Пользовательский поиск

Книга Мой прекрасный лорд. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

– Я воровал, потому что на меня рассчитывали другие люди.

– Ваша воровская шайка?

– Можете думать что хотите. – Лукас взглянул сквозь табачный дым на своего благодетеля и снова отхлебнул джин.

Крепкий напиток уже ударил ему в голову. Он не ел несколько дней, но будь он проклят, если скажет об этом. Просить не входило в его привычки.

– Вам не приходилось участвовать в охоте… ну, скажем, на лис, мистер Дэвин?

Лукас удивленно приподнял брови. Его рот скривился в усмешке.

– Как же, как же! Я только что вернулся с охоты с графом Лили Ливер. Но в конце концов я сам угодил в руки шалуньи – его дочери. И до утра провозился с милашкой, просто кровь с молоком, скажу вам, старина! Мы немножко поиграли в вист, а потом всласть покувыркались на сене.

Теодор задумчиво смотрел на Лукаса, молча смакуя тепло джина на своем языке. Сделав новый глоток, он виновато уставился на своего собеседника:

– Может, мне следовало перефразировать вопрос? Вам никогда не хотелось принять участие в охоте?

Перед глазами Лукаса внезапно всплыла картина Джермейн-Хауса, и он вспомнил свое непреодолимое желание обладать этим поместьем, быть частью его жизни. Он сжал свой стакан, сдавливая его, как будто это были его безумные фантазии – олицетворение всего, что он сам презирал.

– Нет. Я скорее умру, чем стану жить в вашем проклятом обществе, а это включает и охоту, то бишь убийство безобидных зверей.

– Ах, мой дорогой. – Доктор сочувственно покачал головой. – Тогда вам никогда не испытать того особого, неповторимого волнения, которое присуще только охоте! И вы никогда не узнаете, что за наслаждение выкурить сигару, сидя у камина и потягивая бренди после удачной охоты. И что за дивный вкус у запеченного лосося, паштета из гусиной печенки или оленины, приправленной соусом из лесных трюфелей. Или я не прав?

– Вы о чем, старина? – Лукас презрительно выпятил нижнюю губу.

Теодор пододвинулся поближе к нему.

– Я не стал бы порицать стиль жизни, который сам не попробовал, мой дорогой. И я уверен, вы измените свое мнение, если приобщитесь к этому, Дэвин. По крайней мере при соответствующих условиях у вас на столе будет достаточно лосося и оленины, и вам не придется отнимать их у других. Это то, что я вам предлагаю. Соответствующие условия. Я хочу, чтобы вы поехали со мной в одно тихое поместье, где мы смогли бы подробнее обсудить ваше будущее.

– Что я должен сделать… ради такой чести?

– Вам предстоит играть роль джентльмена в течение примерно двух недель, а затем всю оставшуюся жизнь безбедно жить на полученное вознаграждение.

– А что за поместье? В этом графстве…

– Оно называется Фаллингейт.

Фаллингейт? Лукас чуть не поперхнулся джином. Обжигающая жидкость застряла в горле, в глазах блеснули слезы. Он проделал такой трудный путь из Лондона, чтобы лишь издалека взглянуть на Фаллингейт и на Джермейн-Хаус, но был арестован, и вот сейчас его готовы отвезти к главным дверям, как какого-то местного сквайра. Ну и дела… Голова, тяжелая от выпитого, отклонилась назад, и он, не обращая внимания на своего благодетеля, разразился смехом, полным иронии и сарказма. Он смеялся, пока его пустой желудок не скорчился от боли. Тогда он обхватил живот обеими руками и глубоко вздохнул. Мог ли он спланировать лучше?

– Когда мы должны выехать?

Теодор поднял свой стакан:

– Позволим себе еще немного на дорожку?

Лукас, улыбнувшись, поднял свой в искреннем порыве.

– Ваше здоровье, доктор Кавендиш! Ваше драгоценное здоровье!

Глава 6

Кэролайн стремительно вошла в спальню, освещенную зыбким светом одинокой свечи. Волны дождя, подгоняемые ветром, обрушивались на старые стены дома. Ненастная погода добавляла тревоги к беспокойству Кэролайн. Теодору пора бы уже вернуться. А что, если он сбился с дороги?

Ба-ам! Окно с шумом распахнулось от удара ветра. Кэролайн ахнула, отворачиваясь от холодных брызг дождя, которые норовили ударить в лицо. Боже праведный, ну и погода! Она с шумом закрыла окно и, аккуратно заперев его, вздохнула с облегчением. Но затем неприятное чувство холодной дрожью пробежало по позвоночнику. За ней кто-то наблюдал. Она была в этом уверена. Она вглядывалась в черноту окна, пытаясь сквозь ветви деревьев рассмотреть дорогу. Нет, никого. Но… Она круто повернулась. Ах вот в чем дело, поняла Кэролайн, это он. Баррет Гамильтон. Где бы она ни стояла, ей всегда казалось, что его глаза неотступно следуют за ней. Особенно сильно она ощущала это в последнее время, словно он был недоволен ею.

– Я должна отнести тебя назад, – сказала она, обращаясь к портрету и грозя ему пальцем. – Да, именно это я должна сделать. Как только у меня появится муж, я отнесу тебя назад в библиотеку. Туда, где ты висел, пока был жив мой отец. После его смерти я почему-то перенесла тебя в свою спальню. Сама не знаю почему…

– Эй, там! – раздался громкий возглас. Настолько громкий, что перекрыл шум дождя.

Кэролайн застыла на месте, напрягая слух. Мягкое шуршание колес по гравию становилось все громче.

– Он здесь! – прошептала она. – Доктор Кавендиш здесь… с моим мужем!

Она бросилась к двери, затем оглянулась на портрет. Полный злорадства, мерцающий… сексуальный взгляд.

– Оставь меня в покое, слышишь? По крайней мере пока я не выйду замуж. А потом я буду даже рада, если ты прогонишь его прочь, но только после того, как услышишь звон свадебных колоколов. Хорошо?

Она сбежала вниз по лестнице, обнаружив, что вездесущая Аманда Пламшоу уже поджидает гостей, стоя у входных дверей, тогда как дворецкий Физерс и двое других слуг еще только спешили в холл.

– Вы слышали? – спросила Кэролайн, встречаясь взглядом с Амандой.

– Да, я уже жду.

– Поторопитесь! Да, да, я сейчас, – приговаривал Физерс на ходу. – Доктор Кавендиш вернулся.

Когда он отворил дверь, брызги дождя ворвались в холл, и женщины отпрянули назад. Очертания кареты были едва различимы, да и то только когда вспышка молнии на мгновение разрывала темноту. Чувствуя отчаянное биение сердца, Кэролайн наблюдала, как из глубины кареты появились две фигуры.

– Он здесь, – послышался ее сдавленный шепот. – Аманда, мой муж прибыл.

– Что мы скажем слугам? – встревожено прошептала Аманда в ответ. – Откуда он приехал?

– Из Африки. Мы скажем, что доктор Кавендиш познакомился с ним там.

Доктор Кавендиш и его спутник с трудом пытались подняться по ступеням, качаясь из стороны в сторону.

– Что с ними? Они… не в себе? – прошептала Аманда. Кэролайн нахмурилась:

– Не знаю…

Наконец вымокшие мужчины добрались до дверей. Кэролайн перевела взгляд с Теодора на неряшливо одетого незнакомца. Красивое лицо виднелось из-под шапки мокрых черных кудрей. Он тяжело повис на докторе, обхватив его за плечи. Очевидно, сам он не мог держаться на ногах. Щеки обоих пылали жаром. И внезапно в холле запахло спиртным.

– Проклятие! – ахнула Кэролайн. – Они пьяны! Теодор вытер ладонью мокрое лицо, затем победно улыбнулся.

– Мисс Кэролайн Уэйнрайт, – торжественно объявил он, – встречайте своего супруга. Лукас Дэвин.

Пошатнувшись, незнакомец пьяно осклабился и с глухим ударом шлепнулся на пол.

Четверть часа спустя, после того как слуга, подняв Лукаса на руки, унес его в ванную, а Теодор переоделся в сухое, Кэролайн потащила его в кабинет. Он только взглянул на нее и Аманду, на их бледные напряженные лица и, взяв бутылку портвейна, наполнил два бокала.

– А ну-ка, мои милые леди, выпейте это, и вы почувствуете себя намного лучше. Не возражаете, если я присоединюсь к вам?

– Мне кажется, вам достаточно, дядюшка Тедди. – Кэролайн взяла свой бокал дрожащими пальцами и пригубила, чувствуя, как приятное тепло разливается в животе. Она не часто пила спиртное, но верила, что в определенные моменты без вина не обойтись.

– Не бойтесь, мои дорогие, – сказал Теодор. – Я не пьян. Но ваш новоиспеченный супруг здорово накачался.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru