Пользовательский поиск

Книга Мой прекрасный лорд. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

Аманда молча наблюдала, как Кэролайн поспешно допила чай и вышла. Она-то точно знала, почему Лукас ведет себя так странно. И пожалуй, ей стоит поговорить с ним не откладывая. Сегодня же. У них много общего, у бывшей гувернантки и Лукаса Дэвина. Подозрительно много. И если кто-то и может ему помочь, то это она, Аманда Пламшоу.

Глава 25

Обойдя весь дом и так и не найдя Лукаса, Аманда вышла в сад, и здесь ее поиски увенчались успехом. Казалось, он не обращал внимания на дождь, грозивший промочить его до нитки. Самой Аманде хватило здравого смысла надеть накидку, и теперь капюшон защищал ее от пронизывающего ветра, такого холодного, что в нем чудилось дыхание скорой зимы.

– Вам следовало бы лежать в постели, – сказала Аманда. – Ваша жена огорчится, узнав, что вы целый день разгуливаете под дождем.

Лукас взглянул на нее через плечо и мрачно улыбнулся, затем снова принялся меланхолически созерцать поблекшие кусты роз. Аманда остановилась рядом с ним.

– Вы так смотрите на розы, словно они вас обманули, – сказала она, вопросительно приподняв брови.

– Я действительно чувствую себя обманутым. Я так надеялся найти цветок!

– В такое время?

– Но я видел их в Билберри-коттедже.

– В долине теплее. Он пожал плечами.

– Человека нельзя порицать за надежду. Кэролайн любит розы. Я хотел принести ей хотя бы одну. Она, кажется, недовольна мной.

Сердце Аманды сжалось, когда она заметила, как дрогнул голос Лукаса.

– Женщин трудно понять. Вам не стоит так беспокоиться из-за настроения вашей жены.

Он заморгал, потом насмешливо улыбнулся:

– Конечно. Но думаю, я оказался совсем не тем человеком, в которого она влюбилась.

Аманда рассмеялась:

– Я совершенно уверена, что каждая невеста убеждается в этом на следующее утро после свадьбы.

Лицо Лукаса оставалось серьезным, словно он даже не слышал ее.

– Что тревожит вас, мистер Дэвин? Расскажите мне. Вы ведь не тот человек, которым сейчас представляетесь, вы не джентльмен. Так что можете быть со мной откровенны, поскольку и я не леди.

Он мрачно нахмурился, исподлобья изучая Аманду.

– Что с вами, миссис Пламшоу? Вы сегодня на редкость прямолинейны.

Обхватив себя руками, она поежилась, защищаясь от пронизывающего ветра. Что касается Лукаса, он будто не замечал скверной погоды.

– Я всего лишь честна. Знаете, у нас с вами много общего. Лукас сунул руки в карманы и побрел к неработающему фонтану, который представлял собой грустную картину. В каменной чаше скопилась дождевая вода, плавали опавшие листья. Капли дождя, касаясь гладкой поверхности воды, вздымались пузырями.

– Не думаю, – сказал он. – Вы весьма утонченная и респектабельная дама.

– Я просто стараюсь выглядеть так в глазах окружающих, – потупив печальный взор, проговорила Аманда. В ее тоне слышалась такая боль, что Лукас невольно вскинул глаза. – Вас это удивляет, мистер Дэвин? Когда я приехала в Фаллингейт, мое положение было во сто крат отчаяннее, чем ваше.

– Но почему?

– Потому что я женщина, а женщине всегда труднее, чем мужчине.

– Мы мало знакомы, миссис Пламшоу. – Голос Лукаса стал твердым и отстраненным. – Стоит ли открывать мне сердце? Сознайтесь, вы ведь меня недолюбливаете?

– Не совсем так. Признаюсь, я очень дорожу репутацией Кэролайн, и вы скоро поймете почему. Это заставило меня быть осторожной с вами. Но вы мне нравитесь, Лукас. Вы ведете себя куда благороднее, нежели любой из джентльменов, которых я знала.

– Я принимаю это за комплимент.

В его больших глазах вспыхнул подлинный интерес. Он сел на каменную скамью у фонтана, и она восприняла это как знак согласия. Теперь он готов слушать.

– Когда мне было двадцать, – начала она, опускаясь рядом с ним на скамью, – я служила гувернанткой в семье известного всем маркиза, чья основная резиденция находилась в Лондоне. Это был красивый и энергичный человек, и я по ошибке приняла его внимание ко мне за нечто романтическое и искреннее. К тому же он заявил мне, что маркиза его не понимает и я одна способна постичь его пылкую душу.

Аманда умолкла, вернувшись мыслями в горькое прошлое.

– Я была польщена этим откровенным признанием. Причем так, что совершила самую большую ошибку в своей жизни. Я показала ему краешек своих чулок. И вскоре простой хлопок на моих ногах сменился шелком, – в сердцах сказала она.

Лукас ничего не ответил. Он думал об Иззи. Она продала свою жизнь знатному любовнику за пару чулок. Оказывается, скверному мужчине легко купить любовь добропорядочной женщины!

– Вскоре маркиз потерял ко мне интерес, – продолжала Аманда. – Однажды я увидела, как он обнимает новенькую горничную своей жены, и поняла, какую ошибку совершила. Я места себе не находила, а ему хоть бы что… Ему даже в голову не пришло скрывать свой некрасивый поступок, и скоро я стала для него игрушкой. С разбитым сердцем, потерянная, я не в силах была ему отказать, хотя и могла. Вскоре я забеременела. Меня выгнали, и я родила бы ребенка на улице, как ваша бедняжка Иззи, если бы одна великодушная вдова не сжалилась надо мной. У меня родился мальчик. Она захотела оставить его у себя, чтобы потом он стал ей помощником. Я отдала ей все, до последнего пенни. Но самое главное, я поклялась, что больше никогда не увижу сына. Вдова собиралась объявить мальчика своим дальним родственником. Я знала, что она устроит его жизнь лучше, чем я. Это должно было уберечь его от сиротского дома, поэтому я и согласилась.

На мгновение ей показалось, что Лукас обратился в камень. Лицо неподвижно, взгляд стальной. Затем он шевельнулся, едва повернув голову в ее сторону.

– Простите, миссис Пламшоу, за мерзкое поведение распутных мужчин. Окажись маркиз сейчас здесь, я убил бы его голыми руками.

Аманда опустила веки и горько улыбнулась, слезы жгли ей глаза. Она вытерла их и вздохнула.

– Когда я узнала, что вы опекаете сирот, Лукас, это навело меня на мысль о сыне. Если бы я умерла при родах, повезло бы моему мальчику встретить кого-нибудь, подобного вам?

– Я постараюсь отыскать его. – Лукас впервые посмотрел на нее как на равную.

Аманда покачала головой.

– Я не хочу, чтобы он узнал, что он внебрачный ребенок. Я уверена, о нем хорошо заботятся. Та женщина действительно была очень доброй и более чем респектабельной. И вероятно, она оказалась ему лучшей матерью, чем стала бы я в моем ужасном положении.

Она вздохнула и, заправив выбившуюся из прически прядку волос, продолжила:

– Оставив Лондон, я едва сводила концы с концами. Случайно я попала на место гувернантки в Фаллингейт. Мне повезло, что я встретила Кэролайн, она спасла мне жизнь. Даже в столь юном возрасте она стала мне другом. Во многих отношениях светское общество было чуждо ей, и это роднило меня с ней еще больше. Она особенная, не такая, как все. Знаете ли, Лукас, свет не любит индивидуальности.

Аманда повернулась и взглянула ему в глаза. Как и маркиз, он показался ей очень красивым. Но у Лукаса было то, чем не обладал ее любовник, – сердце.

– Я так долго скрывала свое прошлое, что почти отреклась от возможности снова полюбить. Окружающие считают меня вдовой, и я сама убедила себя, что не нуждаюсь в любви. Это опасное притворство. Вы так старались стать таким, каким, по вашему мнению, хотела видеть вас Кэролайн, что не оставили места Лукасу, который был ей дорог. У Кэрол появилась странная идея, будто в вас вселился призрак.

Они оба молча улыбнулись.

– Она считает, что наверняка существует какое-то веское объяснение и вашей болезни, и резким переменам в поведении. Я лучше знаю, Лукас. Вы заставили себя измениться, спрятав свою истинную сущность в глубинах сердца. Если вы хотите стать полноправным членом светского общества, ради Бога… Но не потеряйте свою душу, ничего дороже нет на свете.

Опустив голову, он взял ее руку в свои ладони. Мягко пожав, он поднес ее к губам.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru