Пользовательский поиск

Книга Мой прекрасный лорд. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

– Спасибо, миссис Пламшоу, что рассказали мне свою историю. Обещаю вам с вниманием отнестись к вашему совету.

Открыв ему свое сердце, Аманда почувствовала себя удовлетворенной. Она довольно улыбнулась и поднялась.

– Надеюсь, теперь вы будете называть меня Амандой. Кажется, мы достаточно хорошо знаем друг друга. Ну, мне пора. Я должна вернуться прежде, чем Кэролайн примется меня искать.

Миссис Пламшоу пошла к дому, но Лукас остановил ее:

– Аманда, когда вы собираетесь рассказать доктору Кавендишу то, о чем только что поведали мне?

– Скоро, – ответила она, и радость наполнила ее зеленые глаза. – Очень скоро.

Покинув гостиную, Кэролайн пошла прямо к себе в спальню и достала дневник. Пока она искала очки, пальцы дрожали от нетерпения. Может, Эмили права? В дневнике есть какой-то ключ, который она проглядела, и он откроет ей нечто важное в состоянии Лукаса?

Кэролайн села на краешек постели и положила дневник на прикроватный столик. Она осторожно перелистывала хрупкие страницы, пока не дошла до последней записи.

Увы, это мои последние слова. Смерть приближается, я слабею с каждой минутой. Но я не могу уйти, пока правда не будет открыта. Прочитайте, и узнаете, что свершилась ужасная несправедливость.

Кэролайн видела это прежде. Она внимательно просмотрела строки, пристально вглядываясь в каждое слово. Вдруг ей пришло в голову, что она не знает точной причины смерти лорда Гамильтона. Она полагала, что его казнили, но почему тогда он пишет о нарастающей слабости? Он болел?

Она перевернула страницу, твердо зная, что следующая пуста, тем не менее это ее огорчило. Дальше ничего нет, нет ключа к разгадке конца жизни и смерти лорда Гамильтона. Кэролайн оцепенело смотрела на последнюю пустую страницу, размышляя над вопросами, которые Баррет оставил без ответа.

Бессознательно сосредоточившись на сгибе между последним листом и переплетом, она вдруг заметила неровности на внутренней стороне обложки. Это подогрело ее интерес, и Кэролайн провела пальцем по сгибу. Бумага приподнялась, образуя нечто вроде кармашка. Все больше волнуясь, она осторожно сунула пальцы в тайник и вытащила сложенный листок.

Моя последняя запись. Тем лучше. Костлявая уже у моего порога, наконец она пришла за мной. Я не ел больше двух недель. По каким-то причинам мой желудок не принимает пишу. Вероятно, причиной тому горе. Должно быть, так. Что ж, хорошо… Чем скорее я умру, тем скорее встречусь со своей возлюбленной. Дорогая Рейчел, мы снова будем вместе. Навсегда.

Баррет Гамильтон.

Прочитав последнюю строку, Кэролайн разразилась слезами. Боль погибшей любви тисками сжимала сердце. Теперь она наконец узнала, как погиб Баррет, а любовь Рейчел казалась ей такой близкой, словно ее дух витал в комнате. Она плакала, не вытирая слез и думая про себя: неужели смерть единственный способ соединить влюбленных и сделать их свободными?

Теперь она поняла глубину их чувств, потому что любила сама. И она снова зарыдала, прижимая к себе раскрытый дневник и вновь переживая все, что узнала. Нет, даже если ее лишат любви Лукаса, боль будет стоить испытанного наслаждения. И тут новая мысль мгновенно отрезвила ее.

– О Господи!

Влажные глаза округлились, когда до нее дошло, что именно она прочитала. Кэролайн всхлипнула, положила дневник на колени и поднесла к глазам лист с последней записью. Она всматривалась в слова, до боли закусив губы. Лорд Гамильтон умер от голода! Он не мог есть от горя.

Кэролайн представила себе Лукаса. Худой, слабый, изможденный… Неудивительно. Он повторяет последние дни лорда Гамильтона. Это означает, что его жизнь висит на волоске.

– Я должна положить этому конец раз и навсегда, – сказала она и решительно поднялась.

Листки выскользнули из ее рук. Разлетевшись, они, кружась, упали на пол. Когда Кэролайн подняла их, то сообразила, что не прочитала вторую запись.

Она положила дневник на подоконник и развернула другой лист. Он был написан четким разборчивым почерком и датирован двадцатью пятью годами спустя после смерти лорда Гамильтона.

Сэр Тоби.

Я достал дневник лорда Гамильтона, как Вы просили. Тотчас посылаю его в Фаллингейт. По сведениям, дошедшим до меня от секретаря королевы Елизаветы, Вы построили грандиозный дом, достойный предстоящего визита ее величества. Надеюсь посетить Вас вместе с двором.

И последнее. Наведя справки в Лондоне, я выяснил, что лорд Гамильтон скончался, заблуждаясь, что леди Рейчел Хардинг умерла в аббатстве, на месте которого построен Фаллингейт. На самом деле леди Рейчел выжила и родила ребенка, дитя лорда Гамильтона. Она скончалась при родах, и никто не знает, что случилось с младенцем. Воистину печальная повесть.

Джеймс Доналд, сквайр.

Кэролайн напряженно вглядывалась в четкие строчки, боясь поверить собственным глазам.

– Ребенок! Бедный Баррет! Бедная Рейчел!

Баррета забрали в Тауэр после того, как стражник шпагой ранил Рейчел. Лорд думал, что ее рана смертельна. Но Рейчел выжила, а он так и не узнал об этом. Он не узнал, что их любовь дала жизнь ребенку. И весьма вероятно, что где-то в мире существует потомок лорда Гамильтона как живое свидетельство его великой любви к Рейчел Хардинг.

– Как жестока жизнь, – вздохнула Кэролайн, сложила письмо и положила его обратно в дневник. – Как жестока и опасна!

Наконец она поняла, почему Лукас так похудел. Проклятие Баррета Гамильтона грозит погубить его.

Это доказывает, что она права, а доктор Кавендиш ошибается. Жизнь Лукаса в опасности, и есть только один способ его спасти. Единственный человек, который может это сделать, – священник, что гостит у леди Рот-Паркер. Нужно пригласить его немедленно. Пришло время изгнать дьявола.

Глава 26

В тот же день Кэролайн отправилась с визитом к леди Рот-Паркер. Она рассказала отцу Антонию о своем предположении и, выслушав многочисленные возражения, все же сумела убедить его в необходимости ритуала изгнания нечистой силы. В конце концов, в Лондоне мало священников римско-католической церкви и еще меньше тех, которые обладают таким исключительным опытом в духовных делах, как отец Антоний. Когда Кэролайн трогательно заговорила о своих страхах за жизнь Лукаса, священник смягчился.

Перспектива церемонии изгнания призрака бесконечно взволновала Джулию Рот-Паркер. Сэр Роджер уехал в Лондон, поэтому было решено, что на следующий день Джулия и отец Антоний отправятся в Фаллингейт и после ужина сообщат Лукасу о цели своего приезда. Кэролайн предчувствовала, что ее ждет расплата за то, что она держала мужа в неведении. Но это ее не беспокоило, она действует в его интересах. Узнав о болезни Эмили, она поклялась, что никогда больше не будет слепа к нуждам других. Да, она действует правильно. И если он станет возмущаться, пусть.

На следующий день поужинали рано, в шесть часов, как это принято в провинции. Доктор Кавендиш вернулся незадолго до прибытия гостей, и хотя у него не было времени наедине поведать Кэролайн о своей дискуссии с доктором Грэмом, он все же успел сменить костюм для верховой езды и переодеться к ужину.

После десерта Лукас и Теодор остались за столом выпить по стаканчику портвейна и выкурить сигару, а дамы отправились в другую комнату, где их ждал кофе. Отец Антоний откланялся, сославшись на важное дело, в которое были посвящены только Кэролайн и леди Рот-Паркер.

Комната, куда перешли дамы, находилась в дальнем конце дома, с южной стороны. На этом месте когда-то располагались кельи монахов, где настоятель монастыря Мортон выдал лорда Гамильтона. Спустя годы некоторые наиболее суеверные слуги уверяли, что призрак Рейчел Хардинг все еще бродит там в поисках возлюбленного. Конечно, раньше Кэролайн в это не верила, но теперь она вглядывалась в каждый угол.

При появлении дам лакеи распахнули массивные двойные двери, и леди Рот-Паркер первая выразила одобрение.

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru