Пользовательский поиск

Книга Мой прекрасный лорд. Содержание - Глава 24

Кол-во голосов: 0

– Почему? Почему, дорогой?

– Сначала вы хотите, чтобы я забыл свое прошлое, а теперь настаиваете, чтобы я его вспомнил.

Кэролайн сжала его сильную мускулистую руку.

– Потому что поняла, как ошибалась. Я хотела, чтобы вы стали тем, кем не были. Я хотела выйти замуж за лорда или за кого-нибудь столь же респектабельного. И теперь, когда вы стали вести себя как великосветский человек, я поняла ошибочность своего плана. Я полюбила вас таким, каким вы были прежде. Я скучаю по тому мужчине, Лукас, я вас едва узнаю.

Он вырвал свою руку из ее ладони.

– Прекратите. Вы говорите чепуху. – Он застонал, видимо, головная боль усилилась.

– Вы даже на себя не похожи. Вы исхудали. Портрет, что я нарисовала, в равной мере походит на вас и на лорда Гамильтона. Вы с ним одно целое… С того момента, когда портрет ударил вас по голове.

– Хватит! – зарычал Лукас. Лицо его покрылось испариной. Он посмотрел на Кэролайн затравленным взглядом, под глазами залегли темные круги. – Можете вы понять, что мне нехорошо? – Он вытащил из жилета фляжку и открыл пробку. – С меня хватит ваших добрых намерений и забот о моей персоне. Больше никогда не говорите мне о Монти Троули и о моем прошлом. Ясно?

– Я вам скажу, что мне ясно. Вы не тот человек, за которого я вышла замуж. Не для того я ждала долгие годы, чтобы заключить брак с человеком, столь же бесхарактерным, как лондонские приятели Джорджа. Я хочу, чтобы тот вспыльчивый и искренний Лукас Дэвин вернулся. Вы слышите?

– Я услышал чересчур много, черт возьми!

Он направился в дальний конец галереи, громко стуча каблуками по деревянному полу.

– Проклятие! – вырвалось у Кэролайн.

В раздражении она повернулась к портрету. И уже хотела перечеркнуть свое творение крест-накрест черной краской, как услышала глухой стук и тревожный крик.

– Мистер Дэвин! Бедный мистер Дэвин! Сходите за Генри! Скорее.

Услышав вопли Бидди, Кэролайн бросила кисть. Она промчалась по галерее, выбежала в холл и замерла у распростертого на полу Лукаса. Он упал навзничь. По счастью, на этот раз обошлось без крови.

– Бидди, что случилось?

Кэролайн опустилась на пол и положила голову Лукаса себе на колени.

– Он вышел за дверь и тут же упал.

– Позовите доктора Кавендиша! И поскорее!

Глава 24

Осмотрев Лукаса, Теодор оставил его на попечение Бидди и пригласил Кэролайн в библиотеку для серьезного разговора.

– Что с ним? – с тревогой спросила она, закрыв за собой дверь.

Теодор подошел к камину и, опершись рукой о полку, задумчиво посмотрел на огонь.

– Не стану лгать, Кэролайн. Я не знаю, что беспокоит Лукаса.

Тревога, давно поселившаяся в ней, обернулась приступом боли, без всяких признаков облегчения.

– Он весь горит. Это лихорадка?

– И да, и нет. – Теодор заложил большие пальцы за лацканы сюртука. – У него жар. Должно быть, простудился.

– Вполне возможно, – вздохнула она, усаживаясь на софу. – Он ездил верхом легко одетым. Дэви говорил мне, как Лукас замерз, когда вернулся.

– Лихорадка привела к тому, что он потерял сознание и упал. Я уверен, что он все еще страдает от удара по голове. Скорее всего, именно это повлияло на ход его мыслей. Теперь он может вспомнить отдаленное прошлое, но забыл, что было месяц назад. Когда я изучал медицину, то читал о случаях стойкой потери памяти. При ушибе головы такое бывает, память может возвращаться и пропадать.

– Я хотела бы верить, что все так просто, дядя Тедди. Но как вы объясните его внезапное умение читать?

– Возможно, ребенком он умел читать, а затем утратил эту способность, когда память о том периоде была потеряна. Наверное, какое-то ужасное событие заставило его забыть все связанное с этим отрезком жизни.

Кэролайн покачала головой:

– Нет, он одержим призраком.

– Послушай, Кэрол, твое воображение слишком уж разгулялось.

– Не забывайте об упавшей люстре! Это не случайно, что она упала именно рядом с Лукасом и именно тогда, когда он танцевал со мной.

– Да, это не случайность. Это проржавевшая арматура.

Генри осматривал ее и сказал, что вам повезло, что люстра так долго провисела, а не рухнула раньше.

Кэролайн закусила губу, рассерженная невозможностью поделиться с ним самым главным доказательством. Не могла она сказать доктору, что, занимаясь с ней любовью, Лукас назвал ее Рейчел. И потеря памяти не имеет с этим ничего общего. Равно как и с резким похудением.

– Я уверена, дядя Тедди, что Лукас вспоминает не свое прошлое, а прошлое Баррета Гамильтона. Он утверждает, что был представлен королю! И говорит об этом более чем убедительно. Вор из лондонских трущоб не мог бы вспомнить такое ни при каких обстоятельствах.

Теодор задумчиво погладил бороду.

– Твоя теория весьма правдоподобна, дорогая. В конце концов, мне доводилось видеть туземных колдунов, погружавших своих пациентов в транс и вызывавших у них судороги и галлюцинации. Хотя я не слишком верю в сверхъестественное происхождение проблем Лукаса, но не отвергаю любую возможность. Время покажет, кто из нас прав.

– Значит, нам не остается ничего другого, как только ждать, – вздохнула Кэролайн.

– Но если моя теория верна, предупреждаю, Кэро, его память может вернуться от какого-нибудь неожиданного сигнала. От какого-то слова или действия, или это произойдет само собой. Так что будь готова. Я без нужды не хочу докучать Лукасу. Он – величайший эксперимент во всей моей карьере.

Кэролайн, прищурив глаза, посмотрела на доктора:

– Не нравится мне, как это звучит, дядя Тедди. Вы рискуете его жизнью ради научного опыта? Вы испробовали на нем какое-то таинственное лекарство?

На его губах появилась безрадостная полуулыбка.

– Ты же знаешь, я никогда не дал бы Лукасу ничего, что могло бы ему повредить.

Она скрестила руки.

– Думаю, да.

– Послушай, девочка моя, я сегодня собираюсь в Хазерли проконсультироваться с доктором Грэмом, одним из моих учителей. Возможно, он просветит меня относительно некоторых загадок. Пока меня не будет, проследи, чтобы Лукас находился в тепле и пил побольше крепкого бульона. Я уверен, дорогая, что он будет совершенно здоров, когда немного отдохнет и придет в себя после лихорадки. Он слишком много пережил.

Когда доктор отбыл, Кэролайн заняла место Бидди у постели Лукаса и практически силой влила в него огромную чашку бульона. Покончив с этим, она укрыла его и устроилась рядом, гладя его лоб, щеки, целуя виски и всячески суетясь над ним. Из-под полуопущенных век на нее смотрели сонные, темные, как терновые ягоды, глаза.

Она наклонилась и осторожно поцеловала его в губы. И, как всегда, затрепетала от сладкого восторга. Ах, как же она любит его! От этого чувства на глаза навернулись слезы. Что с того, что ей не нравилось его нынешнее поведение, но любовь выше подобных недоразумений. Господи, исцели его, безмолвно молилась Кэролайн.

Справившись со своими чувствами, она снова поцеловала Лукаса и чуть отодвинулась.

– Мне так жаль, что мы поссорились, – шептала она. – Я знаю, что ты нездоров. Мне не следовало настаивать, чтобы ты рассказывал о сложных вещах, когда был так слаб.

Он сжал ее руку.

– Не волнуйся, просто прими меня таким, как есть, Кэрол. Прими меня и мою любовь. Пожалуйста. Я был глуп, пытаясь оттолкнуть тебя.

– Это давно в прошлом, дорогой. Я… – Она умолкла, сообразив, что он заснул. Бедняжка. Ему действительно нездоровится. Какая же она неблагодарная! Он отдал ей все, что мог, а она еще чего-то от него хочет, это раздражало бы любого…

Ей следовало понять, что он болен. Какая же она эгоистка! Как и в случае с мисс Кинникотт. Вспомнив об Эмили, Кэролайн повыше подтянула одеяло, укрывая Лукаса, и отправилась на поиски подруги.

– Ну что, Лукас уснул? – спросила Аманда. Тревога исказила ее обычно спокойное лицо.

– Да. Дядя Тедди убедил меня, что он поправится. У него лихорадка. И он совсем ослабел. Неудивительно, почти ничего не ест. Я очень беспокоюсь, – говорила Кэролайн, разливая чай. – Хотите чаю, мисс Кинникотт?

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru