Пользовательский поиск

Книга Мой прекрасный лорд. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Он усмехнулся и процедил сквозь зубы:

– Вы знаете, что я имею в виду. Мы не должны больше заниматься любовью.

– Но почему? – Она предпочла бы услышать, что он ненавидит ее, чем то, что он только что сказал. О Боже, она жила, мечтая лишь об одном – снова оказаться в его объятиях!

Он посмотрел на нее исподлобья:

– Я не могу рисковать и оставить вас с ребенком! Той ночью я говорил вам, что это ни к чему, но вы заставили меня потерять голову. Забыть обо всем на свете…

– Так вот в чем моя вина!

– Нет! Моя.

– Мне кажется, прошлой ночью вы не особенно возражали.

Дождь обрушился на их головы, холод пронзал до костей. Все еще держа ее поводья, он направил лошадей под огромный старый дуб, и они покорно остановились там на земле, усыпанной красными и желтыми листьями. Лукас спешился и намотал поводья за ветку дерева. Затем поднял Кэролайн и снял с лошади, с трудом сдерживая желание прижать ее к себе и поцеловать эти холодные влажные губы, забыв о том, что только что сказал.

– Прошлой ночью, Кэро, я случайно встретился со своим старым приятелем. После того, как вы… как… ты заснула, я уехал из дома… Ах, Кэро, ты ничего не знаешь обо мне.

Она сдвинула брови, подняв на него удивленные глаза.

– Ночью? Разве кто-то узнал тебя лучше, чем я прошлой ночью?

Покачав головой, он потупил взгляд.

– Нет. Только ты, Кэролайн. Но любовь ничего не значит в нашем мире. Я уже давно убедился в этом, как и миссис Пламшоу. И тебе тоже придется усвоить эту горькую истину.

– Но это жестоко!

– Да. – Он поднял подбородок, полоснув ее жестким взглядом. – Но было бы еще более жестоко с моей стороны, если бы я продолжал делать то же самое ночь за ночью, заставляя тебя полюбить меня. Одной любви недостаточно. Прости, но это так.

Она откинула мокрые волосы со лба.

– Я едва верю своим ушам. Откуда такой цинизм? Как ты можешь это говорить?

– Есть разница, Кэрол, между чувствами и фактами.

– Что ты имеешь в виду?

Он потер затылок, не зная, с чего начать.

– Ты говорила, что очень привязана к мисс Кинникотт?

– Всем сердцем.

– Хм-м-м… то есть настолько сильно, что не видишь, в каком ужасающем положении она находится?

– Все ее проблемы мне известны, – сказала Кэролайн, пожимая плечами.

– Нет, черт возьми! Ты глубоко заблуждаешься. Она нуждается, Кэро. Они еле сводят концы с концами, и, что самое печальное, она больна, и ты даже не знаешь этого!

– Но это не так! – с жаром возразила Кэролайн. – Да, Эмили небогата по сравнению со мной. Но сказать, что она бедствует!..

– Прежде всего она нуждается в помощи хорошего доктора.

– Нам тоже понадобится доктор, если мы и дальше будем стоять на холоде под дождем. – Она направилась к своей лошади.

– Кэрол! – крикнул он. – Только спроси мисс Кинникотт, и она расскажет тебе, в каком отчаянии пребывает. Ты настолько слепа, что ничего не видишь. Ты живешь в мире своих фантазий, мечтая о призраке и мошеннике, который по мановению волшебной палочки превратится в джентльмена, тогда как все вокруг тебя страдают, а ты настолько наивна, что не желаешь этого замечать.

– Прекрати! – крикнула она. – Ты хочешь обидеть меня, потому что сожалеешь о том, что произошло между нами… Ты ошибаешься, Эмили не больна.

– Ей недолго осталось жить. Кэролайн, я видел ее глаза, обтрепанные манжеты ее старого платья. Ей нужна помощь. Но она хочет произвести на тебя хорошее впечатление, поэтому не может просить.

Подойдя к кобыле, Кэролайн остановилась и носком туфли поворошила мокрую траву. Что, если Лукас прав?

– Она кашляет, – сказала она сама себе, – я заметила, что она кашляет. Но в этом нет ничего необычного в такое время года. Правда, иногда она дышит с трудом…

– Оглянись назад, напряги свою память, я уверен, что она кашляет уже несколько месяцев. Может быть, лет…

Кэролайн задумалась, пытаясь вспомнить. Да, в начале лета Эмили мучил кашель. И однажды во время прогулки ей пришлось вернуться домой, так она утомилась. Господи, неужели Лукас прав? Как она могла не видеть, что происходит с одной из ее ближайших подруг?

– Но почему ты так уверен? – робко спросила она. – Как ты мог распознать симптомы?

– Потому что уже имел печальную возможность столкнуться с этой болезнью. И не однажды. Поверь мне, Кэрол, мисс Кинникотт очень больна.

Ее кожа покрылась мурашками, и она задрожала при мысли, что он прав.

Он приподнял ее лицо за подбородок.

– Жизнь не устлана розами, Кэролайн. Если ты не знала этого раньше, то узнаешь, познакомившись со мной. Я говорил тебе прошлой ночью. То, что мы совершили, – ошибка. Ты пожалеешь об этом. С моей стороны было эгоистично так поступить с тобой.

– А я думаю, ты не только эгоист, но еще и жестокий человек.

– Нет, я по натуре добр.

Она промокла до нитки и так дрожала, что зубы выбивали дробь. Почему он в любой ситуации видит худшее? Она ненавидела его в этот момент! Надо доказать ему, что он ошибается в отношении Эмили. Кэролайн заметила бы, если бы ее подруга была серьезно больна.

– Ты ошибаешься, Лукас. – Когда он подставил руки, она приняла его помощь, оперлась ногой и, подтянувшись, уселась в седло. – Завтра я навещу Эмили, и ты увидишь, что не прав.

Он взглянул на нее с глубокой печалью:

– Я очень бы этого хотел, дорогая. Хотя бы ради тебя самой…

Глава 17

На следующее утро Кэролайн гримасничала, сидя перед зеркалом в своей гардеробной, пока Бидди ее причесывала. Она то вытягивала губы и соблазнительно приподнимала брови, то, наоборот, пыталась изобразить обворожительную улыбку. Она упражнялась таким образом, пока щеки не заломило от боли.

– Вы здоровы, мэм? – спросила Бидди глуховатым голосом. – Похоже, завтрак не пошел вам на пользу.

– Нет, Бидди, – со вздохом отвечала Кэролайн, – я представляю, как буду выглядеть перед мужчиной.

– Чудесно – вот мое мнение.

– Но не в очках.

– Не беспокойтесь, мисс Уэйнрайт. Вам ведь они необходимы, чтобы лучше видеть.

– Только когда я читаю. Незачем носить их всегда, я просто к ним привыкла. Они делают меня более… защищенной. Но я поняла теперь, что они вовсе не помогают мне. Я всегда думала, что вижу людей такими, каковы они есть, но, вполне возможно, я была слепа.

Кэролайн задумчиво наблюдала, как Бидди заплетает ее волосы в косу, прядь за прядью, движение за движением. Убаюканная этим знакомым ритмом, она раздумывала, сумеет ли разглядеть обтрепанные манжеты на рукавах Эмили, если наденет очки.

– Бедный мистер Физерс, он так переживает, – вздохнула Бидди. – Что же такое он натворил, что его отстранили от работы?

– Ему повезло, что я не выгнала его. Он будет выполнять более простые обязанности, и я выделила ему апартаменты в западном крыле дома.

Кэролайн бросила на экономку критический взгляд, припомнив, как она злилась из-за просчетов дворецкого.

– Физерс позволил себе неуважительное отношение к мистеру Дэвину как к хозяину и к тому же выполнял свои обычные обязанности спустя рукава. Ему уже за семьдесят, и я не побоюсь сказать, что свои старческие годы он проведет в покое и достатке.

Бидди печально заморгала.

– Но мне тоже скоро семьдесят, мисс.

– Да, Бидди, но вы переживете всех нас и будете вести Фаллингейт еще лет пятьдесят.

Бидди просияла, недоверчиво покачав головой.

Дверь, скрипнув, открылась, и в комнату вошла Аманда.

– Вы куда-то собираетесь, Кэро?

– Да. Мы с Лукасом едем на ферму Кинникотт. – Кэролайн расправила кружевной воротник, который невольно измяла, прижав спиной. – Аманда, как вы думаете, я правильно сделала, отстранив Физерса от исполнения обязанностей дворецкого.

Миссис Пламшоу села на стул рядом с ней и погладила ее по руке.

– Боюсь, он не в лучшей форме. Мне очень неприятно, но я не могу не заметить, что в данном случае Пруденс Уэйнрайт, вероятно, права. И, как мне кажется, Генри заменяет его вполне успешно. Он ждал этого долгое время. На мой взгляд, вы поступили правильно, и вам не стоит переживать по этому поводу. Кстати, доктор Кавендиш считает, что мистер Дэвин добился достаточного прогресса и готов, что называется, выйти в люди. Мы думаем пригласить на ужин леди Джермейн и еще несколько персон. Генри как нельзя лучше подходит для такого деликатного мероприятия.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru