Пользовательский поиск

Книга Любовь и замки. Том 2. Содержание - ПОЛИНЬЯК Средневековые подвиги господина Лафайетта

Кол-во голосов: 0

Но он никогда не полюбит этого сына, предпочитая ему незаконнорожденных детей и, особенно, Ивена де Лескара, его любимчика, которого он затем сделает капитаном гвардии. Не причастен ли уязвленный молодой Гастон к смерти отца, презираемого им, заставив того проглотить приворотное зелье, чтобы вернуть его к матери? Но вернемся в По. Добрая часть настоящего замка построена Гастоном, который пребывает там очень недолго, предпочитая ему замок Ортез. Но у По было особое предназначение, и он должен был служить своей собственной славе. Гастон доверяет работы, начавшиеся в 1370 году, великому архитектору Сикару де Лорда, построившему большинство его замков. Результат соответствовал его ожиданию.

«Это самый красивый в мире замок, созданный рукой человека», — записывает путешественник. Фебус посещает его по особым случаям, привозя с собой псарей, собак и весь блеск самого богатого двора в Европе.

Преступление по отношению к собственному сыну не принесет ему счастья. Фебусу не удается сделать из Авена де Лескара своего наследника, так как король Карл VI не дает согласия. Впоследствии замком владеет Изабелла, наследница знатного семейства де Фуа-Кастельбан. Она оставит после себя баснословное наследство, включая и По, своему супругу Аршамбо де Грейи.

Род Фуа-Грейи продолжает носить двойное имя Гастона и Фебуса, а Гастон IV, женившись на Элеоноре Наваррской, приобретает титул принца Наваррского. Именно это обстоятельство превратит По в королевскую резиденцию.

Короли и королевы Наваррские, даже те, кто предпочитает ему маленький Нерак, как, например, Маргарита Ангулемская, сестра Франциска I, прилагают все усилия, чтобы сохранить и приукрасить По. Но его славный час наступает 1 декабря 1553 года. Генрих д'Альбре, муж Маргариты, — довольно жесткий по натуре человек, решает, что его дочь, Жанна д'Альбре, Наваррская наследница и супруга Антуана де Бурбон, должна родить только в По. Поэтому он спешно перевозит ее сюда из Компьена, где она находилась. Когда начинаются схватки, Жанне приказывают петь песни, чтобы ребенок, который скоро появится на свет, не стал «мрачным или плаксивым». Ведь король Наваррский даже не сомневался, что родится мальчик.

Как послушная дочь, Жанна начинает не только петь, но и сочинять музыку. И свершается «чудо»: с мощными криками на свет появляется крепкий мальчик, переполняя радостью сердце деда. Он тут же берет младенца на руки, протирает ему губы зубчиком чеснока, следуя традиции,

потом дает ему выпить каплю Журансонского вина, приговаривая при этом: «Ты станешь настоящим Беарне». Затем он, наконец, соглашается передать младенца дамам, которые кладут его в колыбель, сделанную из панциря большой черепахи.

Суровый дед требует, чтобы внука воспитывали как настоящего крестьянина, поэтому ребенок ходит босой и с непокрытой головой. Юному Генриху исполняется всего два года, когда умирает его предок, а Жанна д'Альбре продолжает воспитание сына согласно предписаниям деда. Результат известен: Генрих IV становится одним из самых сильных и суровых королей. Он имеет все качества, необходимые победителю, каким он и является.

В 1572 году состоится свадьба Генриха и очаровательной Марго, и чета обосновывается в По. Но не надолго: Марго предпочитает Нерак с его тенистыми аллеями где так приятно гулять.

К несчастью для замка, приход Генриха на французский трон ознаменует собой его закат. Наваррская корона постепенно теряет свой блеск по сравнению с французской, и Генрих вспоминает о нем, лишь чтобы взять оттуда мебель и гобелены для Лувра. Замок предается забвению. Теперь он очень редко бывает королевской резиденцией, только когда Бурбон или кто-то еще захочет посмотреть на комнату, где родился Генрих IV.

Революция превращает замок в казарму, а Наполеон мечтает восстановить его (не в память ли своего «дядюшки» Людовика XVIII?), но, к сожалению, не успевает. Только Луи-Филипп реставрирует замок.

Во времена Наполеона III, а затем и Республики замок принадлежит государству, сохраняя тем самым для Франции свидетеля величия страны.

ПОЛИНЬЯК

Средневековые подвиги господина Лафайетта

Свадьба — одна из самых важных вещей в жизни, но это вещь, где, может быть, меньше всего заботятся о приличиях.

Бокас

В январе 1467 года жизнь сеньора Гийома-Армана де Полиньяка становится мрачной. Целые стволы горели в каминах могущественной крепости, построенной на базальтовой скале над дорогой Рюи-ан-Велей в Верхней Луаре, чтобы хоть как-то согреть грустного господина.

Такое мрачное настроение было вызвано двумя причинами: подагрой, не дающей ему безболезненно пошевелить левой ногой, а также тем фактом, что сеньор Гийом-Арман пребывал сейчас в весьма натянутых отношениях с верховным сюзереном, королем Людовиком XI, человеком, с которым нельзя шутить.

Впрочем, это были не шутки, а настоящий бунт, когда Полиньяк решил вступить в знаменитую лигу, руководимую герцогом Бурбонским. Во время битвы при Монлери молодой король, проявив недюжинную храбрость, вразумил участников лиги, и с тех пор господа не ладили. Гийом-Арман посчитал, что лучше всего тайно уехать к себе в горы и постараться оставаться там незамеченным, что было очень непросто, учитывая его авторитет. Если Людовик XI решит вдруг потребовать голову Полиньяка, то будет не так-то просто преодолеть большие черные стены крепости.

Все это несколько успокаивает нашего сеньора. Он столь доверяет своим высоким башням и крепким стенам, что даже перестает по утрам и вечерам обозревать горизонт, ожидая появления какой-нибудь армии. Будучи счастливым отцом восьмерых детей, ожидающим рождения еще одного, Гийом-Арман слишком молод, чтобы умереть.

Но вот, однажды в полдень охрана сообщает о приближении вражеского отряда. Отряд? Какой отряд? Примерно в 50 человек… Есть ли знамена? Да, два: одно не внушает опасений, оно принадлежит Жильберу де Лафайетту, его соседу, но другое — знамя Франции, и развевается оно над Берри, военным герольдом, фаворитом Людовика XI.

Сразу же начинается паника. Что делать? Защищать замок? Но у Лафайетта никогда не было плохих намерений. Что же до герольда… он не ведет за собой армию. Графиня Амеде, жена Гийома-Армана, призванная для консультации, считает, что их нужно принять. Точка зрения хозяина такова: он слишком болен! Пусть их принимает госпожа Амеде и пусть скажет, что сеньор находится в агонии.

Госпожа Амеде замечает, что ее беременность слишком заметна для приличествующих правил. Впрочем, это только на пользу, к ней отнесутся с большим уважением. Гийом-Арман запирается в своей комнате, а жена со вздохом идет давать распоряжения по случаю приема и ужина. Речь идет о Полиньяке, чей род уходит в глубину веков, поэтому необходимо устроить все с роскошью. И госпожа Амеде развивает бурную деятельность.

Пир великолепен. Следуя традиции того времени, графиня делит свое блюдо с монсеньором Берри, а молодой Жильбер удостоен чести разделить ужин с Изабо, старшей дочерью семьи. Молоденькая пятнадцатилетняя девушка весьма хороша собой и находит Жильбера очень красивым, но не переходит границ обычного «флирта».

Все идет прекрасно, и госпожа Амеде почти совсем успокоилась, когда вдруг в конце ужина гости, поблагодарив за прием, требуют ключи от замка. В случае отказа, радушной хозяйке должно быть известно, что королевская армия контролирует все выходы. Катастрофа!

В ответ на гнев юной Изабо Лафайетт объясняет ей, что у них нет намерения захватить Полиньяк, они лишь должны препроводить господина Гийома-Армана в Клермон. Ни гнев, ни слезы не изменят этого решения. И если сеньор болен, то тем хуже для него. Он совершит путешествие не верхом на лошади, а на подстилке.

В душе Полиньяка борются противоречивые чувства, но он, в конце концов, повинуется. Его кладут на носилки, укутывают в меха. И увозят.

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru