Генри вместе с другими лакеями поспешно отодвигал обитую светло-зеленым дамасским шелком мебель к стене, а Шабала перекладывал ноты на стоящем в углу фортепиано. Он переворачивал страницы, подыскивая подходящую музыку.

– Поставьте оттоманку туда, Генри, – распорядилась Аманда, указывая на дальнюю стену. – Очень хорошо. – Заметив, что Лукас не сводит глаз с Шабалы, она добавила: – Слуга доктора Кавендиша приобрел много навыков, присущих джентльменам, с тех пор как прибыл в Англию. Не последний из них – искусная игра на фортепиано. К тому же он образец скромности. Даже если на уроке танца вы поставите себя в неловкое положение, ни одна живая душа об этом не узнает.

Лукас почесал затылок, поражаясь невероятному темпу, с которым развивался удивительный фарс. Ему предстоит постичь основы танца под руководством бывшей гувернантки, под аккомпанемент слуги-африканца, и все это будет происходить в доме, населенном привидениями! Он тряхнул головой, не в состоянии постичь происходящее.

– Думаю, мы начнем с кадрили, мистер Дэвин. Это танец с очень четким рисунком, поэтому вы легко запомните движения.

Лукас ничего не сказал. Он стоял в центре комнаты, уперев руки в бока, и с сомнением наблюдал, как гостиная превращается в миниатюрный бальный зал.

– Пожалуйста, уберите ковер, Генри. – Аманда порхала по комнате, давая указания со свойственной ей компетентностью.

Хотя Лукас знал, что Аманда мало с ним считалась, он не мог не восхититься ее преданностью поставленной задаче.

– Теперь, думаю, все в порядке. – Она убрала под чепец прядь рыжеватых волос и улыбнулась ему. – Вы помните, что мы учили вчера, мистер Дэвин?

Лукас состроил гримасу и потер лоб, пытаясь извлечь нужное из своей переполненной сведениями головы.

– Гм… Думаю, да. Je m'appelle Monsieur Davin. Comment vous appellez-vous?

– Очень хорошо! – Она сложила вместе затянутые в перчатки руки. – Но я не имела в виду урок французского. Вы помните, что я говорила об этикете? Джентльмен сам никогда не представляется даме. Поэтому если вы видите леди, с которой хотели бы потанцевать, то должны подумать о том, чтобы вас ей представили. Это может быть сделано третьим лицом и только с позволения дамы.

Лукас потер бровь и вздохнул:

– Да, это я помню. Но я не хочу танцевать ни с кем, кроме жены.

– Разумеется, но вы должны знать правила. Если вы заметите, что другой джентльмен нарушает их, вы можете призвать его к порядку. Итак, если джентльмен представлен симпатичной ему даме, он сможет станцевать с ней только три танца, да и то лишь в том случае, если у него очень серьезные намерения.

Лукас нахмурился.

– А если он захочет танцевать с ней в четвертый раз? Аманда озадаченно взглянула на него:

– Это невозможно. Так не делают.

– Почему?

– Не знаю. Не делают, и все.

– О Господи, – закатил глаза Лукас.

– И если он станет докучать своим вниманием даме, которая этого не желает, предупреждаю вас, мистер Дэвин, он дождется, что его отбреют.

– Что? – подозрительно посмотрел на нее Лукас. – На балах позволительно иметь при себе бритву?

– Нет-нет, мистер Дэвин, в переносном смысле, – рассмеялась Аманда. – Дама поставит его на место.

– И как она это сделает?

– Дайте мне подобрать подходящий пример, – сказала Аманда, постукивая кончиком пальца по нижней губе. – Думаю, лучший способ поставить на место джентльмена – это бросить на него ледяной взгляд. Если он столь невоспитан, что продолжает разговаривать с ней, хотя она явно не желает с ним беседовать, дама может коротко ему поклониться. Если он не обратит внимания и на эту отставку, то он просто напрашивается на оскорбление. Она скажет: «Сэр, знакомство с вами не доставляет мне удовольствия», и он поймет, что преступил всякие границы.

– Это считается оскорблением?

Глаза Аманды расширились.

– Самым страшным! После того как с вами обойдутся подобным образом, вы едва ли сможете снова появиться в обществе.

30

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru