Пользовательский поиск

Книга Мой прекрасный лорд. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

Миновав прихожую, они вошли в маленькую гостиную. Эмили сидела на узкой железной кровати, придвинутой к окну. Мягкий свет с трудом проникал через грязные стекла, придавая ее бледным щекам еще более неживой серый оттенок. Услышав шум шагов, Эмили повернула голову, заправила за ухо выбившийся завиток и робко улыбнулась гостям. Комнату едва освещало несколько сальных свечей. Слава Богу, подумала Кэролайн, здесь есть хотя бы свет, если нет тепла.

– Добрый день, мистер и миссис Дэвин. Вот так сюрприз… – Эмили не договорила и зашлась кашлем. Она прижимала обе ладони к губам, стараясь унять резкий лающий звук, который, казалось, разрывал все тело.

Сердце Кэролайн сжалось. В этот момент она поняла, что Лукас прав, а она ошибалась. Ужасно ошибалась. Лукас подошел к ней и дотронулся до ее плеча, гордость требовала, чтобы она отодвинулась. Но она ощущала его искреннее сочувствие и радовалась его поддержке.

– Мисс Кинникотт… Эмили… – Она подошла, опустилась на колени рядом с девушкой и погладила ее влажный, холодный лоб своей теплой ладонью. В сером свете круги под ее глазами выглядели как полумесяцы во время затмения. – Почему вы не сказали мне, что больны?

Эмили грустно взглянула на Кэролайн.

– Я не… хотела беспокоить вас. Вы были так добры, приглашая меня в Фаллингейт. Я боялась, что если вы узнаете о моем нездоровье, то больше не захотите меня видеть. А я очень дорожила нашим общением.

– Но я могла бы помочь вам. – Взгляд Кэролайн прошелся по бедной гостиной. Мебели осталось мало, и та была пыльная и старая. По всему видно, что камин давно не зажигали. – Нужно развести огонь, вам станет теплее. И тарелка горячего супа была бы очень кстати… Лукас, не могли бы вы растопить камин?

Покачав головой, Эмили схватила Кэролайн за рукав:

– Нет. Отцу слишком тяжело резать торф, а дров и угля у нас не осталось.

Кэролайн еще раз обвела комнату глазами. Так вот почему так мало мебели! Они в отчаянии сожгли все, что можно, еще прошлой зимой.

– Вы могли бы брать дрова в Оленьей роще, это как раз неподалеку.

– Но это ваша собственность.

– Какая чепуха! – воскликнула Кэролайн, передернув плечами. – Кроме того, мистер Доррис говорил вашему отцу, что он может брать дрова в обмен на работу в Билберри. Разве не так?

– Мистер Доррис не хочет, чтобы мой отец работал у него.

– Это еще почему? – нахмурилась Кэролайн.

– С отцом… стало очень не просто. Он спорит по любому поводу. Характер испортился после того, как умерла мама. Я поначалу обрадовалась приглашению в Билберри-коттедж, но потом поняла, что это исходит от вас, а не от мистера Дорриса.

– Я разрешаю вашему отцу взять столько дров в Оленьей роще, сколько он хочет. Лукас, это совсем рядом. Не могли бы вы присмотреть там что-нибудь для камина?

– Конечно.

Кэролайн подождала, пока он не ушел, потом осторожно пощупала лоб Эмили, прикусив губу и едва сдерживая слезы раскаяния. Опустив глаза, она заметила обтрепавшиеся манжеты и задрожала.

– Эмили, вы когда-нибудь простите меня?

– Миссис Дэвин, вы не должны себя винить.

– Нет, я должна просить у вас прощения за то, что была слепа и не замечала вашего состояния. Прошло много времени с тех пор, как я в последний раз навещала вас. А когда вы приезжали в Фаллингейт, то всегда делали вид, что у вас все прекрасно. Но теперь-то я понимаю, что была слепа. Я так боюсь за вас…

Она притянула Эмили к себе и крепко обняла. Плечи Кэрол подрагивали, она тихо рыдала, уткнувшись в волосы девушки и обняв ее худенькое тело.

– Вы так добры, Кэрол, не плачьте. Вот увидите, мне скоро станет лучше.

Кэролайн вытерла глаза, пытаясь улыбнуться.

– Конечно, и пожалуйста, возвращайтесь со мной в Фаллингейт. Я хочу позаботиться о вас.

Эмили задохнулась и закашлялась.

– Нет. Отец не позволит мне. Если бы появилось солнце, мне бы сразу стало лучше. Как тогда, на пикнике… Сегодня один из самых плохих дней.

Кэролайн стиснула ее тоненькие пальчики.

– Тогда я пошлю вам какой-нибудь еды и попрошу доктора Кавендиша навестить вас и оставить лекарство.

Эмили ничего не сказала.

– Я утомила вас, – прошептала Кэролайн. – Что ж, сегодня я уеду, но скоро вернусь.

– Не беспокойтесь обо мне.

– Какое тут беспокойство…

– Спасибо. – Эмили прикрыла глаза и секундой позже уже спала.

Когда Лукас вернулся с охапкой дров, в комнате стояла тишина. Кэролайн, казалось, глубоко ушла в свои мысли, а Эмили спала. Стараясь не шуметь, он разжег камин, принес из кареты яблочный пирог и, отнеся его на кухню, вернулся в гостиную.

– Кэро, – тихо сказал он, осторожно дотрагиваясь до ее плеча. – Кэро, мы должны ехать.

Она вздрогнула:

– Я не слышала, как вы вернулись.

Он наклонился, обнял ее за плечи и, подняв со стула, повел к выходу. Снаружи уже начало моросить.

– Хотите попрощаться с мистером Кинникоттом? – спросил он, когда они подошли к карете.

– Нет.

На обратном пути они снова молчали. Лукас с рассеянным видом вертел в руках отполированную трость, покачиваясь под ритм колес. Он смотрел на Кэролайн, но она ни разу не ответила на его взгляд. Она отвернулась к окну и облокотилась на подоконник, прижав ладонь к твердо сжатым губам. «Бедная девочка, – думал он. – Совершенно выбита из колеи».

– Кэролайн…

– Молчите. Не говорите ни слова… – Она замолчала, разглядывая пейзаж. – Вы правы. Я эгоистична и слепа. Никогда не прошу себе!

– Кэрол…

– Я не хочу это обсуждать. Теперь я знаю, кто я такая, – глупая, эгоистичная, думающая только о себе легкомысленная мисс, живущая в придуманном мире. Я до конца жизни буду сожалеть об этом. И буду благодарна, если вы не станете напоминать мне, как я поступила со своей лучшей подругой. Понятно, почему вы никогда не смогли бы полюбить меня, Лукас.

– Но я не говорил этого.

– Все, о чем я прошу, – останьтесь, пока мы не доведем наше дело до конца.

Он уселся поудобнее, чувствуя необъяснимую печаль в сердце. Это к лучшему, что она так думает. Значит, не станет искать близости с ним. Но как больно отказываться от любви!

– Кэро, я выполню все, что обещал. Я с самого начала сказал это.

– Да, вы все время были более чем честны.

Откинувшись на сиденье, он думал о том, что сейчас меньше всего хотел бы показать ей свое унылое настроение. Хотя он мог бы испытывать триумф от победы, но в данную минуту желал одного – просто открыть ей глаза на реалии жизни.

Глава 18

Было почти шесть часов, когда Кэролайн быстро сбежала по главной лестнице, влетела в кабинет и застыла, увидев доктора Кавендиша, спокойно потягивающего бренди, сидя перед камином.

– Дядя Тедди? Слава Богу, вы вернулись! Как Эмили, вы видели ее?

Теодор нахмурился, вдыхая терпкий запах бренди.

– Да, видел.

Сердце Кэролайн забилось сильнее.

– И?.. Как она? Ей лучше?

Запрокинув голову, Теодор залпом осушил стакан и выдохнул с мучительным стоном.

– Кэро, мисс Кинникотт тяжело больна. И к тому же у нее слабое сердце.

Руки Кэролайн безвольно повисли, плечи поникли.

– Да, Лукас говорил мне. Но я все еще надеялась, что он ошибается.

– Лукас Дэвин знает жизнь. Вам стоит почаще к нему прислушиваться.

Она с тяжелым вздохом опустилась на стул.

– Он меня предупреждал. Я ненавижу себя. Лукас говорил, что она больна. Как человек со стороны мог заметить то, чего не разглядела я, будучи близкой подругой?

Теодор присел рядом с ней, взяв ее руки и осторожно поглаживая их.

– Порой такое случается, моя дорогая. Как говорится, со стороны виднее.

– Но мне так стыдно! – Она растерянно смотрела на доброе бородатое лицо доктора. – Он, наверное, думает, что я полная дура.

– Уверяю вас, моя милая, ничего подобного! Вы не можете точно знать, какие чувства он испытывает по отношению к вам. И даже не пытайтесь узнать!

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru