Пользовательский поиск

Книга Любовь и замки. Том 2. Содержание - ТАРАСКОН Добрый король Рене, или искусство жить

Кол-во голосов: 0

В Тальси — ибо он не осмеливался более вернуться в Ланд-Гуинемер, — Сальвиати принял его, проявив великодушие и некоторую смелость. Несколько дней воздыхания подле Дианы, и Агриппа отправляется в путь…, чтобы вскоре вернуться серьезно раненным. Но он оказался живучим: удача не оставила его. Амбуаз Паре, великий хирург, оказался в то время во дворце. Он сделал Агриппе операцию на кухонном столе. Заботы Дианы помогли быстро встать на ноги. Но увы, они не были свидетельством ответной страсти, ибо Диана тогда уже любила другого: молодого барона де Лимей.

Положение было трудным. Сальвиати хотел бы, чтобы Агриппа взял обратно слово, данное Диане, но не решался об этом просить. Решение пришло с помощью брата, Бернара Сальвиати, рыцаря мальтийского ордена. Желая оказать услугу семье, тот спровоцировал объяснение, потребовал разорвать помолвку в случае, если д'Обинье не отречется. Конечно, Агриппа д'Обинье отправляется, чтобы присоединиться к Генриху Наваррскому. Через несколько лет он женится в Пуату на Сюзанне Лезэ, которую искренне полюбит. Но он никогда не забудет Тальси; а там в один из дней будет рождена девочка, дочь Кассандры и Гийома Мюссе, предка другого поэта, Альфреда Мюссе. Значит, все-таки есть места, в которых идеи живы более, чем где-либо…

Увы, Тальси теперь принадлежит не поэтическому искусству, его судьба гораздо прозаичнее: он принадлежит государству…

ТАРАСКОН

Добрый король Рене, или искусство жить

В их песнях

Двое скрыты сенью ветвей…

Рене Анжуйский

Легенды Прованса подчас столь запутаны, что начинаешь сомневаться в их истинности… Тем не менее, все это было на самом деле: короли с настоящими коронами, причем, коронами более реальными, чем королевства. Короны эти тоже породили сказки и легенды. Послушайте сперва! «Рене, милостью Божией король Иерусалимский, Сицилийский, Арагонский, король Валенсии и Майорки, Сардинии и Корсики, герцог Анжуйский, Лотарингский и Барийский, граф Провансальский, Барселонский, Пьемонтский, Форкалькье и маркиз де Пон-а-Муссон». Можно ли представить себе более впечатляющую визитную карточку? В действительности к концу жизни Рене Анжуйский сохранил за собой лишь герцогство Анжуйское, Прованс и права на Неаполитанское королевство. Несмотря на все свои громкие титулы, он не был великим королем. Мечтая о славе и подвигах рыцарства, он своими ребяческими действиями мало чего добился на европейской политической сцене, не раз испытав горечь поражений.

Едва вступив во владение герцогствами Лотарингским и Барийским, которые принесла ему женитьба на Изабелле Лотарингской, он, стремясь покорить самого сильного из своих соседей, Филиппа Доброго, герцога Бургундского, затеял войну с ним и после битвы при Буинвилле оказался в дижонской тюрьме. Пять мучительных лет Рене был заключен в квадратной башне дворца герцогов Бургундских в Дижоне, которая в память о нем называется Барийской башней. Чтобы вызволить его оттуда, понадобился огромный выкуп: четыреста тысяч экю золотом. Сумма, которую сложно найти.

Между тем умер его старший брат, герцог Анжуйский Людовик III, оставив ему все вышеперечисленные владения, что и помогло собрать необходимую для выкупа сумму. Освободившись, Рене отправился сначала в герцогство Анжуйское, потом в Прованс, где уделял достаточно мало внимания строительству. В 1437 году Рене решил вновь организовать поход с целью покорить Неаполитанско-Сицилийское королевство, некогда завещанное ему знаменитой королевой Жанной.

Увы, обитателей Арагона оказалось не так-то легко подчинить. Хотя Рене, по своей матери Иоланде Арагонской — знаменитой королеве, державшей в самые черные дни Столетней войны на вытянутой руке всю Францию, — и носил титул короля Арагона, тем не менее, короли Неаполя вовсе не собирались считаться с этим. После череды сомнительных успехов Рtне был разбит наголову и вынужден бесславно отплыть обратно, более уже не возвращаясь. Лишь его сыну Жану Калабрийскому, великому вояке, удалось позже осуществить замысел отца.

Итак, он, не был завоевателем. И все же, он был удивительным королем! Он любил все действительно стоящее, — все, что составляет очарование жизни: музыку, поэзию — Рене был одаренным поэтом, живопись — он был виртуозно владевшим кистью художником, большие спектакли — он как никто другой умел организовывать праздники и турниры. Но более всего этот король любил птиц, растения и цветы.

«Он находил удовольствие в выращивании деревьев, возведении беседок, павильонов и фруктовых садов, ему нравилось выкапывать и углублять каналы, пруды, бассейны, чтобы кормить в них рыб и смотреть на то, как они резвятся в прозрачной воде, а среди ветвей деревьев и кустов внимать пению различных птиц…» И еще: «По его воле из разных стран во Францию привозили белых павлинов, красных куропаток, цветы и гвоздики Прованса, розы, мускатные орехи…»

Не хотите ли познакомиться с его стилем? Вот что он пишет из своего замка в Эксе (он, к сожалению, не сохранился) одному из своих слуг в Анжере: «Будьте любезны распорядиться, чтобы наш сад содержался в порядке, а также, чтобы наш маленький сад, по возможности, был улучшен, чем вы доставите нам огромное удовольствие…»

Этот любезнейший человек был самым милым и благовоспитанным из монархов. Таковым его помнят и стены прекрасного провансальского замка Тараскон, чьи белые башни купаются в водах Роны, пронося сквозь века самое трогательное воспоминание о нем. В 1400 году его отец Людовик II Анжуйский предпринял реконструкцию замка, который к тому времени основательно в ней нуждался. Новое здание сменило все другие постройки, судьба которых была в высшей степени удивительна: разрушенные сарацинами и восстановленные королями Арля вновь запущенные и вновь оживленные в 1233 году, разросшиеся и заново украшенные при Карле Анжуйском.

В 1368 году замок вновь ожил, ибо ему удалось принять в своих стенах Бертрана Дю Гесклена. Попытки любыми средствами открыть ворота замка, штурмы и осады наложили, естественно, свой отпечаток, и когда Людовик II Анжуйский решил всерьез заняться им, замок готов был испустить свой последний вздох. Работа спорилась, и ансамбль приобретал должную, красоту, однако многое еще предстояло сделать, когда в 1447 году здесь поселился Рене. Он пробыл в Тарасконе два года и, смеем утверждать, хорошо употребил здесь свое время: возобновил работы, еще более украсил замок, устраивал в нем пышные праздники, взять хотя бы спектакль «Война пастушки», где действовала «героиня пасторали, под деревом стерегущая овечек».

Здесь принимали кузена Карла Орлеанского, великого поэта, вернувшегося из английских застенков. Большая дружба двух этих людей являлась следствием, схожести их вкусов; И снова праздники и турниры… Жизнь красива и нежна… Рене, вероятно, задержался бы в Провансе, но на севере дела шли слишком плохо: возобновилась вражда между Францией и Англией, той Англией, где королевой была дочь Рене Маргарита Анжуйская, и где вскоре должна была разразиться война Алой и Белой Розы.

Рене, вассал Карла VII, оставив в Сомюре жену Изабеллу, которая чувствовала себя больной, без колебаний и сомнений присоединился в Лувре к королю Франции.

Рене нежно любил Изабеллу. Ее сердце было сильным и мужественным, а это так редко встречается. Пока он был заключен в бургундской темнице, именно она держала в руках рассеянные по стране, трудно управляемые владения мужа; именно она сделала все возможное, чтобы собрать легендарно высокий выкуп.

Поучаствовав на стороне Карла VII в кампаниях, приведших к освобождению Нормандии и затем Аквитании, Рёне вернулся в Анжер, чтобы ухаживать за своей женой. Но Изабелла была уже при смерти и 26 февраля 1453 года скончалась, оставив супруга безутешным.

Впрочем, отчаяние длилось не очень долго. Король был еще молод, и друзья советовали ему жениться вновь. Не ограничиваясь голыми советами, они даже подыскали Рене невесту. «Так как в благородном семействе де Лаваль, чей род весьма древен, была очень красивая девушка по имени Жанна, добродетельная, разумная и подходящего для брака возраста…, анжуйским баронам показалось, что сам Бог выбрал эту невесту для их монарха, тем более, что они и не пытались поискать подольше…»

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru