Пользовательский поиск

Книга Любовь и замки. Том 2. Содержание - МОНСОРО Две госпожи де Монсоро

Кол-во голосов: 0

Там палачи оградили кольями площадку, закрытую со всех сторон, и набросали на этом пространстве брёвен, вязанок хвороста, просто веток и даже соломы, чтобы сырое дерево быстрее занялось. Сверху налили смолы и посыпали серы. В этом аду должны были погибнуть около двухсот добровольных мучеников.

Эсклармонда, чьи светлые волосы, ниспадая на плечи, оживляли черное платье; в которое она теперь была одета, шла во главе, рядом с Бертраном Марти. Он во весь голос пел псалом, и ему подпевала нестройная вереница шедших следом. Пение отзывалось болью в сердце Моранси, который не осмеливался даже взглянуть на отца девушки, боясь показать свою еще немую скорбь. Лица обоих были каменные, но чувствовалось, что души их объяты пламенем.

Вскоре приговоренные подошли к изгороди. Палачи, ожидавшие их, развязывали несчастных и одного за другим грубо бросали внутрь, на вязанки хвороста. Вход закрыли и закрепили, потом туда стали бросать с четырех сторон факелы. Сырое дерево дымило, вызывая приступы кашля, потом появились языки пламени, вместе с первыми криками боли. Все время было слышно пение, и оно не прекращалось до конца.

Теперь старый Раймонд де Перелла разрыдался, более не сдерживаясь. Две его дочери, стоявшие рядом, потеряли сознание. Кроме них ни одна женщина не осмелилась прийти, чтобы посмотреть на это пламя, послушать это пение, слабеющее с каждой нотой.

Огромная печь горела до самой ночи, но тишина мало-помалу поселилась в ее пылающем чреве. Жертвоприношение сопровождал ужасный запах, повисший над горой и растекшийся по всей округе. Говорят, что солдаты сохраняли молчание все время, пока угли не превратились в пепел. Молчание и неподвижность. Казалось, каждый из этих людей сознает, что присутствовал при неслыханной драме, одной из тех, что отмечают не только эпоху, но и всю историю страны.

В крепости, несмотря на горе, смогли воспользоваться этим остолбенением. Моранси спустился в подземелье и открыл сокровищницу, а в ней спрятанных катаров. Ночью четверо мужчин, не замеченные солдатами, спустились вместе со своей ношей с головокружительной высоты отвесных скал по веревкам. Сокровища, унесенные таким образом, не должны были быть найдены никем. Позже думали, что их могли спрятать в глубоких пещерах Усса. И если бы мы не знали наверняка, что хранители клада тайно исчезли, клад мог бы стать одной из многих легенд этого места. Мы знаем точно, что сокровища были. Видимо, это прежде всего было золото, но скорее — священные предметы, и, может быть, какие-нибудь из самых больших тайн катаров.

Бернар Моранси, себе на горе сохранивший жизнь, покинул страну, чтобы более уже не вернуться сюда. В поисках смерти он присоединился к рядам тамплиеров, надев белый плащ с красным крестом, одеяние монаха-воина. Говорят, после той ночи в Монсегуре его черные волосы стали седыми.

МОНСОРО

Две госпожи де Монсоро

Прелестное создание, одетое в длинное шерстяное белое платье, с белокурыми, как у ангелочка, волосами, спадающими на плечи.

Александр Дюма

Дюма прославил только одну из них: ту, которую звали Диана де Меридор. Но была и другая: та, которую никто не знал, так как автор исторического романа не писал о ней, хотя она вполне могла бы стать героиней романа, несмотря на короткую жизнь. Ее звали Колетт и жила она примерно за век до известной госпожи де Монсоро.

Ее отец, Жан де Шамб в 1440 году придает современный вид этому немного строгому замку на берегу Луары, похожему на часового. Богатая и могущественная семья Жана де Шамба владеет местностью с давних времен. Первый замок, восходящий к X веку, принадлежал по очереди семьям де Монбазон, де Краон и де Шабо, выполняя функции дежурного военного поста над рекой, в чьи воды уходили его стены.

И действительно, Луара долгое время служила водяным рвом, защищавшим замок, а теперешнюю дорогу построили через реку много позже.

Помимо сыновей, продолжателей его рода, у Жана де Шамба было две дочери, обе очень красивые, а старшая, Колетт, особенно очаровательная. Совеем Молоденькой ее выдали замуж за Луи д'Амбуаза. виконта де Туара. Она вовсе не любит его; поскольку однажды один молодой принц, шедший по берегу Луары, останавливается у Монсоро, чтобы осмотреть новый замок. Его зовут Карл, герцог Гиенский. Он молод, недурен, к тому же он младший брат короля Людовика XI. Как и Людовик, он

неугомонен и непоседлив, как и король, спокоен, скрытен и рассудителен.

Колетт влюбляется с первого взгляда, и принц тут же объявляет себя ее пленником. Она разрушит свой брак и подарит своему любовнику двух девочек, одна из которых, Жанна, станет монахиней, а другая, Анна, выйдет замуж за сеньора де Рюфека. Нетрудно понять, что супруг не может смириться с такой ситуацией. Итак, Луи д'Амбуаза обуревает ярость, и в 1469 году Колетт приходится бежать, чтобы избегнуть его справедливого гнева.

Тем более, что ее влияние на принца не из лучших. Она представляет одну из двух сторон, пытающихся влиять на него и сходящихся в том, чтобы убедить Карла, что он был бы лучшим королем, чем его брат. Такие слова ласкают слух довольного собой человека, и герцог Гиенский постепенно вовлекается в государственную измену. Он завязывает дружественные отношения с осужденным врагом короля, Карлом Смелым, герцогом Бургундским, у дочери которого, Марии, он просит руки.

Эта свадьба, одобренная партией, руководимой виконтом д'Эди, приводит Колетт и ее сторонников в ярость. Молодая женщина слишком боится этой сказочно богатой принцессы, которая сведет на нет ее влияние. И тогда ей приходится бежать, конечно же, к принцу, в замок Сен-Севе, неподалеку от Мон-де-Сарсана в Ландах; в глубине души она довольна, что нашла хороший предлог, чтобы окончательно не покинуть его.

Она хорошо знает своего любовника; пока она будет подле него, он никогда не осмелится вступать в какие-либо отношения с Бургундией. Впрочем, через несколько месяцев до нее доходит новость: она вдова. 28 февраля 1470 года Луи д'Амбуаз умирает. И тут же госпожа де Монсоро прибавляет к своему титулу звание виконтессы де Туар, которое будет принадлежать ей до самой смерти. А смерть не так далека, как ей кажется, но пока она вступает во владение части состояния своего покойного супруга. Она не успеет насладиться этим: в начале декабря1471 года она заболевает, и именно тогда появляется легенда, породившая одну, сейчас уже разгаданную, загадку.

Карл и его подруга, пируя у аббата Сен-Жана д'Анжели, поделят между собой персик, отравленный по приказу Людовика XI. Колетт умирает 14 сентября. Через восемь месяцев, 12 мая 1472 года, в свою очередь умирает и герцог Гиенский. Считается же, что один человек точно умер от этого отравленного персика.

Однако кроме того, что достать персик в декабре в XV веке представляется почти невозможным, некоторые другие обстоятельства наводят на мысль, что очаровательная Колетт больна венерической болезнью, которую она подхватила от своего любовника. Будучи очень хрупкой, вскоре она умирает. В то время ей было всего лишь 23 года.

Спустя век хозяевами Монсоро по-прежнему являются Шамбы, два брата: Жан и Карл, оба влюбившиеся в красивую молодую женщину, Франсуазу де Меридор, недавно в этом, 1574 году, ставшую вдовой барона де Люсе. Франсуаза, будучи фрейлиной королевы-матери Екатерины де Медичи, покинула двор, чтобы провести свое безрадостное вдовство у отца. Фамильной резиденцией был замок Лафреслоньер, где мать Франсуазы, Анна де Матиньон, непримиримая протестантка, установила строгий порядок, вовсе не похожий на законы при дворе короля Франции.

Но ей представляется шанс улизнуть оттуда вместе с Жаном де Шамбом. Впрочем, должно быть, он действительно очень влюблен, так как имеет репутацию ненавистника протестантов, а, беря Франсуазу в жены, обретает новую родственницу — протестантку-тещу. Но он не успевает разрешить этот вопрос совести: сразу после свадьбы его убивают при загадочных обстоятельствах.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru