Пользовательский поиск

Книга Любовь и замки. Содержание - ВОРЕНАР. Был ли загадочный барон де Ришемон Людовиком XVII?

Кол-во голосов: 0

Спустя несколько мгновений Вилларсо был уже в дорогом ему «Желтом кабинете», где Нинон приняла его с ледяным взглядом, сидя в большом кресле. Вряд ли можно сказать, что свидание было чересчур нежным и ласковым. Отказавшись объяснить, почему она считает нужным жечь огни всю ночь напролет, Нинон обратилась к своему обожателю с суровой отповедью, состоявшей в том, что ни ее дом, ни ее саму не следует брать приступом, что ему лучше охладить пыл своей любви, выйти и никогда не возвращаться.

Покидая дом Нинон, бедняга выглядел постаревшим на сто лет, а на следующий день он слег в горячке. Позвали врачей, и несколькими часами позже слух о том, что добрый Вилларсо заболел и умирает из-за Нинон, дошел до Пресьез дю Маре.

Сначала Нинон, хотя и заинтересовалась, не поверила ни одному слову. Позже она немного встревожилась, ибо, на самом деле, была далеко не равнодушна к очарованию своего воздыхателя. Она очень боялась влюбиться, а это говорит о том, что она уже…

Итак, когда друг Нинон Франсуа Скаррон уверил ее, что маркиз действительно болен, реакция красавицы была чисто женской и несомненно очаровательной: вооружившись парой ножниц, она отрезала свои великолепные белые волосы, сделала пакет и приказала отнести его больному со словами: «Выздоравливайте! Я Вас люблю».

Вилларсо, конечно, двигался к выздоровлению большими шагами, в то время как все модницы Парижа торопились сделать себе прическу «а-ля Нинон», которая моментально произвела фурор.

Спустя несколько недель двое влюбленных покинули Париж, укрыв свое счастье среди старых стен замка Вилларсо. Здесь они вели жизнь, полную любви и простоты. Счастливая Нинон жила на вольном воздухе, каталась на лошади по полям и лугам в компании своего возлюбленного и провозглашала себя счастливейшей из женщин в этом мире: цветок из оранжереи отныне стал цветком полей.

Это длилось три года. Три года! Вечность для женщины, у которой самые долгие увлечения не продолжались более трех недель! Париж, который она так любила, Париж не существовал более для нее. Однако Париж не забывал о Нинон. В одно прекрасное утро молодая женщина получила четверостишье, принадлежавшее перу ее старого друга Сент-Эвремонда:

Дорогая Фелида, какой Вы стали?
Этот волшебник, что Вас скрывал
Три года подряд, удержит ли он
Еще Вас новым очарованием в старых замках?

Это была только маленькая строфа, но она разрушила очарование. Нинон внезапно захотела снова обрести свой дом на улице Турнель, свой «Желтый кабинет», своих друзей. Как она могла находиться здесь так долго?

В свою очередь, Вилларсо думал, что, возможно, уже настало время и для него вернуться и заняться собаками Его Величества.

На этом кончается роман. Несколькими днями позже Нинон вернулась в Париж, где ей был оказан радушный прием. Примерно через месяц после возвращения Нинон забыла Вилларсо в объятиях господина де Гурвиля. Брошенный ею Вилларсо отправился поверить свою душу прекрасной брюнетке мадам Скаррон.

Став хозяйкой, будущая маркиза де Ментенон вошла в замок на берегу пруда сразу после свадьбы с Вилларсо. Затем пара сразу же уехала в Нормандию, в замок Монт-шеврей к кузену Вилларсо. От этого брака у маркиза был единственный сын, честный солдат, к тому же протеже мадам де Ментенон, ставшей морганатической супругой Людовика XIV. Молодой Вилларсо был убит в бою при Флеру.

Не имея более прямых наследников, которым можно было бы завещать свое поместье, маркиз Вилларсо оставил его своему племяннику Шарлю де Тилле, сыну маркиза де Бусьера. Как человек большого ума, он не стал трогать замок — убежище любви Нинон.

ВОРЕНАР. Был ли загадочный барон де Ришемон Людовиком XVII?

Самая прекрасная вещь, которую мы только можем испытать — это таинственная сторона жизни.

А. Эйнштейн

Замок Воренар — скромный охотничий павильон, построенный в XVII веке и перестроенный затем в XVIII, принадлежал в 1833 году очень миловидной, но одинокой даме — графине д'Апшье де Вэр, урожденной де Кортей де Воренар. Став вдовой несколько лет назад и еще не оправившись от кончины своего любимого мужа, госпожа д'Апшье жила затворницей и принимала лишь священнослужителей в своем прекрасном светлом жилище, построенном ранее для многочисленного семейства. Хозяйка замка занималась в последнее время благотворительностью и у нее не было желания жить.

Все изменил визит одного старого миссионера, принесшего ей невероятную новость — он знает, что произошло с сыном Людовика XVI и Марии-Антуанетты. Он разговаривал с ним и знает его адрес.

Госпожа д'Апшье всегда сочувствовала королевской семье. В большой зале Воренара висело три портрета, прикрытых черной вуалью: король: королева и дофин. И если в какое-то время она и служила в Тюильри у герцогини Ангулемской, то испытывая недоверие к Людовику XVIII, а потом и к Карлу X с его окружением. Это имело свое основание: она осталась убежденной, что Людовик XVII чудесно спасся, а последние короли из семьи Бурбонов всего-навсего узурпаторы. Что уж говорить о Луи-Филиппе, сыне регентствующего Филиппа Орлеанского, устроившемся на чужом троне! Она встретила рассказ миссионера как манну небесную. И из-за того, что «король» живет в Париже, она тотчас уезжает в Париж, чтобы провести расследование. В пятьдесят три года госпожа д'Апшье ожила, да с такой радостью!

Она действительно была деятельной женщиной. Во время Революции и Империи она участвовала во всех, или почти во всех, монархических заговорах лионского региона. Она много потратила на это, ибо была богата, но так и не получила желаемого результата. На этот раз она была уверена в удаче, она видела в нем ответ небес на ее молитвы. С бьющимся сердцем она пришла в указанный скромный дом на улице Флер.

Когда дверь отворили, госпожа д'Апшье увидела мужчину приблизительно сорока пяти лет, тонкого и элегантного, блондина с голубыми глазами, похожего на короля Карла X и подчеркивающего свое сходство прической, как у Карла. К тому времени графиня уже была убеждена, что встретит того, с кем она ранее играла в садах Трианона, и невольно стала перед ним на колени. Он любезно поднял ее с колен, усадил в кресло и начал восстанавливать в памяти вместе с ней общие воспоминания. Сцены прошлого оживлялись голосом этого незнакомца, сказавшего, что он выбрал имя барона де Ришемон, чтобы избежать новых преследований полиции. Госпожа д'Апшье чувствовала себя бесконечно счастливой. Ее мечта сбылась.

Она сгорала от любопытства узнать, что произошло с тех пор, как юный принц жил под надзором сапожника Симона… Итак, Ришемон рассказал. Это была волнующая история, но графиня удобно устроилась, чтобы узнать о невероятных приключениях во время Революции.

В январе 1794 года, в то время, когда Симон забросил свои обязанности воспитания дофина, жена Симона вынесла ребенка из Темпля в бельевой корзине, в то время как на его место положили золотушного и немого ребенка, которого звали Жан-Мари Ервадо, умершего 8 июня 1795 года. За это время молодой король, он стал им после смерти Людовика XVI, был препровожден к Жозефине де Богарнэ, потом в Вандею, в лагерь к Шаретт в сопровождении господ де Фроттэ и д'Ожардиас. Но он недолго там прожил. Шаретт отправил его в замок Ангри к графине де Тюрпин-Криссе, где он обрел себе друга по играм, юного крестьянина Матурина Бруно.

После пребывания в Ангри была поездка в Голландию, чтобы присоединиться в Штеймштадте к принцу Конде. Последний, желая спрятать его от дяди, провозгласившего себя Людовиком XVIII, отправил мальчика в Рим к двоюродным бабушкам — Аделаиде и Виктории, дочерям Людовика XV. Но дамы не знали, что с ним делать. Они отдали ребенка на воспитание некоему аббату, в Милан. Оттуда он вернулся к герцогине Орлеанской в Барселону, потом к регенту Португалии, который переправил его во Францию. Казалось, что все, получавшие этот «ценный груз», старались как можно скорее от него избавиться…

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru